Задания контрольной работы 8 страница


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 467


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Будучи основаны на глубоко негритянских характеристиках, на истории, танцах и песнях негров, "минстрел шоу" по существу представляли бесконечные возможности для использования негритянской американской музыки и соответствующих элементов. Формула типового менестрельного представления обычно состояла из трех более—менее независимых частей: это собственно шоу, попурри и иногда небольшие пародийные пьесы и скетчи. Первая часть или шоу начиналось с обычного полукруга, составленного из артистов, где каждый последний человек и собеседник отпускали шутки, обменивались остротами и делали свои обычные трюки. Все это заканчивалось общим проходом по сцене, грандиозным финалом, в котором участвовал каждый артист труппы. Надо сказать, что на вершине развития менестрельного искусства этот проход по сцене представлял собой ничто иное, как просто "Cakewalk” (“кэкуок"). Пары величаво двигались по сцене, высоко поднимая ноги, помахивая тростями, снимая шляпы и низко кланяясь. Сам "кэкуок", как утверждает Шепард Эдмондс в книге Блеша и Джениса "Все они играли рэгтайм" (1950 г.), возник еще на плантациях: "Они делали пародии на роскошные манеры богатых белых людей в больших домах, но те, их хозяева, которые собирались вокруг, чтобы получить удовольствие и посмеяться, не замечали этого". (С другой стороны, вполне возможно, что в этом проходе по кругу кое-что было позаимствовано от "ринг-шаутс" в их оригинальном виде.) Такой финал первой части менестрельного представления оживлялся всевозможными негритянскими песнями и танцами. Дэниель Эмметт, белый композитор и импресарио, всегда настаивал на том, чтобы этот проход по кругу исполнялся по возможности в наиболее аутентичной негритянской манере. И аккомпанементом к нему служил рэгтайм. Вторая часть или попурри ("олио") состояла из серии сольных номеров, которые позже превратились в варьете или водевиль. Обычно эта часть тоже заканчивалась шумным, веселым негритянским "хоудаун", в котором, как пишет Карл Уитке, "каждый участник поочередно танцевал в центре сцены, в то время как остальные пели и энергично хлопали в ладони, подчеркивая ритм". Этот негритянский обычай окружать солиста-танцора и подбадривать его хлопками сохранился вплоть до наших дней и его можно наблюдать каждую ночь на танцах в "Savoy Ballroom" в нью-йоркском Гарлеме. Заключительное "хоудаун" объединяло в себе разнообразные негритянские элементы - от хлопков и притоптывания на месте до характерных черт круговых игр и "шаутинг спиричуэлс". Значительная ритмическая сложность создавалась за счет таких простых инструментов, как тамбурины, костяные кастаньеты и банджо, а над всем исполнением постоянно доминировала та же система оклика и ответа. Как правило, самолова в песне не играли большой роли - они были нужны лишь для того, чтобы как-то приукрасить звучание ударных инструментов. Третья часть представления, т. е. разные пародийные пьесы, довольно часто включала карикатурный вариант "Хижины дяди Тома", излюбленной темы многих американских театров того времени. Но даже в эту часть шоу в некоторых случаях вводились группы различных "Jubilee Singers", исполнявших "песни прославления" и "песни плантаций". В 1875г. группа певцов "Норт Кэролайниэнс" была подобным же образом представлена в Кейс Холле в Кливленде. Их афишировали как "группу настоящих полевых рабочих с южных плантаций, состоящую из мужчин и женщин, которые прежде были рабами. Их музыка странна и гротескна, но всегда мелодична". Таким путем песни " Camp Meettings ", а также "Field Hollers" и"Work Songs" достигали все более широкой известности.

К 90-м г. г. прошлого века искусство менестрелей начало страдать своего рода прогрессирующей "слоновьей болезнью". Нэт Сэлсбери, агент и менеджер Буффало Билла (1846-1917), поставил спектакль под названием "Черная Америка" в Бруклине (Нью-Йорк). В этом спектакле была представлена целая негритянская деревня с настоящими хижинами, мулами, лоханями для стрики белья и стиральными досками (которые в данном случае не использовались как музыкальные инструменты), а также с молитвенным домом и проповедником. Представляя "африканские племенные эпизоды и военный танец", это шоу включало хор из 500 человек, набранных с "ферм, мельниц и плантации Джорджии, Алабамы и Флориды". Это было в 1894 г. А в 1902 г. некто Мартин поставил в Нью-Йорке "эффектную сцену культа вуду, которая служила интермедией между двумя актами комической пародии "Хижины дяди Тома". Будучи совершенно не-аутентичным, каким только может быть подобное шоу, сам спектакль, артисты и их музыка произвели, тем не менее, глубокое впечатление на публику. Проникновение в нашу культуру (посредством менестрелей) негритянских музыкальных характеристик можно проследить на призере некоторых мелодий. Такой подход несколько необычен, ибо главный вклад негров в музыку заключается в неуловимых чертах музыкального исполнения, в текучих, непредсказуемых импровизационных приемах и в экспромтном мелодическом украшательстве. Тем не менее, многие песни известного американского композитора Стивена Фостера (1826-1864) обнаруживают сильное влияние песен " Camp Meettings ". Фостер воспитывался няней-мулаткой и уже с детства научился любить негритянскую музыку. Все его наиболее известные, "вечнозеленые" песни, которые поистине стали частью нашей народной музыки, являются песнями менестрельного типа с лирическим текстом на негритянское диалекте - "Swanee River", "Old Black Joe", "Oh Susanna", "My Old Kentukky Home" и др. Его знаменитая "Old Fox At Home" имеет те же три вступительные ноты, что и негритянский спиричуэл "Deep River", и тот же самый переход на октаву выше.

Другой знаменитый композитор, Дэниель Эмметт, также не раз использовал эту "иорданскую" тему в своей менестрельной музыке. Автор мелодии "Dixie", Эмметт тоже был белым, как и Фостер, и заслужил большую популярность своей песней "Old Dan Tacker". В оригинальном тексте песни, однако, описывается негр и, как замечает Констанция Рурк, "грубоватое содержание песни, система оклика и ответа и сама мелодия показывают заметное негритянское влияние". Совершенно ясно, что многие темы менестрелей (такие, как "Джамп Джим Кроу") были заимствованы частично или полностью от негров. В этом смысле белые, конечно, находились в лучшем положении и, тем не менее, именно негритянский композитор Джеймс Блэнд написал такие песни, как "In The Evening By The Moonlight" и "Carry Me Back To Old Virginia" Здесь мы имеем прямой вклад негров в народную музыку, но негритянские музыкальные характеристики весьма немногочисленны. С другой стороны, истоки темы "Зип кун" (более известной под названием "Индюшка в соломе") можно проследить вплоть до мелодии стремительного танца, исполнявшегося на речных пароходах Миссисипи. Танец назывался "Patches Under The Hill". В первоначальной версии этой песни рассказывалась история одного старого негра. Другая менестрельная песня, "Clare The Kitchen", повидимому, была творением негритянских кочегаров, работавших на речных пароходах. Имевшие несколько позже большой успех песни "Тарарабумбия", "Bally Song" и "Hot Time In The Old Town Tonight", по всей вероятности, возникли в знаменитом негритянском кабаре "Бэйб Коннор'с" в Сент-Луисе. Но в большинстве случаев количество негритянских элементов в любой из этих песен изменялось в зависимости от их интерпретации. Движение менестрелей и зарождающийся джаз впервые столкнулись в 90-х г. г. прошлого века. Помимо распространения музыки американских негров среди широкой публики, менестрели также послужили хорошей школой для многих ранних джазменов. Точнее говора, многие музыканты менестрельных трупп просто обратились к рэгтайму, а затем и к джазу по мере того, как движение менестрелей стало приходить к упадку. Известный джазовый музыкант Джек "Папа" Лэйн еще в 1895 г. руководил "менестрельным бэндом" в округе Нового Орлеана. В следующем году Стэйл Брэд (Эмиль Лакум) и его "Спазм бэнд" присоединились к группе "Doc Malny’s Minstrels". Новоорлеанский гитарист Дэнни Баркер говорит: "Все эти "минстрел шоу" подобно "Rabbit Foot Minstrels" и "Sipas Green And Georgia Minstrels" из года в год использовали у себя новоорлеанских музыкантов". У. К. Хэнди присоединился к группе "Mahara’s Minstrels" в 1696 г., а уже в следующем году, когда наступил конец депрессии и президентом страны был избран МакКинли, Хэнди стал солистом на корнете и лидером менестрельного оркестра. Примерно с 1850 г. установился такой обычай, что вновь прибывающие в город менестрельные труппы устраивали своего рода рекламный парад (гала-представление) с целью вызвать интерес к предстоящему шоу - точно таким же приемом пользуются и бродячие цирки. Вспоминая о том времени в своей книге "Отец блюза" (1944 г.), Хэнди пишет: "Мы играли труднейшие пьесы Чэмберса. Далби и Барнхауса, даже сложная композиция Петти "Элвин Джослин" была нам по плечу. И лишь когда наши губы сильно уставали, мы отходили от этого репертуара к более легким, свинговым маршам Р. Б. Холла и Д. Ф. Сузы". Группа "Mahara’s Minstrels" была тогда очень знаменитой, и музыканты. работавшие в ней, гордились своим современным классическим репертуаром. Между прочим, марши Сузы, если они исполнялись достаточно живо и ярко, были очень близки к джазу.

 

Далее, во время публичного выступления оркестр Хэнди играл "Брудер гарднер'с пикник" - попурри, составленное из мелодий Свивена Фостера. В качестве специального номера они могли изобразить так называемую "Забастовку музыкантов" к вящему ужасу и последующему восторгу простодушных горожан. Один за другим, музыканты прямо на сцене начинали ссориться друг с другом и покидали оркестр, чтобы собраться за углом и затем внезапно закончить эту шутку дружным исполнением одной из лучших мелодий того времени, как пишет Хэнди - "Creole Bells" или "Georgiia Camp Meetting". С этой точки зрения присутствие нескольких потенциальных джазменов было весьма существенным, а звучание оркестра почти соответствовало музыке новоорлеанского маршевого оркестра, составленного из духовых инструментов.

Вообще, на повороте столетий джазменов можно было уже встретить почти в любой менестрельной группе. Пианист, "олд-таймер" Кларенс Уильяме убежал из дома в возрасте 13 лет, чтобы присоединиться к "минстрел шоу". Великая блюзовая певица Гертруда "Ма" Рэйни была одной из ведущих "звезд" в труппе "Рэббит фут минстрелс". Джелли Ролл Мортон работал с "МакКэйб энд Янг минстрелс" в 1910 г. (говорили, что хуже него комедианта нельзя было отыскать на всем свете), а Джеймс П. Джонсон играл рэгтаймы с группой менестрелей-любителей в 69-й школе Нью-Йорка. Трубач Банк Джонсон, вновь открытый в 40-х г. г., гастролировал с различными "минстрел шоу" начиная с 1903 г. . когда он присоединился к "Хоулкэмп'с Джорджия смарт сет", и вплоть до 1931 г., когда он вернулся к работе на сельскохозяйственных плантациях. И даже джазмены более позднего времени, как например, Хот Липс Пэйдж и Лестер Янг в самом начале своей карьеры тоже играли в "минстрел шоу". "Множество наших людей", заключает ударник Джо Джонс, "прошло через эти менестрельные шоу". Однако, движение менестрелей было обречено. Оно встретилось с жесткой конкуренцией со стороны других шоу, водевилей, кабаре, первых кинофильмов, а после 1917 года - и со стороны самого джаза. Танцы менестрелей постепенно превратились в общественные, светские танцы, особенно благодаря паре танцоров, Вернону и Айрин Касл, которые изобрели и ввели в поду фокстрот. Старые менестрели винили во всем одно. Еще в 1902 г., когда преуспевающего импресарио Лью Докстэдера спросили, почему искусство менестрелей постепенно скользит вниз, он ответил, что существенные негритянские качества менестрелей либо устарели, либо уже утеряны. То и дело, опытные обозреватели высказывали подобное же мнение - что вклад американских негров прямо или косвенно давал движению менестрелей его жизненную силу, но когда основные негритянские качества начали разжижаться, а характерные типажи потеряли всякую связь с реальной жизнью, искусство менестрелей стало неотвратимо умирать. Американский мир популярных развлечений все еще находится в большом долгу перед менестрелями. Джозеф Джефферсон, Эдвин Бут, Чонси Олкотт и Эл Джолсон - все они были связаны с менестрелями. А также и Фред Стоун. Бэнни Филд и Эдди Кантор. Искусство таких танцоров, как Билл Робинсон и других, произошло непосредственно от искусства менестрелей. Мелодии менестрелей до сих пор появляются в категории ежегодных "Хит пэрейдс". Например, тема "Dance With A Dolly" (в исполнении сестер Эндрьюз) впервые была написана для "минстрел шоу" Джоном Ходжесом еще в 1840-х г. г. Совсем недавно воспитанники Корнельского университета обнаружили, что их гимн первоначально был тоже менестрельной мелодией! Эффект влияния менестрелей на всю американскую культуру в целом почти не поддается полной оценке. Базисом, на котором негры создали этот неповторимый вид искусства, служила, разумеется, европейская и американская популярная музыка. Скрипичные мелодии, волынки, джиги и народные танцы были стандартной духовно-эмоциональной пищей первых поселенцев, но все это постепенно трансформировалось и видоизменялось американскими неграми благодаря их специфическим манерам и самому стилю исполнения. Слияние было широким и продолжительным, если и не очень глубоким. Но в течение этого процесса менестрели раз и навсегда познакомили широкую публику со многими характерными чертами музыки американских негров.

 

Глава 12. СПИРИЧУЭЛС.

 

Спиричуэлс, т. е. негритянские религиозные песни, были излюбленной частью нашей музыкальной культуры на протяжении по меньшей мере сотни лет. С трудом вы найдете человека, который не слышал бы "С неба мети, карета", "Кто даст свободу нам?" и др. Спиричуэлс (или что-то подобное им) исполнялись еще на заре "Великого пробуждения" в самом начале 19-го века. В отличие от менестрелей они представляли негра как мыслящее человеческое существо и раскрывали его глубокие желания перед теми, кто хотел слушать. Они были первым и наиболее выразительным средством, благодаря которому Соединенные Штаты, а потоми весь мир, познакомились с негритянской музыкой. Процесс распространения спиричуэлс также помог знакомству с некоторыми ритмическими идиомами негров и особенно с блюзовой тональностью, которая стала впоследствии столь важной характеристикой джаза.

Спиричуэлс привлекли к себе внимание широких слоев публики уже после гражданской войны. Такие северяне, как например, полковник Хиггинсон, который во время войны командовал негритянским полком, не раз упоминали о спиричуэлс в своих статьях и книгах. Спиричуэлс были включены в первый сборник негритянских мелодий, который назывался "Песни рабов Соединенных Штатов" и был издан под редакцией Аллена, Уэра и Гэррисона в 1867 г. Затем в 1871 г. "Фиск джюбили сингерс" начали свои знаменитые гастроли по стране и за границей, упрочив этим самым, раз и навсегда, положение спиричуэлс как "респектабельной музыки". (Содержание спиричуэлс и некоторых других типов негритянских песен подробно рассматривается в книге Джона Гринуэя "Американские народные песни протеста", Филадельфия, 1953 г.)

Сколько же лет существуют спиричуэлс? Можно ли определить их возраст? Проф. Джон Уорк из университета Фиска доказывает, что некоторые из них существовали еще до 1800 года. Он говорит, например, что группа отпущенных на свободу негров из штатов Кентукки, Пенсильвания и Южная. Каролина эмигрировала в 1824 г. на Гаити, где спиричуэл "Roll Jordan Roll" исполняется еще и до сих пор. Эмигранты, вероятно, привезли туда эту песню с собой и таким образом, учитывая время, необходимое для ее сочинения и распространения в США, проф. Уорк считает, что данный спиричуэл можно датировать по меньшей мере самым началом 19-го века. Аналогичные примеры на Багамских о-вах могут быть сведены к 1780 году и даже ранее.

Религиозная музыка американских негров очень многообразна и имеет глубокие корни. Кроме самих спиричуэлс она включает также и другие виды песен - это "ринг-шаут", "сонг-сермон" (песни-проповеди), "госпел" и "джюбили сонгс" (песни прославления). Само слово "гимн" является слишком общим термином, который относится к любому церковному пению. Каждый из этих песенных видов имеет свои собственные характеристики, и по сей день исполняется в различных частях США.

Профессор Уорк подразделяет эту музыку на три типа, согласно разному способу трактовки мелодии - 1)мелодия, основанная на системе оклика и ответа (те же "ринг-шаут", "сонг-сермон" и иногда "джюбили" и "госпел сонге"); 2)короткая, ритмическая мелодия (обычно "госпелс" и иногда "джюбили"); 3)продолжительная, постоянно поддерживаемая мелодия ("спиричуэлс"). С другой стороны, проф. Джеймс из университета Атланты говорил мне, что он проводит разделение этой музыки не по мелодическим формам, а согласно ее настроению и другим эмоциональным качествам - от радостного энтузиазма "джюбили" до глубокого благоговения "спиричуэлс". Кроме этого следует помнить, что существует также большое различие между народной и концертной манерой исполнения любого вида песни религиозного характера.

Но из всего того, что мы знаем, спиричуэлс являются действительно очень редким типом песни. Огромное количество религиозных песен американских негров содержит в себе принцип оклика-ответа и имеет бодрое настроение. Однако, спиричуэлс (особенно те, которые лучше всего знакомы широкой публике - и в первую очередь "Sweet Chariot" и "Go Down Moses" ) вовсе не обязательно должны быть построены по принципу оклика и ответа. Они в меньшей степени африканские и в большей - европейские, чем вся остальная афро-американская религиозная музыка. Вероятно, именно поэтому для огромного большинства людей спиричуэлс представляют верх совершенства негритянской музыки.

Откуда же появились спиричуэлс? На этот счет существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Согласно первой, спиричуэлс возникли ниоткуда и являются просто естественным результатом самовоспламенения негритянского гения. Согласно второй, они были взяты полностью из европейской музыки, особенно из западных религиозных гимнов, поскольку у негров просто не могло быть никаких других источников. Каждая из этих точек зрения, пожалуй, верна наполовину. Но обе они не принимают во внимание факт существования африканских музыкальных традиций и их слияние с европейской музыкой, которое неизбежно должно было произойти.

Таким образом, третья, некая средняя гипотеза о появлении спиричуэлс заключается в том, что они представляют собой результат сложного и продолжительного смешивания европейской и африканской музыки. Для такого слияния существовало множество причин. Как замечает Гилберт Чэйз, "еще до появления спиричуэлс существовала вековая негритянская традиция находить экстатическое наслаждение в пении псалмов" ("American Music", 1955 г.) На негра, прибывшего в то время в Америку, не оказали никакого влияния гимны, распеваемые в фешенебельных церквях городскими жителями - его внимание привлекли народные гимны, которые брали свое начало в Новой Англии, а теперь сохранились только лишь в сельских районах. Определенные элементы в стиле исполнения народного гимна делали его привлекательным для выходцев из Западной Африки. Как уже упоминалось в главе о "Великом пробуждении", народные гимны всегда исполнялись не по нотам, а на слух, причем каждый певец импровизировал сколько его душе было угодно. Различные вокальные приукрашивания, изгибы, переходы, скольжения от ноты к ноте и слитные звуки можно было ожидать от каждого исполнителя. Кроме всего прочего, существовал и такой обычай, когда проповедник читал слова гимна перед тем, как весь приход начинал их петь. Этот обычай возник на Британских островах в средние века и просуществовал свыше 300-т лет. Он использовался даже после того, как прихожане уже запоминали слова наизусть, и стал органической частью церковной музыки. Он полностью согласовывался с африканским обычаем антифона, заключающегося в применении системы оклика и ответа. Далее, этот народный стиль пения гимнов был основан на случайных гармониях. Хотя каждый пел одну и ту же мелодию в унисон, но никто не пел абсолютно одинаковые ноты и в результате возникала гетерофония или одновременные различные версии той же самой мелодии. Аналогично этому, когда учители пения из числа белых янки вторгались в сельские области со своими системами чтения нот ("фазола", "узорные ноты" и пр.), они встречались там с народными гимнами, исполнение которых было в гораздо большей степени связано с совместным пением мелодии, чем со следованием общепринятым гармониям. Каждый исполнял свою интересную партию и был активным участником процесса пения, ибо основная идея заключалась именно в горизонтальном движении (мелодически), нежели чем в вертикальном (гармонически). Для западно-африканского негра здесь не хватало только блюзовых нот и нужного ритма. Мы недостаточно хорошо знаем западно-африканские музыкальные традиции, но один пример их, а именно круговой танец, сохранился в Америке вплоть до наших дней почти в неизменном виде в качестве "ринг шаут". Это танец, описанный в гл. 1, один из немногих, который не нарушал протестантские запреты, направленные вообще против танцев и игры на ударных инструментах. Антрополог и историк Эрнест Борнеман называет его "прямым приспособлением африканского церемониала к христианской литургии". В своей книге "Народные песни США" Алэн Ломакс так описывает "ринг-шаут": "Мы встречали "шаутс" в Луизиане, Техасе, Джорджии и на Багаиских о-вах, ми видели танцы "вуду" на Гаити, мы читали сообщения об аналогичных ритуалах негритянской жизни в других частях западного полушария. Все это вместе взятое имеет одни и те же общие черты: «Песня "танцуется" всем телом - руками, ногами, животом, всем корпусом; 2)сама культовая церемония в основном представляет собой явлений симбиоза песни и танца; 3)при исполнении этого танца танцоры всегда двигаются по кругу против часовой стрелки; 4)песня всегда имеет форму "от лидера к хору" с множеством повторений и большим нажимом на ритм, чем на мелодию, т. е. форму, которая побуждает и, в конечном счете, усиливает групповую активность; 5)пение непрерывно продолжается иногда в течение часа и более, оно ускоряется и постепенно приобретает все большую интенсивность, приводящую к своего рода массовому гипнозу. Этот принцип "шаут"- пения наглядно демонстрирует нам свое западно-африканское происхождение". В дополнение ко всему в 1934 г. Джон и Алэн Ломаксы записали превосходное исполнение "ринг-шаут" и "сонг-сермон" в Дженнингсе (шт. Луизиана) под названием "Run, Old Jeremia".

В "ринг-шаут" мы обнаруживаем основное сочетание качеств, которые проходят через всю музыку американских негров. Ломакс подчеркивает принципиальное значение ритма и постоянное использование системы оклика и ответа. Он мог бы еще добавить сюда и замечание насчет мелодии, ибо в ней применяется блюзовая тональность. Все эти качества встречаются в большинстве религиозной музыки негров, а также в рабочих песнях, блюзе, рэгтайме, у менестрелей и во всей истории джаза.

Явление "ринг-шаут" было замечено и описано еще в дни Гражданской войны в Штатах. Малоизвестное теперь описание "шаут" Г. Сполдингом появилось в журнале "Continental Monthly" в августе 1863 г. Там Сполдинг пишет: "Во время молитвенных собраний на плантациях обычно председательствует кто-нибудь из старших. Целые куски из библии цитируются на память, а гимны, которые составляют главную суть такого собрания, читаются вслух как в церкви. После того, как все это заканчивается, обычно следует весьма своеобразное и впечатляющее исполнение "шаут", религиозного танца негров. Три-четыре человека, стоя на месте, хлопают в ладони, отбивают ритм своими ногами и начинают петь в унисон одну из странных "шаут"- мелодий, в то время как другие собираются в круг и присоединяются к пеним. Вскоре стоящие в круге прекращают пение, но остальные подхватывают его с нарастающей силой и пускаются в танец “Shout-step” ("шаут-степ"), весьма точно соблюдая ритм музыки. Их движения представляют собой нечто среднее между шарканьем и танцем, что для непосвященного человека столь же трудно описать, как и изобразить. В конце каждой строфы песни танцоры на короткое время останавливаются с легким притопом на последней ноте, а затем, выдвинув другую ногу вперед, приступают к следующему куплету. Часто они танцуют таким образом под одну и ту же песню 20-30 минут, пару раз изменяя свои монотонные движения - они делают небольшой проход и продолжают петь дальше. Физическое напряжение, которое действительно очень велико, поскольку танец заставляет работать каждый мускул тела, нисколько их, невидимому, не утомляет и иногда они исполняют этот "шаут-степ" целыми часами, отдыхая только в небольшие интервалы времени между разными песнями. Однако, пытаясь подражать им, я быстро устал за очень короткое время. Лучшими танцорами являются дети, их родители разрешают им танцевать и петь "шаут" в любое время, хотя у самих взрослых "шаут" всегда следует после религиозного собрания и никто кроме членов церковного прихода не имеет права к нему присоединиться. Негры никогда не позволяют себе танцевать "шаут", если по тем или иным причинам они чувствуют себя подавленно или уныло, присутствуя на своих молитвенных сборищах. "Шаут" - это яркое проявление их религиозной страсти. Некоторые мелодии их песен странны и необузданны ("варварские мадригалы"), тогда как другие приятны и выразительны и производят на вас глубокое впечатление. В их музыке есть нечто неуловимое, что невозможно описать словами, однако, многие из них легко запомнить, просто прослушав несколько раз".

Другое, хорошо известное описание молитвенного собрания негров появилось в журнале "Natoin" 30 мая 1867 г., т. е. четырьмя годами позже: "Это церемония, которую белое духовенство в основном не одобряет, причем к ней относится весьма сдержанно даже отдельные благоразумные негритянские старейшины. Хотя оправданием для "шаут" служит использование библейского материала, они все же считают богохульным и совершенно неуместным, когда молодые парни и их девушки проводят такой вечер просто для развлечения, не имея глубокого намерения "помолиться". Но настоящий "шаут" бывает по воскресеньям или во время "молитвенных ночей" на неделе, он проходит в молитвенном доме либо в каком-нибудь специальном помещении, где обычно собираются религиозно настроенные люди. В таких случаях туда приходит более половины населения данной плантации или деревни. Дело происходит вечером, и яркие факелы горят красным огнем перед дверью этого дома и у камина. Время от времени, даже на большом расстоянии можно слышать многоголосый крик или проповедь старейшины или "брата", который имеет на это особый талант и не находится "на заднем сидении" (фраза, смысл которой сводится к осуждению кого-либо церковными властями за плохое поведение), а в равных промежутках времени можно слышать, как старший брат читает вслух псалмы из книги гимнов, которые поются по две строки за раз и жалобные каденции которых зарождаются в ночном воздухе и наполняют вас неописуемой меланхолией. Но, когда официальная часть собрания закончена, скамьи отставляются к стене и молодые и старые, мужчины и женщины (женщины обычно в платочках, повязанных на головы, и в коротких юбках, парни одеты в брюки и оборванные рубашки, а молодые девушки просто босиком), все они становятся посреди комнаты и, запевая "сперичил", начинают двигаться и мало-помалу, один за другим образуют крут. Ноги почти не отрываются от пола и развитие танца идет главным образом за счет резких, толчкообразных движений тела, которые возбуждают каждого из участников, так что о них градом катится пот. Некоторые танцуют молча, иногда выкрикивая отдельные строчки спиричуэлс, но затем песня исполняется уже всеми танцорами. Довольно часто группа, образованная из нескольких лучших певцов и уставших танцоров, стоит в стороне от круга и подбадривает остальных, исполняя основу песни и хлопая руками. Песня и танец равным образом исключительно энергичны и иногда, когда "шаут" продолжается далеко за полночь, резкие крики и монотонный стук ног не дают уснуть людям в округе на расстоянии полумили от этого молитвенного дома".

 

Здесь мы впервые встречаем упоминание о спиричуэлс, но хотя репортер и рассматривает эту музыку как "сперичил", она бесконечно далека от музыки того типа, которую Джон Чарльз Томас, например, исполняет теперь на концертной сцене. Огромное различие между этим "ринг-шаут" (с потными танцорами, шаркающими в круге ногами и, то и дело, начинающими петь отдельные строчки песни) и концертным спиричуэл показывает нам широкий диапазон религиозной музыки американских негров. Как же могло слияние европейской и африканской музыки произвести на свет две столь различных формы? Одна - это танец, а другая – песня "ринг-шаут" в отличие от спиричуэл имеет энергичный, подталкивающий ритм, но ему недостает постоянно поддерживаемой мелодии, а также и гармонии.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.037 сек.)