Системы истолкования


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 493


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Человек смотрит на мир сквозь прозрачные трафареты или шаб­лоны, которые он сам создает, а затем пытается подогнать их по тем реалиям, го которых состоит этот мир. Подгонка не всегда оказывается хорошей. Однако без таких шаблонов мир предстает перед ним в виде настолько неразличимой однородности, что он не в состоянии извлечь из него никакого смысла. Для любого человека даже плохая пригонка своих шаблонов к реальности полезнее их полного отсутствия.

Будем называть эти шаблоны, примеряемые опытным путем к истинному положению вещей, конструктами. Конструкты суть спо­собы истолкования мира. Это они дают возможность человеку, да и более низкоорганизованным животным тоже, выстраивать линию по­ведения — будь она точно сформулированной или безотчетно отыгры­ваемой, выраженной словесно или совершенно безмолвной, согласую­щейся или расходящейся с другими линиями поведения, разумно аргументированной или почувствованной нутром.

Обычно люди стремятся совершенствовать свои конструкты, рас­ширяя их набор, внося в них изменения для обеспечения лучшей при­гонки и включая их в качестве видовых объектов в суперординатные конструкты или системы. Пытаясь усовершенствовать конструкты, человек неоднократно останавливается под влиянием мысли о вреде, который явно будет причинен системе вследствие изменения субор-динатного конструкта. Часто его личный вклад в более широкую сис-

V**.


Глава первая. Конструктивный альтернативизм

тему или его личная зависимость от нее настолько велики, что он бу­дет всячески воздерживаться от введения более точного конструкта в ее основание. Может потребоваться специальное психотерапевтичес­кое воздействие или более богатый жизненный опыт, чтобы убедить человека вносить поправки в свою систему истолкования вплоть до того момента, когда можно будет включить в ее состав новый и более точный конструкт.

Те системы истолкования, которые могут передаваться от одно­го человека к другому, способны получить широкое распространение среди населения. Вторая половина столетия показала значительный прогресс в создании способов делать личные конструкты и системы лучше поддающимися передаче. Мы разработали научный психоло­гический словарь. Выражаясь иначе, наши публичные системы ис­толкования, служащие для понимания личных конструктов других людей, становятся все более точными и исчерпывающими.

Некоторые широко разделяемые или публичные системы истол­кования конструируются, главным образом, для того, чтобы приспо­сабливаться к определенным сферам деятельности или областям фак­тов. Когда мы ограничиваем область фактов, можно развивать детальную систему, не беспокоясь о возможной несовместимости с ней каких-то второстепенных фактов. Мы ограничиваем область и пытаемся, хотя бы на некоторое время, игнорировать непримиримые факты за пределами заданной области. Например, давно стало при­вычным и удобным различать 'психические' и 'физические' факты. Они представляют собой две искусственно разграниченные области, к которым приспосабливаются два типа систем истолкования: психо­логическая система и естественнонаучная группа систем. Однако ста­новится все очевиднее, что мы располагаем двумя альтернативными системами истолкования, каждую из которых можно с пользой при­менять к беспрестанно возрастающему корпусу одних и тех же фак­тов. Данные области частично совпадают.

Рассмотрим более конкретно области психологии и физиологии. Установленные опытным путем границы этих областей основаны на предполагаемых диапазонах пригодности психологической и физио-


Теория личности

логической систем истолкования соответственно. Но значительная часть одних и тех же фактов может быть истолкована в любой из двух систем. Так какие же это факты - 'психологические' или 'физиологические'? Где они в действительности находятся? И кто обладает правом владения ими -психолог или физиолог? Хотя последний вопрос может показаться довольно глупым, нужно только-посидеть на какой-нибудь междисцип­линарной конференции, чтобы убедиться в том, что он поднимается в спорах между представителями разных профессиональных цехов. От­дельные личности могут очень эмоционально отстаивать свои исклю­чительные права на истолкование конкретных фактов.

Разумеется, ответ состоит в том, что события, на которых осно­вываются факты, не блюдут институциональной лояльности. Они на­ходятся в публичном владении. Одно и то же событие может истолко­вываться одновременно и с пользой в системах разных дисциплин -физики, физиологии, политологии или психологии.

Еще никто не оказался настолько мудрым, чтобы предложить на рассмотрение универсальную систему конструктов. И можно с уве­ренностью предположить, что пройдет много времени, прежде чем будет предложена удовлетворительная единая система. Какое-то вре­мя нам придется довольствоваться группой миниатюрных систем, каждая из которых имеет свою собственную область или ограничен­ный диапазон пригодности. До тех пор пока мы продолжаем пользо­ваться таким разобщенным сочетанием миниатюрных систем, нужно быть очень осторожными и применять каждую систему абстрактно, а не конкретно. Например, вместо того, чтобы утверждать, будто некое событие является 'психологическим' и, следовательно, 'нефизиоло­гическим', мы должны проявить осторожность и признать, что лю­бое событие может рассматриваться с точки зрения как его психоло­гических, так и его физиологических аспектов. Кроме того, мы должны неуклонно следовать еще одной руководящей идее: физиологически истолкованные факты, относящиеся к данному событию, являются продуктом определенной физиологической системы, в рамках кото­рой они выявляются и имеют смысл, и в этом случае психологичес­кая система вовсе не обязана их объяснять.


Глава первая. Конструктивный альтернативизм

Не менее важно постоянно сознавать ограниченный диапазон пригодности наших миниатюрных систем. Ибо стоит только какой-то миниатюрной системе обнаружить свою полезность в ограниченном диапазоне пригодности, сразу возникает искушение попытаться рас­ширить ее область применения. Так, в области психологии мы на­блюдали, как созданная Халлом математико-дедуктивная теория ме­ханического запоминания распространялась на область решения задач и даже на сферу личности. Психоанализ Фрейда начинался как пси­хотерапевтическая техника, но постепенно был расширен до теории личности, а некоторыми - и до религиозно-философской системы. Эта разновидность инфляции миниатюрной системы не обязательно ука­зывает на скверное положение дел, но она действительно вызывает трудности, когда мы не в состоянии понять простую вещь: то, что достаточно верно в ограниченном диапазоне, вовсе не должно быть столь же верным за его пределами.

По-видимому, любая психологическая система имеет ограничен­ный диапазон пригодности. На поверку оказывается, что психологи­ческим системам — пока не наступит их срок — приходится работать в более ограниченном диапазоне пригодности, чем хотелось бы психо­логам. Система, или теория, которую мы собираемся изложить и ис­следовать, имеет ограниченный диапазон пригодности; ее диапазон ограничивается, насколько можно судить в настоящий момент, чело­веческой личностью и, более конкретно, проблемами межличност­ных отношений.

Психологические, как, впрочем, и любые другие системы, обла­дают не только ограниченным диапазоном пригодности, но еще и фокусом пригодности. Внутри событийной области системы есть под­область проблем, где эта система имеет тенденцию работать лучше всего. Обычно это именно те проблемы, которые автор имел в виду, когда придумывал свою систему. Например, мы считаем, что наша собственная теория тяготеет к тому, чтобы иметь фокус пригодности в зоне приспособления человека к стрессу. Поэтому она должна бы оказаться наиболее полезной психотерапевту, так как при ее форму­лировании мы думали, главным образом, о проблемах психотерапии.


\


Теория личности

В этом разделе мы надеялись разъяснить наше убеждение в том, что человек создает свои собственные способы видения и понимания мира, в котором он живет, а не находит их там готовыми, созданными для него обществом. Он строит конструкты и примеряет их к истин­ному положению вещей. Время от времени его конструкты организу­ются в системы - группы конструктов, объединяемые субординатны-ми и суперординатными отношениями. Одни и те же события часто могут рассматриваться в свете двух или более систем. Однако сами события не принадлежат ни одной из этих систем. Более того, реаль­ные системы человека имеют специфический фокус и ограниченный диапазон пригодности.

5. Конструкты как основание предсказаний

Мы начали с того, что в перспективе столетий человека можно было бы представить себе как начинающего ученого и что каждый отдельный человек по-своему формулирует конструкты, сквозь кото­рые он взирает на мир событий. Как ученый, человек пытается пред­сказывать и тем самым контролировать ход событий. Из чего следует, что формулируемые им конструкты предназначаются для облегчения его пророческих достижений.

Мы пока не пытались совершенно точно сформулировать наше представление о том, что такое конструкт. Это дело откладывается до последней главы. Однако, уже достаточно сказано, чтобы дать понять: под конструктом мы подразумеваем репрезентацию мира, причем та­кую, которая создается живым существом и затем подвергается про­верке в столкновении с реальностью этого мира. Так как мир - это, по существу, ход событий, то поверка конструкта - это его испытание последующими событиями. Другими словами, конструкт проверяет­ся исходя из его предсказательной эффективности.

Впрочем, проверка конструкта с точки зрения его предсказатель­ной эффективности может оказаться довольно бесполезным заняти­ем. Кто-то истолковывает поведение соседа как враждебное. Под этим


Глава первая. Конструктивный альтернативизм

он подразумевает, что сосед будет ему вредить при каждом удобном случае. Он проверяет свое истолкование отношения к нему соседа, бросаясь камнями в его собаку. Сосед отвечает сердитым упреком. И тогда этот человек может счесть, будто он подтвердил правильность своего истолкования соседа как враждебно настроенного лица.

«Подтвердить правильность» истолкования соседа как враждеб­ного лица можно, по-видимому, с помощью еще одной разновиднос­ти ложного логического вывода. В этом случае человек рассуждает так: «Если мой сосед относится ко мне враждебно, он будет стремиться узнать, когда я попаду в затруднительное положение, заболею или окажусь уязвимым в чем-то другом. Я прослежу за ним, чтобы убе­диться, так ли это». Следующим утром он встречает соседа, и тот при­ветствует его традиционным «Как ваши дела?» Как тут сомневаться?! Сосед делает именно то, что предсказывалось в отношении враждеб­но настроенного человека.

Коль скоро конструкты используются для того, чтобы предви­деть события, то они также должны использоваться и для оценки точ­ности предвидения после того, как события произошли. Человек без­надежно увяз бы в своих пристрастиях и предубеждениях, если бы не одно обстоятельство: обычно он способен оценить результаты своих предсказаний на уровне истолкования, отличном от того уровня, на котором он первоначально их делает. Кто-то ставит именно на эту лошадь в данном заезде, потому что она темной масти, а ему недавно повезло втемную в покере. Однако, когда заезд заканчивается, он, ве­роятно, истолковывает объявленное решение судей как более очевид­ное доказательство успеха лошади в этом заезде, чем ее масть.

Когда конструкты используются для предсказания ближайших событий, они легче поддаются замене или пересмотру. Подтвержда­ющие или опровергающие данные быстро оказываются в распоряже­нии «предсказателя». Если конструкты используются исключительно для предсказания отдаленных событий, таких, например, как жизнь после смерти или конец света, то они вряд ли будут столь же откры­тыми для пересмотра. Кроме того, большинство людей вовсе не спе­шат собирать доказательные данные в таких вопросах.


Теория личности

Хороший ученый старается как можно скорее подвергнуть свои конструкты испытанию. Но первоначально он проверяет их в масш­табе пробирки. Если же риск велик, он сначала поищет косвенные доказательства предполагаемых результатов своих опытов. Эта пря­мая, честная проверка конструктов - одна из характерных черт экспе­риментального метода в современной науке. Подобная проверка ха­рактерна также для любого бдительного человека.

Но бывает и так, что человек не решается экспериментировать, потому что страшится результата проверки. Он может опасаться, что вывод из эксперимента поставит его в неопределенное положение, находясь в котором он больше не сможет предсказывать и управлять. У него нет желания попадать в зависимость от своих же собственных конструктов. Он может даже держать их в тайне от всех, чтобы не оказаться преждевременно втянутым в их проверку. Это нежелание выражать свои конструкты, равно как и проверять их, составляет одну из практических проблем, встающих перед психотерапевтом в про­цессе работы с клиентом. В дальнейшем у нас еще будет что сказать об этих проблемах.

Конструкты используются для предсказаний будущих событий, а мир неуклонно движется вперед и обнаруживает правильность или ошибочность таких предсказаний. Этот факт дает основание для пе­ресмотра конструктов и, в конечном счете, систем истолкования в це­лом. Если бы мир, в котором мы живем, был статичным, наше пред­ставление о нем тоже могло бы быть статичным. Но непрерывно происходят новые события - и наши предсказания то сбываются, то не сбываются. Каждодневный опыт требует консолидации одних ас­пектов наших видов на будущее, пересмотра других и прямого отказа от третьих.

То, что было сказано об опыте отдельного человека, справед­ливо и для ученого. Ученый формулирует теорию - набор конст­руктов с фокусом и диапазоном пригодности. Если это хороший ученый, то он немедленно приступает к проверке своей теории. Как только он начинает проверять теорию, ему почти наверняка придется начать изменять ее в свете получаемых результатов. Лю-


Глава первая. Конструктивный альтернативизм

бая теория в таком случае носит временный характер. И чем она практичнее и полезнее, тем уязвимее она для новых данных. Нашу собственную теорию, особенно если она найдет применение, так­же придется рассматривать как подлежащую изменениям в свете перспектив и открытий завтрашнего дня. В лучшем случае, это про­межуточная теория.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.036 сек.)