Шерстова Л.И.


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 494


| Следующая страница ==>

 

Редактор А. Лихачева

Компьютерная верстка и дизайн обложки А. Саксеева

 

Подписано в печать 31.10.2007. Формат бумаги 60х84 1/16.

Печать трафаретная. Усл. печ. л. 13,75. Тираж 50 экз.

 

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Ивановский государственный архитектурно-строительный университет».

Сектор редакционно-издательской деятельности ЦНИТ.

153037, г. Иваново, ул. 8 Марта, 20.

 

Отпечатано на копировальной технике частного предприятия.

ОГРН 304370230300436.

Шерстова Л.И.

Аборигенная политика России и этнополитические процессы в

Сибири: конец XVI – начало XX вв. Учебное пособие. Томск: изд-во

Томского университета. – 2014. – 191с.

 

ISBN

В учебном пособие рассматриваются проблемы формирования и трансформации аборигенной политики России в Сибири с конца XVI по начало XX вв. в контексте общественно-политических изменений российского общества. Ставится проблема наличия общей евразийской традиции в государственности России и сибирских народов, что предопределило результативность русской колонизации зауральских территорий. Показано влияние модернизации начала XVIIIв. на изменение аборигенной политики, приведшей в начале ХХ в. к ликвидации основных сословных прав сибирских народов. Исследуется значение аборигенной политики для формирования современных народов Сибири и появления у них этнической идентичности и этнополитических запросов в начале ХХв. Обращается внимание на динамику русско-аборигенных отношений с момента присоединения Сибири до Столыпинской реформы. Учебное пособие дополняется приложением, в разделах которого рассматривается традиционные религиозно-мифологические представления народов Сибири, позволяющие представить их внутренний мир накануне и в период русско-аборигенных контактов.

Учебное пособие является авторским видением важных проблем сибирской истории и представляет интерес для студентов высших учебных заведений, историков, этнологов.

 

 

Учебное пособие выполнено в рамках работ по проекту «Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности» (грант Правительства РФ П 220 № 14.B25.31.0009).

 

УДК

ББК

© Л.И. Шерстова, 2014.

ISBN

 

Предисловие

 

Проблема присоединения Сибири и установления русско-аборигенных контактов, несмотря на обилие литературы, остается все такой же актуальной, как и в XVIII в., когда появились первые обобщающие труды по сибирской истории. По-прежнему открытым остается вопрос, поставленный еще Г.В. Вернадским о причинах стремительности завершения этого процесса. Ведь уже в 40-ые гг. XVII в. русские вышли на Тихоокеанское побережье, основав десятки городов, зимовий, острогов и объясачив большинство сибирских народов.

Рассмотрение этой проблемы напрямую связано с определением характера московской государственности конца XVI-XVII вв., с выяснением ее идеологических, социально-политических и ментальных истоков. Выявление механизмов взаимодействия русской власти и русских пришельцев с аборигенным населением Сибири позволяет определить не только сущностные стороны московской власти, но и особенности политической культуры последних.

Однако, вопрос об уровне и специфике социально-политических институтов аборигенного общества обычно решается в парадигме эволюционного или формационного подходов, заранее помещая аборигенов на стадии догосударственного развития и обрекая их на роль статистов московской политики в Сибири. Между тем в социальных коммуникациях, в то числе и межэтнических, передача информации идет не только от донора к реципиенту, но и наоборот, и результативность диалога зависит от того, насколько передаваемая и воспринимаемая информация трактуется одинаково. Важным условием для этого является наличие общих представлений и элементов в социальных, политических, экономических отношениях, присущих каждой из взаимодействующих сторон.

В аборигенной политики России в Сибири на протяжении почти трехсот лет четко прослеживается наличие двух тенденций, которые условно можно обозначить как «евразийская» и «европейская». Первая соотносилась с особенностями развития Московского царства, обусловленного ордынскими влияниями, и поэтому находила достаточно аналогий в административно-фискальных и политических институтах аборигенных обществ, генетически также восходящих к центральноазиатскому тюрко-монгольскому миру, что обеспечивало результативность диалога и взаимопонимание контактировавших сторон на государственном уровне, и интенсивность русско-аборигенных отношений в быту. Следствием этого были отсутствие ксенофобии и высокомерия в межэтнических отношениях и быстрое продвижение русских по Сибири, а также синтез аборигенных потестарно-государственных институтов с элементами московской государственности, который облегчался общим центральноазиатским наследием.

Для «европейской» тенденции, сменявшей «евразийскую» с начала XVIIIв., характерно привнесение оценочного аспекта во взаимоотношения с аборигенами, укрепление представления о примитивности их культуры и образа жизни по сравнению с русским, распространение патерналистской политики, которая должна была помочь выбраться им из «дикости», что было следствием появления в русских образованных слоях эволюционистских идей Просвещения. Представление о Сибири как части царской вотчины было дополнено взглядом на нее как на имперскую колонию, составной частью населения которой были аборигены. Для них модернизация начала ХХв. означала слом традиционной административной системы и фактическое их правое выравнивание с крестьянами в ходе реформ П.А.Столыпина.

Вопрос о наличие общих элементов в административно-фискальной организации и в социально-политических отношениях социумов Сибири и Московского царства в отечественной историографии не ставился. Даже относительно ордынского влияния на политическое и социально-экономическое развитие Московского княжества, а затем и царства в отечественной историографии бытуют диаметрально противоположные мнения: от признания того, что «Москва обязана своим величием ханам» (Н.М. Карамзин, евразийцы) до отрицания важности монгольского влияния на внутреннее развитие Руси (С.М. Соловьев, Б.Д. Греков). Можно согласиться с Г.В. Вернадским в том, что проблема монгольского влияния на Русь многокомпонентна, а также с тем, что «влияние монгольской модели на Московию дало свой полный эффект только после освобождения последней от монголов. Это можно назвать эффектом отложенного действия»[1].

Вледствие признания развитости политических структур у тюрко-монгольских народов Центральной Азии 1 тыс. н.э. (Д.Г. Савинов, Е.И. Кычанов, Н.Н. Крадин, С.Г. Кляшторный) стала возможной и корректировка определения уровня социально-политического развития сибирских народов накануне русской колонизации, что и предпринято в данном пособии.

Источниковая база учебного пособия представлена традиционным набором документов конца XVI - начала XХ вв. из собрания Г.Ф.Миллера, а также отдельными документами, приведенными в работах С.В. Бахрушина, З.Я Бояршиновой, Н.М. Ядринцева, В. Вагина, С. Патканова и др. В учебном пособии предпринята попытка трактовки их вне рамок формационного подхода. При характеристике мировоззрение сибирских народов, важное значение имели фольклорные записи Г.Н. Потанина и Н. Дыренковой, а также исследования советских этнографов: Е.Д. Прокофьевой, М.Б. Шатилова, Е. Н. Крейновича, В. Н. Чернецова и др., позволившие посмотреть на «внутренний мир» аборигенных социумов.

Применительно к XIX – XX вв. использовались архивные источники, хранящиеся в архиве Географического общества Российской Академии Наук (Архив ГО РАН), Центре хранения архивных фондов Алтайского края (ЦХАФ АК), в Государственном архиве Томской области (ГАТО).

В качестве основного методологического принципа использовался цивилизационный подход, давший возможность исследовать сибирские социумы как носителей определенного набора социально-политических и ментальных характеристик, наследников центрально-азиатской (и шире – восточноазиатской) политической традиции. В связи с этим актуализирован феномен евразийства, который понимается не как идеологический конструкт, а используется в его первоначальном значении – как общее этнокультурное наследие народов Евразии (П.Савицкий, Н. Трубецкой, Л.Н. Гумилев). Такой подход дал возможность не только глубже понять исторический контекст русско-аборигенных отношений, но и выявить их мировоззренческую основу, а также представить их динамику на протяжении трехсот лет.

Важно заметить, что российское общество складывалось как сословное, этнические и культурные различия долгое время не выполняли разделительной функции, что было следствием особенностей, как русского этногенеза, так и развития сибирских народов. Сословные права вплоть до ХХ века подменяли права национальные, а национальные интересы осознавались слабо и выражались в форме сословных. В связи с этим политику российской власти по отношению к сибирским народом вряд ли стоит называть «национальной». В учебном пособии она определена как «аборигенная», т.к. именно коренные жители Сибири составляли сословие «ясачных», а затем – «инородцев» в структуре российского общества. Произошло наложение сословной и этнической принадлежности, но главным критерием выделения социальных групп являлась не культурная или языковая их специфика, а вид тягла. В качестве исторического курьёза следует напомнить, что вплоть да 1867 года русские старообрядцы Бухтармы и Уймона значились как «ясачные», а затем – «инородцы», т.к. в отличие от крестьян платили ясак подобно сибирским аборигенам. «Аборигенная политика» - это мероприятия центральной и местной власти по отношению к коренным обитателям Сибири в период совпадения их сословной и этнической принадлежности.

Данное учебное пособие состоит из двух частей. Первая – это авторский курс лекций по этносоциальному и этнополитическому развитию Сибири, который читается студентам – магистрантам направления «История» в Томском государственном университете.

Вторая представлена научными статьями, дополненными вопросами и заданиями для самостоятельной работы студентов. Как уже отмечалось, результативность межэтнических контактов определяется тем, насколько взаимодействующие этносы понимают друг друга, насколько тождественно они прочитывают информацию. Чтобы полнее представить внутренний мир сибирских аборигенов в учебное пособие, в качестве приложения, помещены исследования по традиционным верованиям народов Сибири, в то числе, по бурханизму – национальной религии алтайцев (алтай-кижи), оформившейся в начале ХХ в.

Целью данного пособия является не только актуализация знаний студентов по истории и этнографии Сибири, но и стремление к «новым прочтениям» некоторых общеизвестных сюжетов. Таким образом, особый акцент в пособии делается на дискуссионных проблемах сибиреведения, а также на внимании к мнениям тех авторов, чьи труды находились на периферии отечественной историографии, что предполагает самостоятельное осмысление студентами наиболее важных проблем истории Сибири. В связи с этим в учебное пособие включены задания и вопросы, список тем рефератов, список наиболее важных исследований по сибирской проблематике

Следует еще раз подчеркнуть, что данное пособие является авторской версией изучения политики России в Сибири, и поэтому отдельные положения и выводы автора могут не совпадать с общепринятыми в отечественной историографии, но эта особенность пособия как раз и направлена на формирования собственного взгляда студентов на историю россйского присутствия в Сибири. Данное учебное пособие может представлять интерес и для тех, кому небезразлична сибирская история.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.036 сек.)