Чекистский след на Оби


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1411


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Эва, — скажет понимающий читатель, — чем удивил! Да где же их нет в нашем многострадальном отечестве, этих следов вездесущей ЧК? Нет такого уголка в стране, где не прогулялся карающий меч суровой, но справедливой Советской власти. А уж на Оби благодаря чекистам существовали целые острова, где доведенные голодом до безумия раскулаченные крестьяне занимались людоедством. Такова была людоедская власть.

 

Все это так, но речь о другом. Я хочу осветить чекистский след на Оби, ведущий в Гиперборею. И поможет мне на этом пути трагическая судьба поэта Клюева, с копией дела которого мне любезно разрешил познакомиться директор музея социально-политической истории ТГОИАМ Борис Тренин.

 

Русский поэт Николай Алексеевич Клюев за издание своих стихов за границей в 1934 г. был сослан в Колпашево и в том же году переведен в Томск. Здесь 6-го июня 1937 г. он был арестован, обвинен в причастности к повстанческой кадетско-монархической организации и 23— 25 октября 1937 г. по решению тройки расстрелян. Реабилитирован в 1960г.

 

В августовской книжке «Нового мира» за 1988 г. Г.С. Клычковым и С.И. Субботиным были опубликованы сохранившиеся письма Клюева, отправлявшиеся друзьям в 1934—1936 гг. [59].

 

В письме от 10 августа 1936 года Варваре Николаевне Горбачевой поэт с горечью сообщал: «Я написал поэму и несколько стихов, но у меня их отобрали (последнее слово зачеркнуто, написано «уже нет»): они в чу-жих жестоких руках». И несколькими строчками ниже: «У меня были с трудом приобретенные кое-какие редкие книги и старинные иконы - мимо которых я, как художник, не могу пройти равнодушно, но и они с марта месяца в чужих руках» [59, с. 195]. В первой половине марта 1936 года Н.А. Клюев, по словам очевидцев, арестовывался, но к лету 1936 года был возвращен по месту проживания в переулок Красного Пожарника. То ли потому, что в тюрьме его разбил паралич, у него отнялась вся левая сторона тела и даже закрылся левый глаз, и НКВД решило, что эта развалина не представляет опасности для власти, то ли потому, что разнарядка на «суровые, но справедливые» расстрелы еще не поступила на места. Что это были за редкие книги, и какое отношение к Г иперборее они имели, можно узнать из другого клюевского письма, отправленного

 

Н.Ф. Христофоровой-Садомовой, по-видимому, несколько ранее пись-ма к Горбачевой: «Я сейчас читаю удивительную книгу. Она писана на распаренной бересте китайскими чернилами. Называется книга Перстень Иафета. Это ничто другое, как Русь 12-го века до монго-лов. Великая идея Святой Руси как отображение церкви небесной на земле. Ведь это то самое, что в чистейших своих снах предвидел Го-голъ, и в особенности он — единственный из мирских людей. Любо-пытно, что в 12-м веке сорок учили говорить и держали в клетках в теремах, как нынешних попугаев, что теперешние черемисы вывезе-ны из Гипербореев, т.е. из Исландии, царем Олафом

 

Норвежским, зятем Владимира Мономаха. Им было жарко в Киевской земле, и они отпущены были в Колывань — теперешние Вятские края, а сначала содержались при Киевском дворе, как экзотика. И еще много прекрасного и неожиданного содержится в этом Перстне. А сколько таких чудесных свитков погибло по скитам и потайным часовням в безбрежной Сибирской тайге?!» [59, с. 196].

 

Согласитесь, поразительную книгу держал в руках поэт! Вот только вряд ли в «Перстне Иафета» была прямо поименована Гиперборея. В Русской традиции этот термин не употреблялся. Скорее всего, та земля, откуда были привезены так называемые черемисы, называлась Леденцом, Ледяным или Ледовым островом, почему поэт и решил, что это Исландия и поименовал ее Г ипербореей. Исландия же не могла фигурировать в этом тексте, потому что еще в 874 году была заселена норвежцами, в 1262—1264 гг. была присоединена к Норвегии и никакие черемисы там не водились. Я полагаю, эта неувязка произошла вследствие чересчур вольного перевода с церковнославянского, на котором была написана книга «Перстень Иафета».

 

Хорошо бы, конечно, познакомиться с этой берестовой книгой, но об этом не стоит и мечтать, чекисты ее не отдадут. Центральный Государственный архив литературы и искусства в 1965 году уже обращался в УКГБ Томской области с просьбой передать в архив сохранившиеся клю-евские материалы, но получил ответ, что ничего не сохранилось, несмотря на то, что при аресте у поэта «изымалось разных книг 9 штук и рукописи на 10-ти тетрадных листах».

 

К тому же берестовая книга, скорее всего, была изъята еще в марте 1936 года при первом томском аресте поэта. А что у Клюева изымалось при мартовском аресте, неизвестно, потому что в деле № 12301, начатом пятого августа и оконченном девятого октября 1937 г. об этом ничего не сказано. А заводилось ли дело об аресте 1936 г. и сохранилось ли оно, мне неизвестно, может быть, исследователи музея социально-политической истории смогут это установить.

 

В деле Клюева № 12301 поражает обилие подельников из среды служителей культа. Из них чекистами была «состряпана» церковная ветвь повстанческой организации, и Клюеву была приписана роль связующего звена между кадетами и священниками. Если отбросить свойственную моменту риторику и все искусственно пришитое, то остается лишь неподдельный интерес чекистов к священникам. И может быть даже не к ним самим, а к старинным книгам, хранившимся в Церквах и в личных библиотеках священников. Ведь, несомненно, еще в 1936 г. чекисты догадались, что берестовую книгу Клюев мог получить только из рук священников и, скорее всего, старообрядческого толка. Что изымалось при арестах священников, мы не знаем, и вряд ли когда-нибудь узнаем.

 

Почему мы должны быть уверены, что даже перестроившаяся Контора Глубокого Бурения, даже первая в стране создавшая мемориальную книгу памяти репрессированных, за что ей совершенно искренне честь и хвала, почему УФСБ по Томской области клюевскую берестовую книгу нипочем не отдаст? Потому что чекисты глубоко интересовались Г ипер-борейской проблемой, а чем чекисты интересуются, то очень сильно берегут и скрывают от общества под грифом секретности и прямо-таки государственной тайны.

 

В последние годы в работах ряда авторов, таких как В. Н. Демин [35] С.Б. Бузиновский [18], Юрий Воробьевский [21], Олег Шишкин [152], Александр Борисов [17] Михаил Речкин и некоторых других, проскользнули сообщения без ссылок на источники информации о том, что чекис-ты и лично организатор и перворуководитель Конторы Ф.Э. Дзержинс-кий посылали секретные экспедиции на поиски Гипербореи, Шамбалы, подземных городов и т.п. Согласно этим сообщениям, после смерти Дзер- жинского в его сейфе были обнаружены некие голубые папки, в которых концентрировалась эта более чем секретная информация.

 

Одним из наиболее активных «конторских поисковиков» Шамбалы был скандально известныйЯков Блюмкин. «Прославился» он в 1918 году убийством германского посла графа Мирбаха, однако первобольшевики его простили и доверили ему самую свою секретную миссию — поиски Шамбалы. В середине двадцатых Блюмкин был назначен комиссаром экспедиции, направлявшейся на поиски Шамбалы, но эта экспедиция не состоялась в силу противоречий в руководстве ОГПУ и противодействии наркома иностранных дел Чичерина [152].

 

А начинались поиски Гипербореи и Шамбалы еще в начале двадцатых годов. В хронике «Наука и техника в СССР 1917—1987» можно прочесть о том, что Совнарком в 1923 году организовал большую экспе-дицию в Монголию и Тибет под руководством некоего Козлова. Воз-можно это и совпадение, но если и так, то довольно многозначительное: именно в это время Яков Блюмкин в числе других чекистов принимал участие во всемирно известной Тибето-Гималайской экспедиции Н.К. Рериха 1922-1928 гг.

 

Но еще раньше, в 1921 году Феликс Дзержинский отправил на поиски Гипербореи экспедицию на Кольский полуостров [35]. Ею руководил уже упоминавшийся выше А.В. Барченко. Судьба Александра Васильевича настолько тесно связана с Гипербореей и Шамбалой, что о нем необходимо рассказать подробнее.

 

Родился он в 1881 г. До октябрьского переворота зарабатывал пером, популяризировал авиацию и теософию. Написал несколько полуфантас-тических романов, в их числе «Четвертое измерение» и «Новая модель Вселенной». За несколько лет до А.Л. Чижевского опубликовал свою догадку о влиянии солнечной активности на биологические и социальные процессы на Земле. В заграничных путешествиях набрался мистических и оккультных знаний. Обладал экстрасенсорными способностями, изучал проблемы телепатии и психокинеза. Большевики доверили ему ней-роэнергетическую лабораторию, действовавшую под эгидой ВЧК. Коллегия ОГПУ ассигновала 100 тыс. рублей на исследование психической энергии.

 

В 1921—1922 гг. по заданию Ф.Э. Дзержинского выполнял секретную экспедицию на Кольский полуостров с целью поисков Прародины человечества — Г ипербореи. Обнаружил на Сейдозере руины циклопических сооружений и вход в какое-то подземелье, даже сфотографировался с коллегами возле него, но не смог его обследовать, потому что все участники экспедиции начали испытывать необъяснимый и непреодолимый ужас, как бы исходящий из этого отверстия в земле.

 

По окончании экспедиции ее результаты были засекречены и исчезли в недрах ЧК.

 

В 1926 г. — новое задание от Дзержинского — обследование подземных городов в Крыму с целью обнаружения следов древнейшей цивилизации. Результаты этой экспедиция постигла та же участь.

 

 

Рис. 14 Дюнхор

 

В 1926 г., когда Н.К. Рерих передал в Москве Советскому правительству Послание гималайских махатм, Барченко столкнулся с неким отшельником из глухих костромских лесов. Барченко написал о нем бурятскому этнографу профессору Г.Ц. Цыбикову 24 марта 1927 г [35, с. 9—10]: «...Это убеждение мое (об Универсальном Знании — В.Д.) нашло себе подтверждение, когда я встретился с русским, тайно хранившими в Костромской губернии Традицию (Дюн-Хор) (рис. 14). (Писатель Михаил Речкин считает, что речь идет о тибетском учении Калачакры — «Дуйнхор» —

 

Н.Н.). Эти люди значительно старше меня по возрасту и, насколько я могу оценить, более меня компетентные в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня... Посланный от этих людей под видом сумасшедшего произносил на площадях проповеди, которых никто не понимал, и привлекал внимание людей странным костюмом и идеограммами, которые он с собой носил... Этого посланника — крестьянина Михаила Круглова — несколько раз арестовывали, сажали в ГПУ, в сумасшедшие дома. Наконец, пришли к заключению, что он не помешанный, но безвредный. Отпустили его на волю и больше не преследуют. В конце концов, с его идеограммами случайно встретился в Москве и я, который мог читать и понижать их значение.

 

Таким образом, установилась связь моя с русскими, владеющими русской ветвью Традиции (Дюн-Хор). Когда я, опираясь лишь на об-щий совет одного южного монгола... решился самостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными и бескорыстными государственными деятелями большевизма (имеется ввиду, прежде все-го, Ф.Э.Дзержинский — В.Д.) тайну (Дюн-Хор), то при первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержали совершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшей русской ветви Традиции (Дюн-Хор). Они постепенно углубляли мои знания, рас-ширяли мой кругозор. А в нынешнем году... формально приняли меня в свою среду...» [35].

 

Несмотря на безмерную лояльность Барченко по отношению к больше-виками, последние его все же расстреляли. Правда, сделали это, уже когда поедали сами себя в 1938 г. И Блюмкина шлепнули в этом же 38-м. А вот Рериха в 26-м отпустили. То ли разнарядка не поступила, то ли с зарубе-жьем не стали связываться — все же иностранный подданный, то ли надеялись, что Рерих станет надежным проводником между Соввластыо и Шамбалой.

 

Недавно семье Барченко удалось получить доступ к его следственному делу. Он был обвинен в создании «масонской контрреволюционной террористической организации «Единое трудовое братство» и шпионаже в пользу Англии». На следствии Барченко сознался: «...В своей мистической самонадеянности я полагал, что ключ к решению социальных проблем находится в Шамбале-Агарте (Агарта — северная Шамбала, по сути — Гиперборея — Н.Н.), в этом конспиративном восточном очаге, где сохраняются остатки знаний, опыта того общества, которое находилось на более высокой ступени социального и материально-технического развития, чем современное общество. А поскольку это так, необходимо выяснить пути в Шамбалу и установить с ней связь. Годными для этого могли быть люди, свободные от привязанностей к вещам, собственности, личного обогащения, свободные от эгоизма, то есть достигшие высокого нравственного совершенства...» [35].

 

Приговоренный к расстрелу Александр Васильевич попросил дать ему последнюю возможность изложить на бумаге свои сокровенные мысли. Ему предоставили карандаш и увесистую стопку бумаги. В камере смертников он написал двухтомник «Введение в методику экспериментального воздействия объемного энергетического поля». А на следующий день после окончания рукописи, приговор привели в исполнение. Рукопись родственникам не отдали под тем предлогом, будто архивы ЧК были сожжены в 1941 году, когда фашисты приблизились к Москве.

 

Не буду говорить здесь о сходстве большевистского и нацистского режимов, оно общеизвестно. Не буду также утверждать, что германский тоталитаризм был скопирован с советского, — это также общеизвестно. Известен также безумный интерес нацистов к северному Туле и гималайской Шамбале. Известно крайнее неприятие Гитлером как Церкви, так и эзотерики, астрологии, мистики, масонства. Все «это» Г итлер очень хотел иметь, но не бесконтрольным, а ручным. Поэтому, придя к власти, он, как и большевики, уничтожив политических противников, принялся за астрологов и ясновидцев. Уничтожив все Ордена и Ложи, он создал свой Аненербе — гигантский конгломерат научных и околонаучных исследовательских организаций под общим названием «Наследие предков».

 

По слухам, этот конгломерат за десятилетие с небольшим поглотил средств больше, чем американцы потратили на создание атомной бомбы. Нет сомнения, что и в отношении степени секретности этих работ паритет также сохранялся. Убежден, что и наши чекисты и гэрэушники израсходовали на эту проблему средств не меньше и свой интерес к Праистории и Прародине засекретили наитщательнейшим образом.

 

А что же из этого следует с точки зрения Конституции Российской Федерации? Как минимум, что Конституция РФ безбожно попирается, а как максимум, что мы, россияне, обречены на незнание своей подлинной истории до конца дней, обречены и далее быть «беспочвенными лишенцами на глиняных ногах», будто у нас до сих пор продолжает сохраняться тоталитарная система.. То есть, тоталитаризма у нас уже как бы и нет, но и демократического общества со свободным доступом к информации по истории народа, также не просматривается. Вот и придумал я название тому строю, в котором мы сейчас процветаем — чекитизм. Термин этот не случайно так созвучен кретинизму, — а как еще назвать эту потрясающую беспечность общества перед угрозой тотального контроля над информационными потоками, которую несет бесконтрольное засекречивание информации на пороге «Информационной эры» ? А ведь, по сути, те, кто присвоил себе право бесконтрольно ставить гриф секретности на материалах, касающихся древней истории нашего народа, не кто иные, как самозванцы.

 

У проблемы, связанной с неправедным засекречиванием информации есть еще один аспект, состоящий в том, что в некоторых случаях спецслужбы соперничающих держав вступают в сговор относительно засекречивания информации. Например, это касается феномена НЛО — главной научной загадки 20-го века. Несмотря на тайные надежды нацио-нальных спецслужб первыми вступить в контакт с «ними» и получить тем самым доступ к невиданным технологиям, несмотря на то, что амери-канцы, благодаря Розуэлльскому инциденту, «изобрели» приборы ночного видения, стекловолоконные технологии, ЧИПы и СТЕЛЛС, все разведки совершенно единодушно солидаризируются в плане дискредитации феномена путем запутывания СМИ намеренно выпяченной абсурдностью феномена НЛО. Этот феномен и без того безумно парадок- сален и абсурден, но когда эта его сторона и только она бесконечно подчеркивается, народонаселение одурачивается окончательно. Пресса без конца выдает либо доброжелательную иронию, либо злобный сарказм по поводу маленьких зеленых человечков, привидевшихся спьяну одинокому ночному сторожу либо обкурившимся юнцам. А «заказанные» физики всей мощью своей науки подкрепляют «развенчание» феномена в целом и по частям и в результате человечество более чем далеко от понимания сути происходящего.

 

В случае с Г ипербореей и Прародиной чекисты, а скорее, ГРУшники, также что-нибудь придумают для дискредитации проблемы. Скорее всего, привлекут «старую служанку», издревле с готовностью отдававшуюся властям: летопись переписать — пожалуйста!, «Голубиную книгу» оклеветать — пожалуйста, сделать из Рюрика норманна — опять сколько угодно. Вот и получается, что чекистский след на Оби возвращает нас к началу пути, на круги своя. Мы начали с отсутствия у России древней дохристианской истории, и возвращаемся к этому же, но с убежденностью, что никогда не будем ее знать, потому что какие-то люди приватизировали гостайну, а другие эту неправедную приватизацию освящают принятием закона о Гостайне.

 

Говорят, Контора за последнее десятилетие сильно изменилась, стала Службой Безопасности народонаселения от произвола власти. Дай-то Бог. Коли так, они отдадут клюевскую берестовую книгу в Музей. А если не отдадут, тогда придется согласиться с упоминавшимся выше Борисом Трениным, написавшим предисловие «Преодолеть ГУЛаг» к книге репрессированного томского крестьянина Д.Е. Алина [5, с. 8]: «... мрачная сила противодействия исторической правде предстоит сегодня по-прежнему мощной и непобедимой».

 

И все же одно соображение взращивает в душе робкий оптимизм: вряд ли в отношении к общей Прародине интересы национальных спецслужб совпадают в такой же мере, как в отношении сокрытия правды о феномене НЛО. Боле того, можно быть уверенным, что эти интересы совсем не совпадают, и отечественным «конторщикам» не удастся создать Всемирную систему дезинформации Г иперборейской проблемы.

 

И чем больше ученых из Индии, Пакистана, Греции, Италии, Франции, Испании, Португалии, Англии, Германии, Нидерландов, Дании-Швеции, Норвегии, Финляндии, Венгрии, Болгарии, Исландии и многих других стран, чьи далекие предки в той или иной мере были причаст-ны к исходу из общей Прародины, станут интересоваться этой проблемой, тем больше залог чекистского неуспеха в деле сокрытия Гиперборейской истории и тем больше шансов у нас всех узнать свою общую историю.

 

Сибирская Русь — Русь изначальная Артания —страна Правды

 

Персидские и арабские ученые X—XII вв. аль-Балхи, ал-Марвази, аль-Истархи, Ибн Хордадбех, Ибн Русте, Ибн Хаукаль и др. отмечали, что им известны три Древние Руси; Куявия (Куябия, Куяба), Славия (ас-Славия, Салау) и Артания (Арсания, Арта, Арса). Историками Куявия уверенно ассоциируется с Киевской Русью, Славия — с Новгородской Русью, а по вопросу локализации Артании мнения ученых разошлись, причем настолько, что А.П. Новосельцев высказал опасение, «что вопрос о ней так и не будет до конца уяснен» [89]. X^. Френ, д-Оссон и П. Савельев считают, что Арта — это Арзамас;

 

А.А. Шахматов и Д. Щеглов — Рязань;

 

Ж.Т. Рено и ДА. Хвольсон — Пермь;

 

В.А. Пархоменко, Д.И. Иловайский, СВ. Юшков, В.В. Мавродин, А.Н. Насонов, В. Мошин, Г.В. Вернадский — Тмутаракань; А.И. Соболевский — город в Крыму; П. Смирнов — город на Волге выше устья Оки; Л. Нидерле, Б.А. Рыбаков — анты; позже Б.А. Рыбаков отожде-ствил Арту с Черниговом;

 

Р. Хенниг — Чердынь в районе северо-западного Урала;

 

И. Хрбек — остров Рюген [55].

 

Никто из вышеупомянутых историков не пытался рассмотреть сибирскую локализацию Артании. Между тем у персидских и арабских авто-ров имеется аргументация в пользу сибирской локализации Артании.

1. Прежде всего, это упоминание черных соболей, которыми торго-вала Артания. Они к тому времени были только в Сибири.

2. Кроме того, Артания торговала оловом, которого на Руси не было. Олово в Арту могло поступать из Кукианы — так арабы называли священные иранские горы Хукарья (горы Бырранга). В свою очередь, на Таймыр олово поступало, по-видимому, с востока, с Индигирки.

3. Еще Артания продавала булатные сулеймановы клинки, распрямлявшиеся при сгибании пополам. На Руси, да и в Европе, того времени булата еще не знали. Булатную сталь делали в Азии.

4. Из Артании в Индию и Китай поступала желтая медь. Последняя вызывает ассоциацию со знаменитой золотистой бронзой, присущей татарской культуре скифо-сибирского мира. Тагарцы жили в Минусинской котловине и по зоне лесостепи от Енисея до Оби.

5. Своего царя артанские русы называли хаканом. Каганами называли своих правителей тюркские народы в Сибири: жужане (придя в Европу, они стали называться аварами), енисейские кыргызы, уйгуры, печенеги, хазары. Л.Н. Гумилев считает, что в слове каган сливаются два понятия: «кам» — шаман, прорицатель и «хан» — провозглашаемый войском военный предводитель, позже наследственный владетель удела. На средневековых западноевропейских картах в верховьях Оби выше города Грустны показан город Камбалык — город кама.

6. Большая часть посевов в Артании, согласно персидским и арабским авторам, из проса. В середине первого тысячелетия до н.э. скифы-сколоты выращивали в Северном Причерноморье столько пшеницы, что кормили хлебом все Средиземноморье. В Сибири же основной возделываемой культурой было просо, которое выращивали современники сколотое динлины (татарская культура), юэчжи (саки-массагеты), проживавшие на территории Тувы и Алтая, позже гунны, тюрки, кимаки (последние уже в первом тысячелетии нашей эры). Военнопленный баварский солдатик Иоганн Шильтбергер, волею судеб попавший в Сибирь в начале XV в., подчеркивал, что в этой стране совсем не едят хлеба, а сеют одно просо.

 

Кроме персидских и арабских источников, аргументация в пользу сибирской локализации Артании имеется в западноевропейских и отечественных материалах. На западноевропейских географических картах XVII в., изображавших территорию Западной Сибири, Арта (Арса) помещена на Алтае возле Телецкого озера. Так, на карте Г. Сансона, опубликованной в Риме в 1688 г., город Арса (Arza) помещен южнее Золотого озера, в которое впадает река Lachman, столь созвучная нашему Чулышману, впадающему в Телецкое озеро (рис. 15). Любопытно, что согласно Сансону, Арса является столицей Самарии, иначе говоря, Са-

 

 

Рис. 15. Фрагмент карты Западной Сибири французского географа Г. Сансона, опубликованной в Риме в 1688 г. Правобережье Оби в бассейне рек Кети, Чулыма и Томи поименовано Лукоморьем.

 

В приустьевой части Томи показан город Грустина

 

маровской земли. Еще более любопытно, что на карте Дж. Кантелли, 1683 г., этот город на южном берегу Телецкого озера поименован Ара-той (Arata). Быть может, именно об этом городе упоминали древние шумерийцы как о городе, с которым они вели оживленную торговлю. Что касается Самарской земли, то она (Samarioqui) у Кантелли помещена к северу от Телецкого озера по соседству с Лукоморией (Lucomoria). Поскольку Лукоморье термин, скорее всего, все-таки приморский, можно предполагать, что и самарцы и лукоморцы пришли на Алтай с берегов какого-то моря. В источниках известны как мыс Самарос, так и мыс Тама-рос, причем Л.А. Ельницкий отмечает их несомненное созвучие [43, с. 141].

 

Тамарос упоминается Эратосфеном, Помпонием Мелой, Страбоном М.П. Алексеев указывает, что в XVI в. его искали на арктическом побережье Северного Ледовитого океана восточнее устья Оби. А Дж.

 

О.Томсон [127, с. 197] прямо отождествляет мыс Тамарос, (Та-мус, Табаис, Табин) с мысом Челюскиным. Это делает возможным рас-смотрение именно Таймырского полуострова в качестве стартового пун-кта в миграционном процессе далеких предков славян с берегов Северного Ледовитого океана в Западную Сибирь. Судя по Иордановой «Ге-тике», это имело место во второй половине первого тысячелетия до н.э.

 

Томский краевед А.А. Локтюшин предложил иную этимологизацию термина «Лукоморье». Первую часть он производит от слова «локализация», а вторую от слова «морена» — смерть. В результате получается ни что иное, как «страна предков», то есть прародина. Это не может не греть душу сибиряка, тем более что первый и второй варианты этимологизации не противоречат друг другу. Что касается Самарской Земли, то уже во времена ордынского нашествия на территорию европейской Руси, а быть может, и позже на полтора столетия, во время войны Тимура с Толхтамышем, самарцы жили уже в нижнем течении реки Яика и на реке Самаре, впадающей в Волгу возле Жигулей. Об этом мы можем уверенно судить по рассказам Каяловых, записанных замечательным томским этнографом профессором Г.И. Пелих.

 

Вернемся к Артании. Транскрипция столицы этого государства у разных персидских авторов выглядит по-разному: Хордаб, Джарват, Хад-рат. Не исключено, что в русских летописях этот город упоминается как Корьдно или Корьден. Этимологически, как уже говорилось выше, Арта восходит к древнеперсидскому «правда», по среднеперсидски это слово звучит «ард». По-видимому, этим обстоятельством обусловлено то, что северные германцы восточную Русь называли «Гарды» или «Острогард» в отличие от Новгородско-Киевской Руси, которую норманны называли Гардариками. Неслучайно В.Н. Татищев название Остергард, т.е. Восточные Гарды, объяснял тем, что Остергард располагался далеко на востоке в землях югры, гуннов и аваров [122]. Как известно, и гунны, и авары пришли в Европу из Сибири, а югра так в Сибири и осталась, несмотря на исход венгров в Паннонию. Кстати, Иордан писал, что после поражения гуннов и распада гуннской державы, часть гуннов и ругов вернулись к местам своего постоянного обитания, которые они занимали до Великого переселения. Они называли свою родину «Вар». Иордан добавлял также, что готы имеют «гуннские», а не германские имена. Сами германцы в начале XIX в. считали славян не европейцами, а азиатами, точнее, выходцами из Азии. Любор Нидерле, ссылаясь на византийского историка Халкондила писал, что славянский пранарод пришел из своего древнего азиатского отечества [119].

 

По-видимому, эта же корневая основа «арта», «гард», «ард» поло -жена в основу еще одного названия легендарного восточного государства Ардеселиб. Оно было христианским по вероисповеданию и царствовал в нем известный пресвитер Иоанн. Некоторые историки расценивают этого царя и его царство не более чем красивую легенду [31], но венецианец Марко Поло, посетивший здешние места менее чем через 70 лет после гибели царя Ивана, пишет о нем как о совершенно реальном человеке [100]. В равной мере реальным он оценивает былое существование христианского царства в Сибири.

 

Безымянный испанский монах-францисканец, написавший в середине XIV в. «Книгу познания», Иоанново царство назвал Ардеселиб, а его столицу Грасионой. В этом слове он увидел значение «Слуга креста». Позже Грасиона действительно стала называться Грустиной, а Круст по-германски и означает крест. Если францисканец назвал Ардеселибом именно Артанию, то локализация столицы этого царства не представляет ныне загадки — ее координаты до градуса совпадают с координатами города Томска.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.047 сек.)