Катакомбный город под Томском


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1419


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Выстраивание этой концепции стало возможно благодаря обнаружению несколько иной транскрипции этого города, а именно «Г расиона». Ее привел в своей «Книге познания» (середина XIV в.) безымянный испанский монах-францисканец. Эта транскрипция позволяет, во-первых, этимологизировать Грасиону от ирано-романо-германского слова rpacc (grass) — «трава», «зелень», что является важной экологической характеристикой лесостепной, а не степной или таежной зоны. Слово «грасс» является калькой греческой идиллии, хазарской Итили, германского Идавель-поля. А во-вторых, позволяет привлечь древнеиранские мифы и предания для ответа на вопрос, кто и когда построил Грасиону. В мифах древнего Ирана упоминается туранский царь Франграсион по прозвищу Грозный.

 

Имя Франграсиона, также производное от травы, мы встречаем в древнеиранских мифах. Он был злейшим врагом иранцев, предводительствовал войсками туров, и иранцы называли его «Грозным». Возглавляя туранские войска, Франграсион победил иранцев и 12 лет царствовал в Иране, пока не был изгнан. Согласно иранской мифологической генеалогии, Тур был старшим братом по отношению к Арию, что позволяет лучше понять положение славян по отношению к иранцам. Их общий предок Феридун перед смертью разделил свои обширные владения на три части: старшему Туру отдал туранскую землю, среднему Салму (Сай-риму) — Сарматию, и младшему Арию — иранскую землю.

 

О городе, построенном Франграсионом, по-видимому, еще до обращения Виштаспы и начала войны с Ираном, в мифах приводится одна чрезвычайно важная подробность: свой город он обустроил под землей. В «Бундахишне» (12.20) по этому поводу приводится следующее: «Гора Бакуир — та самая гора, которую Фрасийак Тур (так называли Франграсиона в более поздних источниках — Н.Н.) использовал как крепость, сделав себе обиталище внутри нее; а в дни (царствования) Иима мириады сел и городов были воздвигнуты в долине ее-» [104, с. 73]. По одной из легенд, именно в пещере после взятия города иранцами был схвачен Франграсион и казнен. В Авесте, кстати, недвусмыс-ленно говорится, что Франграсион лишь продолжил традицию Иимы строительства городов под землей: «Убежище, Иимкард построено в Эранвеже под землей, и всякое семя каждого творения и создания господа Ормазда, людей, скота, овец, птиц, все лучшее отнесено туда» [3, с. 71].

 

Итак, согласно иранским источникам, город Грасиона имел подземную часть и, по-видимому, эта часть была весьма обширной. Это сильно укрепляет версию о том, что город Томск поставлен на месте древнейшего города Грасионы. Согласно устной народной традиции, под Томском расположено несметное множество подземных ходов, проходят они, в том числе, и под рекой Томью. Молва утверждает, что размеры этого подземного объекта превышают размеры современного Томска — от устья р. Киргизки на севере до устья р. Басандайки на юге. За время существования Томска имело место неисчислимое количество случаев обнаружения подземных ходов. Подавляющее большинство этих свидетельств сохранились в устной форме и циркулирует в виде слухов, но многие были запечатлены в газетах.

 

Здесь нет возможности привести все эти публикации. Даже перечисление авторов и названий статей займет слишком много места.

 

О подземных ходах под Томском писали «Сибирский Вестник» 04.11.1888 г., «Сибирская жизнь» 03.06.1898 г., 14.05.1898 г., 17.05.1898 г., 14.05.1890 г., 01.09.1890 г., 03.09.1890 г., «Тобольские губернские ведомости», 1896?, «Петербургский листок» № 277,1908 г., «Красное знамя» 28-29.10.1989 г., 28-29.07.1990 г., 14.08.1993 г., 14.12.1991г., «Томская неделя» 05.12.1998 г., 27.05.1999 г., 03.06.1999 г. 10.06.1999 г., «Ведомости Томской губернии», № 9, 2000 г., «Аргументы и факты — Сибирь», № 48,2000 г., «Комсомольская правда в Томске» 22.12.2000 г.

 

За период, превышающий столетие, газеты зафиксировали множество случаев наблюдения подземелий под Томском. К их числу относится обнаружение в 1888 г. кирпичного свода на аршинной глубине во дворе столоначальника казенной палаты Б.Б. Орлова в конце Новой улицы (ныне пер. Орловский). Эта находка изучалась директором университетской научной библиотеки археологом С.К. Кузнецовым, пришедшим к выводу, что вскрыто начало подземного хода. С.К. Кузнецов опубликовал свое наблюдение в «Сибирском Вестнике», 6 ноября 1888 г. Привожу эту публикацию без изменений:

 

«Интересная Находка В Томске.

Утром 2-го ноября во дворе столоначальника казенной палаты

 

В.Б. Орлова, что в конце Новой улицы (тянущейся от монастырской ограды к р. Ушайке), как раз над взвозом от речки Игуменки, при рытье ретирадной ямы рабочие наткнулись, на аршинной глубине, на кирпичный свод. Г. Орлов в тот же день известил меня о своем открытии и пригласил для осмотра на утро следующего дня, что я весьма охотно исполнил.

 

Для удобнейшего понимания рассказа, я прилагаю здесь план местности (рис. 20).

 

 

Рис. 20. План усадьбы столоначальника казенной палаты В.Б. Орлова, составленный С.К. Кузнецовым 3 ноября 1888 г. а — флигель направо от двора; Ь — службы; с—дом Орлова; d—ворота во двор; е — яма для ретирада; А — угол ямы, где обнаружен кирпичный свод; В — березы над обрывом, у подножия которого был замечен вход в гору, теперь засыпанный; ///направление в котором при постукивании в землю слышится пустота; Д — калитка, выходящая на взвоз

 

Явившись к Орлову утром № ноября, я нашел около флигеля квадратную яму, колодцем пробитую на глубину 1 аршина (на плане е). В северном углу ямы рабочим пришлось наткнуться на кирпичный свод, арка которого переброшена по направлению от востока к западу. Прямо из ямы под арку может быть, по словам рабочего, очень легко расчищен ход, так как земля в глубь идет рыхлая, очевидно, осыпавшаяся, такая же земля и на дне ямы. Владелец дома высказывает полную уверенность, что арка эта открывает собою подземный ход по направлению к реке. При этом г. Орлов рассказывал мне, что когда он пять лет тому назад, приступил к постройке своего дома на арендованном у Алексеевского монастыря участке и начал устраивать садик, ему пришлось на косогоре, обращенном к р. Ушайке, около уцелевших еще доныне берез (на плане В), засыпать отверстие, весьма напоминающее собою оконечность подземного хода.

 

Мысль о подземном ходе не оставляла г. Орлова все пять лет, тем более, что ему часто приходилось убеждаться в существовании какой-то загадочной пустоты под его двором, особенно когда его начинал беспокоить непонятный гул под землею, быть может происходивший оттого, что уличная езда давала отзвук в подземном ходе.

 

Спустившись в яму со свечей, я мог лично убедиться, при помощи бывшей у меня в руках палки, в рыхлости земли как на дне ямы, так и в пролете арки. Был виден только верх арки, и сколько можно догадаться, самый ход едва ли будет шире полутора аршин. Свод пред-ставляет собой с этой стороны плохо сохранившимся и кирпичи легко распадаются на куски. Бывшая у меня в руках половинка кирпича, носящая на себе следы копоти, дает возможность заключить, что кирпич, по размерам своим, почти ничем не отличается от современного. То обстоятельство, что во время осмотра из ямы столбом поднимался пар, я склонен считать за указание на существование значительной подземной пустоты, содержащей боее теплый воздух, чем наружный.

 

При помощи постукивания по земле я мог убедиться, что под-земный ход идет от арки в направлении, отмеченном на плане штрихами, т.е. проходя несколько левее калитки (между нею и углом фли-геля), направляется как раз к березам, подле которых был обнару-жен выход, теперь засыпанный. Поэтому я просил г. Орлова снять землю в пункте а, где сейчас же под мерзлым слоем земли обнаружена масса щепы и толстые корни березы.

 

Сегодня (4 ноября) г. Орлов сообщил мне, что свод открыт на протяжении 1,5 аршина. Приходится таким образом заключить, что мы имеем дело с одним из более или менее старых сооружений города Томска. Принадлежность этой земли монастырю с давних лет дает повод думать, что и самый подземный ход сооружен для чисто монастырских целей. С помощью «Описания Алексеевскою монастыря», составленного бывшим его настоятелем почтенным

 

о.архиман-дритом Виктором и переданного в распоряжение редакции «Сиб. Вестн.»), которая не замедлит его напечатать, я могу привести достаточно убедительные доказательства в пользу сооружения подземного хода к р. Ушайке именно монастырем.

 

Первоначально Алексеевский монастырь находился при устье р. Бол. Киргизки, где теперь так называемая Архимандритская заимка. Последовательные опустошения, причиненные монастырю набегами киргиз и калмыков в 1614,1624,1630,1634 и 1644 гг.„ вынудили братию перенести обитель на ее тепешнее место, где и был заложен в 1658 г. ныне существующий монастырь старцем Еремом, по указу царя Алексея Михайловича, а окончательно отстроен только в 1663 г. Последнее тридцатилетие 17 в. далеко нельзя назвать мирным в истории города Томска: калмыки и киргизы по-прежнему совершали на город опустошительные набеги, и древние записи в монастырском синодике указывают немало жертв этих набегов под 1674,1680 и 1682 гг. Сама необходимость побуждала братию неоднократно прибегать к вооруженному содействию служилых людей, которые укрепили Усть-Киргизский монастырь. Доселе еще можно видеть там вдоль крутого берега р.Большой Киргизки длинный земляной вал, а также крупные четырехугольные ямы, засевши в которых защитники монастыря «огненным боем» отражали натиск кочевников.

 

Та же опасность от врага грозила и в Томске, почему весьма понятным становится предположение, что братия монастырская озаботилась устроить потайной ход на случай крайней опасности. Выйдя на берег Ушайки, все же можно было спастись от врага на лодках: кроме того, тут же можно было хранить, в особом тайнике, ценное монастырское имущество. Против такого предположении, надеюсь, никто спорить не будет.

 

Если же принять, что обнаруженная случайно арка подземного хода представляет выход на поверхность земли, то можно думать, что тут, на месте дома г. Орлова, было в старину какое-нибудь монастырское строение, из которого был устроен доступ к подземному ходу. Легко также может быть, что этот подземный ход имеет отсюда ветвь прямо в монастырь. В этом нетрудно убедиться, если только основательно расчистить теперь открытый ход и спросить соседних домовладельцев, не случалось ли им, подобно г. Орлову, наткнуться на нечто подобное своду.

 

Два слова в заключение. Честь открытия свода целиком принадлежит В.Б. Орлову, но так как он только арендатор этого участка земли, то юридически собственником подземного хода и всего, что может там быть найдено, остается монастырь. Помимо этого, в интересах науки весьма важно, чтобы раскопки этого хода были произведены возможно тщательнее, самый подземный ход сохранен в неприкосновенности и исправлен в тех местах, где успел подвергнуться разрушению. У нас так мало остатков старины, что необходимо сберечь в целости это любопытное сооружение былого времени.

 

В.Б. Орлов сообщил мне, что в один день со мною он дал знать о находке А.В. Адрианову, который выразил желание заняться раскопками и приступил к исследованию в тот же день, так как, по словам г. Орлова, располагает на этот предмет довольно значительной суммой от Археологического общества. Таким образом, дальнейшие раскопки зависят теперь только от согласия монастырской администрации.

 

С.К. Кузнецов 4 ноября 1888 г.

 

Читаешь такое, и завидно донельзя: в 1888 г. исследователи приступали к своим обязанностям на следующий же день после обнаружения признаков подземного хода, а была бы тогда телефонная связь, наверно, начинали бы в тот же день. А на второй день уже в наличии деньги на раскопки. В наши дни, сколько ни проваливается земля в подземные ходы, никакого исследования не наступает. Лет восемь назад случился провал земли возле библиотеки им. Пушкина, директор Н.М. Барабанщикова обратилась к историкам, но никто не приехал. Яму с кирпичным сводом пришлось засыпать. Мы стали ленивы и нелюбопытны. Но, слава Богу, не все. Вместе с И.В. Ташкиновым и А.Н. Бобылевым поздней осенью 1999 г. мы раскопали огород в бывшей Орловской усадьбе. Благодаря плану местности, опубликованному С.К. Кузнецовым, раскопки увенчались успехом и кирпичный свод, описанный С.К. Кузнецовым более сотни лет назад, был обнаружен. Кстати, раскопок ни в 1888 г., ни в последующие годы здесь не проводилось, из чего можно сделать вьюод, что разрешения на раскопки от администрации Алексеевского монастыря получено не было. В 1999 г. было выяснено, что обнаруженный кирпичный свод представляет собой не устье подземного хода, а свод печи для обжига кирпича. Об этом свидетельствовала закопченность кирпичей, обилие золы, наличие щепы, а также слой глины переменной мощности у основания описываемого сооружения. Я пригласил к месту раскопок представителя Центра охраны памятников П.А. Маркова и археолога М.П. Черную. Ни тот, ни другая не отреагировали, и яму пришлось засыпать.

 

В мае 1898 г. на Почтамтской улице возле дома архиерея в подземный ход провалились две барышни. Позже пр. Ленина (бывшая Почтамтская) проваливался еще минимум три раза — возле д/к Вахрушева, возле библиотеки ТГУ и возле краеведческого музея (бывший дом архиерея).

 

В усадьбе по улице Шишкова, 1 неоднократно проседала почва во дворе. В 90-е гг. в провал было высыпано гравия из двух КамАЗов. Это, кстати, распространеннейшее мнение, что размер подземных ходов так велик, что в них свободно могли заезжать, а то и разъезжаться тройки лошадей. Согласно «Тобольским губернским ведомостям» (конец XIX в.), в Томске от почтамта до Лагерного сада прослеживается гигантский подземный ход, названный томским метро.

 

В переулке Белозерском, 2, в 1900 г. обнаружено два подземных хода на две стороны, через которые уходят преступники. Утверждалось, что с использованием подземных ходов воры грабили магазины и организовывали побеги из тюрем (на нынешней ул. Аркадия Иванова). Правда, в иных тюремных местах (на углу Г ерцена и Советской) обнаруженные ходы вели не в камеры узников, а к дому надзирателей, а от него к губернаторскому дворцу (нынешний Дом ученых).

 

Еще в усадьбе на ул. Шишкова, 1, обнаружен выход к реке, закрытый кованной железной дверью. В подземном ходе возле выхода к Ушайке был найден просмоленный обласок.

 

На ул. Октябрьской возле дома 33 на дороге провалился груженый самосвал. В этом доме жил священнослужитель, позже прокурор. Про-курорский сын через вход в подвале дома принялся ходить в подземелья. К моменту прихода корреспондента подвал был засыпан под половицы.

 

Однажды возле Южного переезда в подземелье провалился экскаваторщик. Копая траншею, он обратил внимание на открывшуюся в земле дырку и спрыгнул полюбопытствовать, В подземном ходе он обнаружил сундук со старинными иконами и книгами.

 

Нет возможности перечислять случаи обнаружения подземных ходов в Томске. Многие современники заглядывали в подземные ходы и отмечали наличие в них кирпичных сводов. В их числе Григорий Добнер, Виктор Попов, Александр Локтюшин, Павел Локтюшин, Иван Власкин и др. Э.В. Стойлов спускался в ход в здании областного суда и проходил по нему несколько десятков метров. Ход был обложен кирпичом. Г алина Ивановна Жиденова в 1964 г. проходила по подземельям от здания колледжа культуры (Томское культурно-просветительское училище) до спортивного зала автодорожного техникума (это три сотни метров).

 

Томские операторы биолокации подтвердили наличие подземных ходов. На Воскресенской горе обнаружен подземный ход, начинающийся с северной стороны церкви Воскресения и ведущий в направлении Соляной площади. Протяженность хода около четырехсот метров. Залегает он на глубине от 3 до 10 метров и имеет ответвления закрытого камерного типа.

 

Сеть подземных ходов обнаружена в районе площади Революции (ныне Новособорная площадь). Один из них соединяет дома № 42 и № 44 по проспекту Ленина, другой пересекает площадь с юга на север. Судя по всему, ходы эти находятся далеко не в лучшем состоянии, отмечаются завалы.

 

Итак, существование подземелий под Томском не представляет сомнений. В качестве причины их возникновения обсуждаются не очень серьезные версии: первая — подземелья создавались томскими купцами для разных надобностей, например, чтобы принести из погреба бутылочку вина; или явиться на дворянское собрание без экипажа и совершенно не запачкавшись в знаменитой томской грязи; или, наконец, чтобы ездить с девочками кататься на луга за рекой. Сибирские купцы были людьми серьезными, деньги в глупости не вкладывали. Единственное, для чего

 

купцы действительно могли создавать подземные сооружения — это для хранения товаров, но для этого обычно делаются подвалы под зданиями, для чего купцам прокладывать километровые ходы?

 

Вторая версия — разбойничья. Дескать, разбойники копали эти ходы, чтобы скрываться в них от погони и прятать свои сокровища совсем как «Хасан и 40 разбойников». Спору нет, разбойникам действительно приходилось где-то прятаться, но эта публика совершенно неспособна к созидательному труду. Вот приватизировать чужое — тут они впереди всех.

 

Третья версия — «убегаловки». Ее разрабатывал томский журналист Эдуард Стойлов, посвятивший много статей томским подземельям. Суть версии в том, что сибирская жизнь действительно была полна опасностей. Купцы опасались разбойников, разбойники — полиции. И те, и другие якобы считали необходимым на всякий случай иметь подземный ход длиной метров пятьдесят до ближайшего лога.

 

Моя версия состоит в том, что под Томском находится подземный город гораздо более древний, чем сам Томск. Обосновывается этот тезис тремя доводами. Во-первых, как уже говорилось выше, молва оценивает площадь подземного объекта больше площади современного города. Частично этот тезис подтверждается публикациями. Е.Дульнев, Б.Иртыш-ский и Б.Корнев в начале тридцатых гг. перевоспитывавшиеся в детской колонии «Чекист», в конце своего срока написали и опубликовали повесть «Атаман Пузырь» (1936 г.) [42]. В ней упоминается пещера, где скрывалась ватага беспризорников атамана Пузыря. Колония располагалась в районе деревни Белобородово в приустьевой части Киргизки. Пещера также находилась близ устья Киргизки. К сожалению, авторы повести ничего не сказали о размере пещеры.

 

3 мая 2000 г. мой хороший знакомый Максим Борисович Елфимов рассказал мне, что его дед Иван Селезнев в детстве был беспризорником и в юности содержался в колонии «Чекист» (он ее называл «Коммунар»). Дед уверял Макса, что там был огромный пещерный комплекс, по которому дети любили бегать. Эти пещеры находятся далеко за пределами современного Томска, севернее него. А южнее, в устье Басандайки, в усадьбе золотопромышленников Поповых «Отрадный уголок», по слухам, также имелся подземный ход, который шел на север до города. Здесь же молва связывала пещеры с Бабиным логом, курганами и останцом в устье Басандайки.

 

То, что подземелья распространены шире территории города Томска и, следовательно, не имеют к его истории никакого отношения, подтверждается наличием обширных подземных ходов в Юрге в сотне км к югу от Томска, а также наличием их в районе деревни Г арь Асиновского района в 70 км к северу от Томска. Возле Гари, по публикации Эдуарда Стой-лова, в подземный ход провалился трелевщик. Второй довод заключается в размере подземного объекта. На самом деле объем грунта, извлеченного из земли при его строительстве под городом, составляет многие сотни тысяч кубических метров, что соответствует многим десяткам погонных километров катакомб. Об этих объемах можно судить по размерам так называемых «бугорков» (Мухин, Орловский, Загорный, Кононовский и др.) (рис. 21). Грунт этих бугров насыщен кирпичной крошкой и крошками извести, что выдает в них отвалы горнопроходческих работ, сопровождавшихся обустройством кирпичных сводов. При этом с каждым «бугорком» связаны легенды о существовании под ним входов в подземелья. Судя по объему «бугорков», протяженность подземных соору-

 

 

Рис. 21. План-экспликация города Томска 1765 г. Составлен геодезии прапорщиком Петром Григорьевым. На карте очень выразительной рисовкой показаны так называемые томские «бугорки»: Загорный (1), Кононовский (2), Алтайский (3), Орловский (4). На местности эти «бугорки» столь же необычны геоморфологически и производят впечатление искусственно насыпанных жений под Томском составляет сотни километров. Если же и сама Воскресенская гора имеет насыпной характер, эти объемы приближаются к астрономическим. Ни купцам, ни разбойникам такие объемы тайных работ были не под силу.

 

В этой связи и учитывая всегдашний интерес ВЧК, КГБ, ФСБ к подземным городам, уместен вопрос: не этот ли подземный объект имел в виду перебежчик Олег Гордиевский в своем интервью «АиФ» (2001 г.)? В ответ на вопрос Георгия Зотова «Какой главный секрет КГБ не раскрыт до сих пор», Гордиевский ответил: «Подземные коммуникации спецслужб. Я знаю, что КГБ имеет под землей грандиозные сооружения, целые города, равных которым попросту не существует». Если эти сооружения создавались самими спецслужбами, то пусть они ими по-прежнему и владеют. А если они создавались тысячелетия назад, и с ними связана наша история? Как можно прятать от народа то, что создавалось трудом далеких предков? Кому служите, служивые?

 

Третий и важнейший довод состоит в том, что подземелья на месте Томска существовали до строительства Томской крепости в начале XVII в. И это известно вполне достоверно. В 1908 г. «в Томске в крутом берегу реки Томи найдена пещера, в которой обнаружен прекрасно сохранившийся костяк монгола, одетого в деревянные боевые доспехи и в низкий шлем из лошадиной кожи. Около скелета лежат короткое копье, лук и топор. В углу пещеры найден глиняный сосуд с остатками углей и мелких костей. Предполагают, что найденный монгольский воин жил в XIV столетии, судя по его доспехам. Находка передана Томскому университету с очень богатым музеем по этнографии и истории Западной Сибири» [90, с. 129; 98].

 

Естественных карстовых образований в Томске не зафиксировано, поскольку нет выходов карбонатных пород. Черносланцевая свита каменноугольного возраста, выходящая в Лагерном саду, содержит лишь очень маломощные прослои известняков, измеряемые сантиметрами, реже десятками сантиметров. Следовательно, так называемый монгольский воин был обнаружен в искусственной пещере. До прихода казаков и становления Томска оставалось более двух столетий.

 

Правда, весьма сомнительно, что этот воин относился к татаро-монголам, у которых вооружение было уже гораздо более совершенным. Его деревянные обтянутые кожей доспехи характеризуют скорее гунскую эпоху. Но тогда «пещера воина» древнее Томска более чем на тысячеле-тие. К величайшему сожалению, поступивший в МАЭС ТГУ бесценный материал остался неизученным. Неизвестен антропологический тип вои-на, не детализирован его возраст по характеру вооружения и доспехов не проанализирован абсолютный возраст угля. Поразительно, но в 2000 г. в МАЭС не сохранилось никаких следов этой уникальной находки, даже само местонахождение пещеры невозможно установить, поскольку невозможно найти даже записи этой находки. Судя по Археологической карте Томской области, «пещера воина» располагалась в южной части города, выше по Томи от Лагерного сада и Железнодорожных дач, где-то в районе Потаповых лужков.

 

Еще с одним доказательством «дотомского» возраста томских искусственных пещер столкнулся Джон Белл Антермонский в 1719 г. Он был прикомандирован Петром Первым к дипмиссии в Китай лейб-гвардии капитана Льва Васильевича Измайлова. Догоняя посольство, Джон Белл не оставлял своего интереса к истории земель, по которым проезжал, к курганам. В Томске он имел встречу с одним «бугровщиком», который рассказал «что однажды неожиданно наткнулся на сводчатый склеп, где нашли останки человека с луком, стрелами и копьем и другим вооружением, лежащим на серебряной плите. Когда притронулись к телу, оно распалось в пыль. Ценность плиты и вооружения была весьма значительна» [50, с. 209-211].

 

Описанный Джоном Беллом сводчатый склеп был сооружен, несомненно, либо из кирпича, либо из тесаного камня. Уставщик-каменщик Савва Михайлов прибыл в Томск из Тобольска в 1702 г. Под его руководством на территории Томского кремля были построены пять каменных строений, в том числе арсенал и денежно-пороховая казна. Но уже в 1705 г. Михайлов был отозван для строительства Санкт-Петербурга, и каменное строительство в Томске было приостановлено минимум на полстолетия. Следовательно, описанный Беллом сводчатый склеп был древнее Томска. Тот факт, что захороненный воин при доступе воздуха рассыпался в прах, очень уж напоминает аналогичные случаи в этрусских склепах, где возраст захоронений исчисляется десятками веков.

 

Арабским историкам, в частности Ибн-Русте, было известно о ката-комбных погребениях русов. В русской народной памяти воспоминания о былом способе захоронения в пещерах также сохранились. Достаточно вспомнить Пушкинскую «Сказку о мертвой царевне и семи богатырях». Когда Чернавка по заданию царицы отравила-таки царевну, богатыри:

Вот они во гроб хрустальный

Труп царевны молодой

Положили — и толпой

Понесли в пустую гору,

И в полуночную пору

Гроб ее к шести столбам

Осторожно привинтили

И решеткой оградили».

Когда царевнин жених Елисей, разыскивая царевну, обратился к ветру,

Отвечает ветер буйный:

Там за речкой тихоструйной

Есть высокая гора,

В ней глубокая нора;

В той горе, во тьме печальной

Гроб качается хрустальный

На цепях между столбов».

 

В связи с тем, что далекие предки пещеры часто называли норами, нам надобно внимательно присмотреться к таким топонимам, как Норильск, Нарым, Норик. В районе Норильска Н.Н. Урванцев наблюдал какие-то доисторические горные выработки, а возле Нарыма в деревне Талиновке местные жители говорят о каких-то чрезвычайно глубоких подземельях. Все это требует тщательной проверки.

 

Подземный город под Томском, надо думать, был не одинок. В.Н. Демин предполагает, что их строительство было обусловлено необходимостью спасения от холода, и что возникнуть эта идея могла лишь в северной Прародине. В этой связи, путь великого исхода из Прародины на юго-запад должен трассироваться подземными городами. Один из таких подземных городов обнаружен и изучался военными моряками-черноморцами под городом Николаевым (рис. 22).

 

Отчет инженера Алексеева, в котором упоминаются надписи на стенах залов на непонятном языке, саркофаги с останками людей в доспехах с оружием и прочие чрезвычайно интересные для истории России вещи, из архива военных моряков бесследно исчез. Зато в личном архиве семьи Алексеева сохранилась копия карты подземных ходов, позже опубликованная.

 

В Томске ситуация разворачивалась обратным образом. Совершенно пустая в поисковом смысле книга Некрестовского «Томские трущобы» опубликованная около 100 лет назад, была переиздана в 1990 г., это переиздание имеется во всех городских библиотеках, но без карты подземных ходов под Томском, которая была в первом издании. Интересно, кому надо красть нашу историю?

 

 

Рис. 22. Карта подземных сооружений города Николаева, о которых ныне повествуют практически одни лишь слухи. Составлена инженером Алексеевым в 1956 г. по заданию штаба Черноморского военно-морского флота. Суммарная протяженность подземных ходов свыше 20 км, объем вынутого грунта составляет около 40 тыс. м3

 

Подводя итоги обсуждению вопроса о возможно существующем подземном городе под Томском, следует упомянуть еще один аспект. Объект, несомненно, реален, и весь вопрос в том, что он собой представляет и когда создавался. Если это результат «шалостей» томских купцов, — это одно. Но если это очень древний подземный город — ситуация совершенно другая. В таком случае, этот объект ставит перед историками множество жгучих вопросов. Ответ же можно получить в одном-един-ственном случае — если объект изучать. Но томские историки от подземных ходов отмахиваются, впрочем, омские также.

 

Летом 2001 года телепрограмма «Губернские новости» продемонстрировала на всю Западную Сибирь то, как в гигантский подземный ход провалилась омская областная прокуратура. И ничего. Ни полслова о том, что, мол, мы исследовали этот объект, возраст его такой-то, принадлежит он такому-то древнему народу. Весной 2003 года томский археолог Яков Яковлев в телеинтервью телекомпании ТВ-2 заявил, что если даже провалится вся площадь Ленина, это не будет представлять никакого интереса.

 

В июне 2003 года при обнаружении подземного хода на территории городского Дома ученых (символика-то какая!) историк Надежда Дмит-риенко, профессор, доктор исторических наук равнодушно заглянула в открывшееся «прошлое» и заметила, что ей это неинтересно, потому что дренажными системами она-де не занимается.

 

Осенью 2002 г. на территории Музея города (опять символика!) был обнаружен подземный ход. Собравшийся ареопаг в составе Центра охраны памятников, «Томска исторического» и представителей томской исторической науки принял решение быстренько закопать щель. Но простой рабочий Павел успел «нырнуть» в щель, поднять на поверхность ряд интересных старинных предметов. Это неординарное событие вынудило томского журналиста Андрея Соколова в «Красном знамени» за

 

19 ноября с горечью признать: «тотальное равнодушие томских историков к сибирской истории!». Мне сдается, — это приговор. Или диагноз.

 

Лишь одно могло бы оправдать наших историков. Если бы они множество раз предпринимали безуспешные попытки изучить подземелья, но натыкались бы на твердое сопротивление Конторы. КГБ действительно перекрывал доступ в катакомбы томским спелеологам, предпринимавшим неоднократные попытки проникнуть туда. КГБ запретил томскому краеведу Пашкевичу упоминать в своих лекциях о подземных ходах. КГБ перекрыл все входы в подземелья. Современная ФСБ делает вид, что никакого интереса к катакомбному Томску не имеет, но в это верится с трудом.

 

Почему же чекисты закрывают от нас наиболее глубинную нашу историю? Не вдаваясь в нравственную оценку этой чудовищности, выскажу три версии. «Благородная» версия состоит в том, что чекисты, якобы оберегают наших вездесущих пацанов от того, чтобы те не пропали в ка-такомбах, что неоднократно происходило, когда доступ вглубь был от. крыт. «Прагматическая» версия сводится к соображению «чего же доб-ру пропадать». По слухам, в томских подземельях в войну прятались гох-рановские ценности, размещались громадные продовольственные склады. Молвят, что после войны в катакомбы начали загружать на хранение ставшие ненужными боеприпасы. В частности речь идет о минах, производившихся на харьковском заводе мин, эвакуированном в Томск и расположенном на территории детской колонии «Чекист». Г оворят, этими минами нашпигованы все недра между психбольницей и берегом Томи. Надо полагать, скоро эти боеприпасы начнут взрываться не хуже, чем дальневосточные. Некоторые информаторы говорят, что в глубинные этажи томских катакомб слили какие-то очень уж ядовитые отходы. Обе эти версии вполне оправдательны для КГБ и могли бы быть озвучены Конторой.

 

Третья версия — не то «Меркантильная», не то «Суперблагородная», потому что связана она с фантастическими сокровищами, возможно, до сих пор хранящимися под Томском.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.051 сек.)