Первый и второй электоральные циклы - становление политической культуры региона.


Дата добавления: 2014-05-20 | Просмотров: 998


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

 

Первый электоральный цикл – период 1993-1996 годов в российских регионах относится к периоду «романтической» демократии. Он включает, прежде всего, парламентские выборы депутатов Государственной думы (декабрь 1993 и декабрь 1995 годов) и выборов Президента Российской Федерации (июнь-июль 1996 года). По итогам первого электорального цикла 1993-1996 годов в российских регионах оформились основные группы электората, для которых был характерен довольно устойчивый тип голосования. Проявилось несколько типов электорального поведения граждан – абсентеистский, выражавшийся в отсутствии интереса граждан к политике и выборам вообще, лояльно-демократический, формируемый реформаторским и конформистским типами, выражавшийся в поддержке гражданами официального политического курса, а также радикально-традиционалистский тип голосования, основу которого составляли ценности социальной справедливости и равенства при распределении материальных благ.

Радикально-традиционалистский электорат характеризовался на этом этапе большой сплоченностью и мобилизованностью. Основу этого типа электорального поведения составил преимущественно левый электорат в количестве 22-34% всех российских избирателей. Общая численность такого электората оценивалась, например, по количеству граждан, проголосовавших против Б. Ельцина. На референдуме 1993 года о недоверии Б. Ельцину заявили 25,16% граждан, имеющих право голоса. В 1995 году на выборах Государственной думы радикально-традиционалистские электорат определялся по количеству голосов, отданных за соответствующие партии, которые получили 34,41% голосов. На президентских выборах 1996 года радикально-традиционалистский электорат определялся по количеству граждан, проголосовавших во втором туре за Г. Зюганова. За него отдали голоса 27,73% радикально-традиционалистского электората[3].

В Саратовской области в этот период на референдуме 1991 г. уровень поддержки идеи сохранения СССР был довольно высок – 73,1%. На президентских выборах в 1991 г. за Б. Ельцина отдали 55,7% голосов жители Саратовской области[4]. На референдуме 1993 г. уровень доверия Б. Ельцину был ниже, чем по стране в целом, хотя и превысил 50% (51,8% голосов). Социально-экономический курс президента и правительства поддержало меньше половины избирателей – 47,6%. На парламентских выборах 1993 г. оппозиционность Саратовской области была более заметной. Избирательные объединения либерально-реформаторской ориентации получили в сумме 29,1% голосов, заметно меньше чем по России в целом – 34,1%. В то же время оппозиционные партии – ЛДПР, КПРФ и АПР выступили на выборах достаточно успешно. В сумме за них проголосовала половина избирателей – 49,55%. ЛДПР отдали свои голоса 26,6% избирателей, КПРФ – 15,3%. Аграрии получили 7,6% голосов – почти так же как по России в целом. На парламентских выборах в декабре 1995 г. за партии и движения традиционалистской ориентации в Саратовской области проголосовали 65,6% избирателей, т.е. существенно больше, чем по России в целом. КПРФ привлекла 28,3% голосов. В этот период оформился так называемый «красный пояс» российских регионов или так называемый «феномен 55-ой параллели». К северу от нее регионы голосовали за рыночников, к югу – за антирыночников[5]. В число антирыночников вошла и Саратовская область, традиционно относящаяся к аграрным регионам. ЛДПР привлекла 15,5% голосов, т.е. существенно больше среднероссийского показателя. Что касается президентских выборов, то в 1996 году Б. Ельцин набрал по Саратовской области в первом туре 28,4% голосов. Г. Зюганов опередил Б. Ельцина, ему отдали свои голоса 41,6% избирателей Саратовской области. Во втором туре небольшое преимущество оказалось на стороне Г. Зюганова. Лидер российских коммунистов привлек около половины избирателей – 49,9%, действующий президент – 44,1%[6]. Таким образом, жители Саратовской области в период с 1991 по 1996 гг. проявляли оппозиционные официальной власти настроения.

Реформаторский или лояльно-демократический тип электорального поведения в среднем по стране составил 16-20% и определялся голосованием против сохранения СССР (19,91%), голосованием за демократические партии – в 1995 году (16,32%). К лояльно-демократическому электорату относят и центристов (15-20%), благосклонных к переменам в стране, и управляемый электорат в национальных автономиях и республиках РФ. Общая численность лояльно-демократического электората оценивалась по голосованию за Б. Ельцина – 42,76% – в 1991 году, 37,65% – в 1993 году, 37,02% – в 1996 году[7].

Несмотря на то, что общая расстановка сил между группами российского электората сохранялась в своей основе на протяжении 1993-1996 годов, на уровне регионов имела место динамика электоральных траекторий – происходили изменения и порой очень существенные. Имело место так называемое перетекание электората. Лояльно-демократический электорат перетекал из русских регионов в национальные образования. В целом имело место размывание либерально-демократического электората в ряде регионов, которые были отнесены в разряд оппозиционных. Сюда относилось практически все Поволжье. Радикально-традиционалистский электорат рос в регионах «красного пояса» за счет разочарований лояльно-демократического электората, одновременно пополнявшего ряды абсентеистов.

Показателен в плане оценки электоральной культуры в этот период такой индикатор как уровень электоральной неустойчивости населения, характеризующий долю избирателей, меняющих свои предпочтения на противоположные от выборов к выборам. В целом для России на протяжении 1990-х гг. уровень электоральной неустойчивости был очень высоким. Электоральная неустойчивость оценивалась на уровне 50%, что означало, что половина населения от выборов к выборам меняет свои политические предпочтения и пристрастия. Такой уровень оценивается как очень высокий, в силу того, что более чем в шесть раз превышает среднеевропейский.

Не менее важным при оценке электоральной культуры региона является и такой показатель как политическая поляризация населения. Политическая поляризация российского общества в период первого электорального цикла достигла своего максимума. Степень электоральной (политической) поляризации населения может быть определена, например, по результатам президентских выборов. Она рассчитывается как отношение электората Б. Ельцина к электорату Г. Зюганова в регионах по выборам 1996 г. или В. Путина к электорату Г. Зюганова по выборам 2000 года (см. табл. 1)

 

Таблица 1

Уровень политической поляризации населения в регионах, рассчитанной по результатам президентских выборов[8]

 

Регион РФ Год
Российская Федерация 1,10 1,81
Поволжский район
Саратовская область 1,1 2,04
Калмыкия 2,27 1,75
Татарстан 1,01 3,45
Астраханская область 1,24 2,29
Пензенская область 2,43 1,29
Самарская область 1,03 1,37
Северо-Западный район
Санкт-Петербург 3,32 3,67
Новгородская область 1,50 3,51
Центральный район
Москва 4,12 2,41
Московская область 1,84 1,71
Тверская область 1,05 2,07
Ярославская область 1,81 3,12

 

Чем больше показатель отличается от единицы, тем меньше уровень поляризации общества. Как показывают данные таблицы, в 1996 году уровень среднероссийской поляризации был чрезвычайно высок, поскольку приближался к единице. В Саратовской области политическая поляризация была также очень высока и равнялась 1,1.

В целом, характеризуя электоральную культуру российских граждан первого электорального цикла, можно сказать, что в сфере электоральной культуры проявили себя следующие тенденции. Оформились в своей основе электоральные предпочтения граждан в российских регионах, проявились «особенности электоральных предпочтений избирателей, составляющие спрос на политическом рынке»[9], были заложены основы электоральной конкуренции нового типа. Сформировался ряд типов голосования – либерально-демократический (реформаторский и управляемый), радикально-традиционалистский, абсентеистский. Радикально-традиционалистский электорат характеризовался большей сплоченностью и мобилизованностью по сравнению с аморфным лояльно-демократическим электоратом. На уровне страны электоральные сегменты в основном сохраняли свое качество и количество, в регионах имела место динамика – перетекание электоральных предпочтений.

Второй электоральный цикл в российских регионах (1999-2000 гг.) относится к периоду становления «управляемой» демократии в России. Он включает выборы депутатов Государственной Думы (19 декабря 1999 года) и досрочные выборы Президента России (26 марта 2000 года). Общероссийские результаты федеральных выборов складываются из результатов региональных голосований. Для второго электорального цикла в российских регионах характерными стали такие типы голосования как конформистский, предполагающий голосование за партии власти, левый (консервативный) и либеральный (правый).

Конформистский тип голосования оказался наиболее типичным для сельских местностей в национальных субъектах Российской Федерации, где избиратели полностью управляемы и лояльны действующей власти. Конформистский тип голосования материализовался в поддержке политических сил, созданных при заинтересованности властей и являющихся партийной проекцией правящей группировки. Полюсом российского конформизма ко второму электоральному циклу стала этническая периферия»[10] российского пространства[11].

Голосование за партию власти в 1999 году носило «добровольно-принудительный» характер в связи с мощным подключением административного ресурса. Конформизм Саратовского электората объяснялся, прежде всего, использованием административного ресурса, а не реальной поддержкой партии власти или снижением поддержки коммунистов. Левые настроения в регионе по-прежнему оставались сильны. В 1999 году КПРФ получила голосов в области больше, чем в 1995 году. За ОВР в области проголосовали 8,39% (см.: табл.2).

Таблица 2

Результаты голосования

на выборах в Государственную думу по Саратовской области

Выборы в Государственную Думу 1993 г. % Выборы в Государственную Думу 1995 г. % Выборы в Государственную Думу 1999 г. %
ЛДПР 26,63 КПРФ 28,26 КПРФ 30,44
КПРФ 15,28 ЛДПР 15,46 «Медведь» 22,73
Выбор России 12,30 НДР 7,96 «Отечество-вся Россия» 8,39
Женщины России 9,90 Коммунисты СССР 5,79 «Союз Правых Сил» 7,04
Яблоко 8,59 Держава 4,67 «Блок Жириновского» 5,53
АПР 7,64 АПР 3,96 «Наш дом-Россия» 5,33
ДПР 6,45 ДПР 3,91 «Яблоко» 4,28
ПРЕС 5,68 Женщины России 3,73 Против всех 3,37
Гражданский Союз 2,71 ДВР-ОД 3,10 «Коммунисты, трудящиеся России-за Советский Союз» 2,93

 

Электоральная характеристика Саратовской области второго электорального цикла – это доминирование левого типа электорального поведения при постепенном росте конформизма и управляемости, при наличии выраженного посткоммунистического протестного электората.

Жители столицы субъекта федерации – Саратова по результатам второго электорального цикла (не Саратовская область) вообще продемонстрировали преобладание либерального типа электорального поведения наряду с центрами первого прядка – Москвой, Санкт-Петербургом. Либеральный или правый тип голосования означал принадлежность территории к инновационному центру, а, следовательно – поддержку политики федерального центра.

Во втором электоральном цикле проявили себя следующие тенденции в сфере электоральной культуры. Заметным явлением стало встраивание региональных элит в вертикаль исполнительной власти, главным образом в национальных субъектах, следствием чего явилось активное включение административного ресурса в период избирательных кампаний. Через посредников, в качестве которых выступили региональные элиты, центру удалось оказать влияние на электоральный выбор жителей регионов. Электоральная поляризация российского социума в целом снизилась – фактически в два раза по Российской Федерации (от 1,1 до 1,8). На президентских выборах 2000-го года в отличие от парламентских выборов «красных» регионов в чистом виде почти не осталось. Однако на президентских выборах 2000-го года не удалось решить проблему протестного голосования. Значительная часть избирателей отдавала свои голоса «против всех». Электоральный «рельеф» как страны, так и регионов «постарел», стал более сглаженным, менее контрастным[12].

Наиболее значимыми факторами, оказавшими влияние на электоральный выбор граждан в регионах страны, стали следующие:

во-первых, территориальный – положение в системе «центр-периферия»; левый тип голосования свойственен периферии, конформистский – полупериферии, либеральный – центру;

во-вторых, на электоральные предпочтения оказала влияние принадлежность региона к русским или национальным территориям;

в-третьих, позиции региональной администрации оказались важным фактором регионального электорального поведения, в связи с чем в отчетах часто фигурирует Саратовская область и губернатор Д. Аяцков как наиболее эффективно действующий губернатор.

Возрос разрыв по уровню участия граждан в голосовании между управляемыми регионами и всеми остальными, он составил 12% и выше. Общий итог голосования в управляемых регионах – минимум голосов за все политические силы, кроме главных политических сил. Снизился процент граждан, голосующих за мелкие политические силы. Общая тенденция, прослеживаемая от первого электорального цикла ко второму, состоит в том, что к 1995 году имело место масштабное покраснение электората, особенно в Саратовской области, а к 1999 году – еще более масштабное «поцентрение», выразившееся в поддержке партии власти.


1 | 2 | 3 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.076 сек.)