Третий, четвертый и пятый электоральные циклы – новый этап в развитии региональной политической культуры.


Дата добавления: 2014-05-20 | Просмотров: 1465


<== предыдущая страница

Третий электоральный цикл (2003-2004 гг.) относится к периоду авторитарной демократии в России и включает такие избирательные кампании как выборы депутатов Государственной Думы (7 декабря 2003 года) и выборы Президента России (14 марта 2004 года).

Одной из наиболее характерных черт третьего электорального цикла стала зависимость регионального голосования от позиции глав региона, уровня его лояльности или оппозиционности действующей власти. На этом основании региональные типы электорального поведения граждан на выборах 2003-2004 годов немногочисленны и подразделяются на управляемые и неуправляемые типы.

В период ельцинского правления поддержка населением режима была сосредоточена в крупных и столичных городах. В путинские времена электоральная поддержка режима спустилась в глубинку – в периферийные и полупериферийные зоны. В наилучшем виде в период третьего электорального цикла проявились элементы патриархальной и подданнической политической культуры – голосование в благодарность за помощь. Политическая лояльность наблюдалась всюду.

Конкуренцию «партии власти» с различной долей успеха составляли только левые политические силы – КПРФ, «Родина», аграрии.

Сравнительный анализ электорального поведения российских граждан в образованных в 2000-ом году федеральных округах показал следующее. По электоральным настроениям Приволжский федеральный округ (в состав округа входит и Саратовская область) относится к числу контрастных, а, по выражению авторов исследования электоральных предпочтений в округах, чересполосно-контрастных округов. Такого разнообразия электоральных предпочтений не наблюдается больше ни в одном округе. Здесь представлены и перемешаны все типы голосования – консервативный, реформаторский и управляемый. Субъекты Приволжского округа составили основу управляемого и контролируемого типов голосования[13].

В целом в третьем электоральном цикле проявились следующие тенденции электорального поведения граждан. Выборные кампании 2003-2004 гг. нельзя отнести к демократическим ни по одному из параметров, а, следовательно, действительные электоральные предпочтения избирателей, пользуясь официальной электоральной статистикой, выявить оказалось практически невозможно. Явка на выборы этого периода была ниже, чем на предыдущих – падение явки на парламентских выборах составляло от 61% до 55,75%, на выборах президента – от 68,5% до 63,4%. При этом В. Путина поддержали 71,0% граждан, а «Единая Россия» получила 306 мест в думе из 450 возможных[14]. Согласно данным электоральной статистики, В. Путин одержал победу во всех регионах, а «Единая Россия» набрала больше всего голосов во всех субъектах кроме Республики Алтай.

Электоральные различия между регионами существенно снизились, однако это не означало, что региональные электоральные культуры исчезли. Региональные различия в голосовании оказались довольно ощутимыми. Особенно сильно на результатах голосования сказались такие факторы как централизация власти, личная популярность президента, некоторое минимальное улучшение экономической ситуации в стране, административный ресурс.

Отличие третьего цикла от первого и второго состояло в том, что Центру удалось заставить главы исполнительной власти субъектов активно использовать свои ресурсы для обеспечения победы «партии власти», сбора голосов в ее пользу. Это стало возможным лишь после того как Центру удалось изменить характер отношений с регионами.

Четвертый электоральный цикл (2007-2008 гг.) уже вошел в историю как апофеоз предсказуемости результатов голосования. Он включил в себя парламентские выборы 2 декабря 2007 года и президентские – 2 марта 2008 года. Специфика четвертого электорального цикла по отношению ко всем предыдущим заключена в том, что результаты голосования были известны и избираемым, и избирающим задолго до дня голосования. При этом граждане были в основном с такой ситуацией вполне согласны. В массовом сознании отмечалось усиление традиционализма, запрос на общественный порядок и стабильность.

Сокрушительная победа «партии власти», величина отрыва победителей от ближайших преследователей, степень единодушия голосования в регионах, рост явки на избирательные участки – все говорит о льготных условиях, созданных политической элитой для собственного переизбрания, об излишней кропотливой работе местных избирательных комиссий с итоговыми протоколами, о повышенном электоральном конформизме в регионах, в конечном итоге об институциализации присущих данному региону представлений о выборах, то есть об электоральной культуре региона.

Политическая поляризация Саратовской области, судя по данным официальной электоральной статистики, существенно снизилась – почти в пять раз (от 1,13 до 4,65), что, разумеется, нами оценивается как позитивное явление (см.: табл. 3).

Таблица 3

Результаты голосования за кандидата-победителя и кандидата-оппозиционера по Саратовской области на президентских выборах (%)

и индекс политической поляризации

Годы проведения президентских выборов Кандидат-победитель и кандидат-оппозиционер Доля голосов, отданных за кандидатов (%) Индекс политической поляризации
Ельцин/Зюганов 49,9/44,1 1,13
Путин/Зюганов 57,99/28,4 2,04
Путин/Харитонов 70,79/17,03 4,15
Медведев/Зюганов 75,62/16,25 4,65
Путин/Зюганов 63,6/17,18 4,68

 

Пятый электоральный цикл (2011-2012 гг.). характеризовался более жесткой межпартийной конкуренцией, ростом требований к политическим партиям. В выборах в различные органы власти принимали участие 55 партий. Конкуренция была очень высокой. К тому же вернулись прямые выборы губернаторов, органам местного самоуправления дано право избираться на 100% по мажоритарной системе, выборы в региональный парламент происходили по смешанной системе.

Результаты выборов четвертого и пятого циклов показали высокую прогнозируемость. Как правило, отличительной чертой любой региональной избирательной кампании являлось доминирование всероссийской политической партии «Единая Россия», слабая конкуренция со стороны оппозиционных политических сил, высокий уровень абсентеизма со стороны населения, слабая политическая информированность жителей региона о подготовке, проведении выборов. В этот период времени наиболее ярко проявился парадокс электорального выбора, состоящий в том, что и левые, и правые независимо от идеологических ориентаций продемонстрировали патерналистический тип политической культуры. Критикуя социально-экономическую ситуацию в России, за которую несет прямую ответственность действующая власть, выразили полную лояльность этой власти[15]. Возможно, что это совсем и не парадокс, а особенность политической культуры российских граждан – авторитарность и патримониальность[16]. Неизменной чертой российской политической культуры является подданичество, которое проявило себя в четвертом электоральном цикле в ходе голосование за общенациональный парламент и президента РФ. В этой связи можно говорить о европейской и азиатской моделях электоральной культуры или о независимой и управляемой электоральной культуре. Итогом четвертого и пятого электорального цикла, во-первых, стала девальвация института выборов в сознании граждан, сворачивание электоральных практик, что по большому счету не вызывало активного протеста или отторжения граждан; во-вторых, главы исполнительной власти в субъектах федерации, встроенные в вертикаль исполнительной власти и ответственные теперь не перед народом, а лишь перед федеральным центром, превратились в агентов влияния центра, утратив какую-либо самостоятельность и, по сути, связь с гражданами.

Довольно значительная доля российского электората, по образному выражению руководителя группы «Меркатор» Д. Орешкина, принадлежит не левым, правым, центристам и националистам, а региональной элите[17].

 

В том или ином виде исследование динамических аспектов электоральной культуры регионов свидетельствует о том, что она претерпевала существенные изменения. Отличалась патриархальным патернализмом советского образца – полным единением власти и народа. В постсоветский период в электоральной культуре мощно дал о себе знать феномен левого консерватизма и сельского традиционализма, который также трансформировался в четвертом и пятом электоральных циклах в феномен нового патернализма по отношению к «партии власти» и в единение народа и власти на новом уровне.

Очевидно, что трансформации электоральной культуры в регионах далеки от завершения. Несмотря на тенденцию к унификации политических режимов и партийных систем, российскими регионами устойчиво воспроизводится культурное своеобразие. Изменения, произошедшие в регионах в результате смены власти на федеральном уровне 2007-2013 годов уже существенны, однако, пока преждевременно делать какие-либо окончательные выводы.


[1] См.: Шумилов А.В. Электоральный процесс в России: от альтернативности к «суверенной демократии» (методология циклов) // Новый политический цикл: повестка дня для России. М., 2008. С. 287.

[2] См.: Камышев Д. Отменять дальше некуда // Коммерсантъ. Власть. 2005. №19. С.26-28.; «Против всех» набирает голоса // Комерсант. 2013. №190. С.1.

[3]Колосов В.А., Туровский Р.Ф. Электоральная карта современной России: генезис, структура, эволюция // Полис. 1996. №4. С. 33.

[4]Кынев А. Выборы Саратовской областной думы 2007 (Бурные страсти тихого Поволжья) // http:// monitoring.carnegie.ru/2008/09/saratov/kynev-saratov-duma-2007/

[5] См.: Гимпельсон В., Чугров С. Модели электорального поведения российских регионов // Мировая экономика и международные отношения. 1995. №4. С. 25.

[6] См.: Кынев А. Указ. соч.

[7]Колосов В.А., Туровский Р.Ф. Электоральная карта современной России: генезис, структура, эволюция // Полис. 1996. №4. С. 34.

[8]Сост. по: Попов Р., Сусаров А. Социальная напряженность и социальное неблагополучие // Регионы России в 1999 г.: Ежегодное приложение к «Политическому альманаху России» М., 2001; Попов Р., Сусаров А. Социальная напряженность и социальное неблагополучие // Регионы России в 1998 г.: Ежегодное приложение к «Политическому альманаху России» М., 1999.

[9]Мелешкина Е.Ю. Вступая в новый избирательный цикл… // Первый электоральный цикл в России (1993-1996). М., 2000. С. 242.

[10] Дальняя периферия – удаленные от больших городов села, очень удаленные малые города и поселки. Ближняя периферия – малые города, поселки городского типа, пригородные села. Полупериферия – средние города, не являющиеся административными центрами.

[11]Туровский Р.Ф. Региональные аспекты общероссийских выборов // Второй электоральный цикл в России (1999-2000). М., 2002. С. 192.

[12] См.: Петров Н., Титков А. Электоральный ландшафт // Россия в избирательном цикле 1999-2000. М., 2000. С. 22.

[13] См.: Титаренко В.А. Политические механизмы управления в Российском государстве. Автореф….дисс. д-ра. полит. наук. Саратов, 2005.

[14] См.: Туровский Р.Ф. Федеральные выборы 2003-2004 годов в региональном измерении // Третий электоральный цикл в России, 2003-2004 годы. СПб., 2007. С. 246.

[15] См.: Карнаш Г.Ю. Идеологическая ситуация современной России: анализ альтернатив // Трансформация политической системы России: проблемы и перспективы. М., 2007. С. 134.

[16] См.: Пивоваров Ю.С. Русская политика в ее историческом и культурном отношениях. М., 2006. С. 15.

[17] См.: Орешкин Д.Б. География электоральной культуры и цельность России // Полис. 2001. №1. С. 80.


1 | 2 | 3 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.107 сек.)