Классификация вторичныэ энергоресурсов в промышленности


Дата добавления: 2014-05-20 | Просмотров: 1327


| Следующая страница ==>

 

 

К началу III в. до х.э. на территории бывшей Ахеменидской державы, завоёванной Александром Великим (Македонским), возникли новые государства самым крупным, из которых, являлась держава Селевкидов (Селевк – полководец А.В.). Кроме неё, в середине III в. до х.э. в Переднеазиатском регионе существовали и некоторые другие, менее значительные царства, такие как Пергамское царство Атталидов (Атттал), и ещё более мелкие Вифиния и Кападокия, во главе которых стояли местные династии. И тогда же от державы Селевкидов отпала Парфия и Бактрия.

Большинство сведений, которыми мы располагаем по экономической истории западной Азии III – I в. до х.э. относятся к державе Селевкидов и Пергамскому царству, но ряд общих черт, присущих их экономическому и социальному строю, позволяет характеризовать общественную структуру Передней Азии в целом.

Вся земля здесь была поделена на собственно царскую, т.е. коронную. А современным языком государственную и земли - городов, самоуправляющихся гражданских коллективов. Коронные земли раздавались родственникам и приближённым царя, но при необходимости или по желанию царя могли быть возвращены в казну.

В отличие от управлявших Египтом Птолемеев, Селевкиды не смогли, а точнее не имели возможности создать единую организацию хозяйства и управления. И хотя их царство делилось на сатрапии возглавляемые стратегами, внутри сатрапий сохранялось традиционное местное самоуправление. Характерно, что свои послания-распоряжения Селевкиды официально адресовали: городам, храмам, династам и племенам.

Все земли, за исключением тех, что получили иммунитет от царя, облагались налогам, причём в денежной форме. В царских землях земледельцы назывались «царскими людьми» лаой, и были объединены в коллективы, являвшиеся объектом налогообложения, однако бежавших, не преследовали и принудительно не возвращали. В отдельных случаях практиковалось подушное обложение.

Поселения, расположенные не на царских землях с незапамятных, до эллинских, времён имели общинное самоуправление. В III – I в. до х.э. такие поселения начинают принимать общинные постановления и фиксировать их на камне. Естественно, что возможность издавать постановления от имени общины способствовала росту общинной солидарности, т.е. корпоративности и. как следствие порождало ростки гражданского общества.

Среди тех, кто относился к царским приближённым зачастую имелись люди, не занимавшие никаких конкретных должностей, а носившие почётное звание «друг царя» или «друг и родственник царя». Нередко они проживали в городах, и именно через них осуществлялась дополнительная связь между царём и городской гражданской общиной (полисом). Таких приближённых, царь наделял землёй, которую они могли приписать к тому или иному полису и, таким образом, изъять полученную от царя землю из под налогообложения со стороны царской казны. В положении же сидевших на этих землях лаой, ничего не менялось. В этом случаи теперь они платили не казне, а хозяину земли и через него городу, но для города оставались на положении не граждан. Вместе с лаой на этих землях могли жить и рабы, которые подчинялись порядкам и внешнему контролю, установленному в поселении.

И в царстве Селевкидов и в Пергамском царстве царские земли использовались для поселения воинов – катеков. Это были военно-земледельческие поселения называвшиеся клерами.

Катеками, как правило, были греки и македонцы. Но со временем такие поселения получали статус полиса, со всеми вытекающими из этого последствиями и нередко происходило так, что эти вновь возникшие полисы объединялись с местными самоуправляющимися гражданскими общинами.

Так в Гирканской долине (в Лидии), жили гирканцы переселённые сюда с берегов Каспийского моря. На новом месте они образовали вокруг храма Артемиды, традиционную для себя, самоуправляющеюся общину. В последствие с этим поселением слилось македонское военное поселение (клер), а объединённое поселение стало называться полис македонцев-гирканцев.

Из подобного поселения вырос и полис на берегу Евфрата, получивший известность под названием Дура-Европус.

Этот полис представлял собой крепость, контролирующую торговые пути по Евфрату. В крепости находился представители центральной власти: стратег, командующий гарнизоном, эпистат – чиновник, надзиравший за внутренним порядком в городе, а также несколько чиновников следивших за торговлей и взимавших пошлины в пользу царской казны.

За землю, как видно из письма одного из Пергамских царей платили 1/20 урожая зерна и 1/10 урожая всех прочих культур. Взимая плату в натуральном виде, казна делила с катеками возможные потери, а желая поощрить производство нужной культуры, например, оливок, царь освобождал производителей от налогов. Обладая клерами, на правах пожалования, катеки могли прикупать себе землю из царской казны и со временем их земли в целом стали свободно покупаться и продаваться.

На протяжении III – II в. до х.э. происходит заметное сокращение царского земельного фонда не только за счёт передачи земли в частные руки, но и в результате её перехода к городам.

Город как организация свободных граждан, обладавших экономическими и политическими привилегиями, играл важную роль в общественно-политической жизни Передней Азии. Селевк I основал 33 новых города, в большинстве своём на новом месте. Для этого выбиралось удобное в стратегическом и торговом плане местное поселение, которое расширялось и перестраивалось и получало статус полиса. При этом новое поселение, как правило получало и новое название в честь царя основателя или царицы: Селевкия или Антиохия, Апамея или Стратония.

К полисам были приравнены и наиболее развитые гражданско-храмовые общины, преимущественно в Вавилоне и Палестине, сохранившие свою прежнюю внутреннюю структуру. В таких гражданско-правовых общинах также существовал чётко оформленный гражданский коллектив, образовавшийся в результате слияния зажиточных горожан и храмового персонала. Но все они были связанны с храмом тем, что получали от него материальное довольствие. Это право могло продаваться и покупаться, и не было связанно с исполнением той или иной должности. Но являлось привилегией данного гражданского коллектива.

Но в подавляющем большинстве случаев инициатива создания полисов шла снизу, и тогда царю приходилось признавать существующее положение вещей и даровать тому или иному поселению статус полиса. Об этом свидетельствуют и названия некоторых из них: «Лошадиная деревня», «Священная деревня» и т.п., выросшие, несомненно, из деревень, как, например, известный германский город Дюссельдорф, в название которого «дорфф» означает деревня.

При этом каждый полис имел под своим контролем определённые сельскохозяйственные угодья, т.е. альмеду. Нередко полисы контролировали не только, окружающую их сельскохозяйственную территорию – альмеду, но и деревни, жители которых не пользовались гражданскими правами, но подчинялись должностным лицам города и уплачивали городу подати деньгами и натурой. Иногда крупный полис главенствовал над более мелкими, сохранявшими внутреннюю автономию, но платившими налоги господствующему городу.

Кроме полисов и гражданско-правовых общин цари признавали и территории под управлением жречества (иудеи).

Своеобразием (но не для нас-дагестанцев) отличались взаимоотношения царя с полисами. Монархия Селевкидов не воспринималась последними как территориальное государство в современном смысле. Их власть по отношению к полисам носила личностный характер. Официальным обозначением державы служило выражение «такой-то царь и его подданные».

Селевк и Аттал увеличивали земельные владения городов путем дарения и продажи царской земли. Создание крупных городских центров позволяло уверенней собирать подати, поскольку их собирали должностные лица полиса.

В города образом х устанавливался культ царя в форме его обожествления, но лишь в тех, где их культ был установлен решением народного собрания. Полисы таким образом, как бы поклонялись царю-богу, но таковым его признавал гражданский коллектив, сохранявший суверенитет даже по отношению к божеству.

Характерной чертой Переднеазиатского эллинистического полиса было существование в нём различных, в этническом и правовом плане, групп населения, вследствие миграционного процесса, который был практически непрерывным. Отдельные переселенцы покупали гражданские права за особые заслуги, другие получали лишь право пользования землёй, и это отличало эллинистический полис от классического греческого.

Переселенцы, не получившие и этих прав, составляли более низкую правовую группу – пареков. Ими могли так же стать вольноотпущенники. Иногда переселенцы одной этнической группы оставляли особую самоуправляющуюся организацию внутри полиса – палитевму.

Внутреннее самоуправление переднеазиатского эллинистического полиса по форме напоминало греческое. Здесь тоже существовало народное собрание, совет (буле), выборные должностные лица. И только вопрос с судом решался различным образом. Но греческих полисах судьи выбирались из числа сограждан, а в эллинистических полисах приглашались извне.

На протяжении III – I в. до х.э. в переднеазиатских эллинистических полисах шёл процесс имущественного расслоения и нередко случалось, что должники городской казны лишались гражданских прав. И тогда же шёл процесс образования частных объединений по профессиональному признаку и даже по интересам. В городах получают распространение ассоциации разного этнического происхождения и разного социального статуса. Как правило, такие союзы состояли из небольшого числа лиц хорошо знавших друг друга. Для поддержания взаимной солидарности они устраивали обеды, празднества и различные культовые мероприятия.

Самоуправляющиеся города стремились к образованию более тесных союзов между собой, часто с взаимным гражданством. Существование таких союзов позволяло городам эффективней противостоять давлению царской власти, т.е. со стороны государства и развивать свою экономику на условиях автаркии. Характерный пример – Союз городов Ликии объединял 23 города. Для управления таким союзом в разных городах, входивших в союз, повремённо собирался синедрион, в состав которого входили представители этих городов, и число их колебалось от 3 до 1. Во главе союза стоял ликиарх, имелись постоянные должностные лица, такие как начальник конницы и казначей. В союзе, естественно, существовал и общесоюзный апелляционный суд. Такие городские объединения чеканили и свою монету.

Но уже в I в. до х.э. Рим и Парфия разделили между собой державу Селевкидов.

 

Литература:

1. Андреев Ю.В. Античный полис и восточные города-государства.// Античный полис. Л., 1979.

1. Ассман Я. Культурная память: Письма, память о прошлом и политическая идентичность в высоких культурах древности./Пер. с нем. М.М. Сокольский. М., 2004.

2. Бокшанин А.Г. Парфия и Рим. М., 1960

3. Вейнберг И.П. Город в Палестинской гражданско-храмовой общине VI – IV вв. до х.э. Ереван, 1973.

4. Глускин Л.М. О специфике классического греческого полиса в связи с проблемой его кризиса. // ВДИ. 1973. № 2. С. 27-41.

5. Голубцова Е.С Сельская община Малой Азии. III в. до х.э. – III в. х.э. М., 1972.

6. Кошеленко Г.А. Городской строй полисов западной Парфии.//ВДИ. 1960.№ 4.

7. Кошеленко Г.А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979.

Классификация вторичныэ энергоресурсов в промышленности

 

Под вторичными энергоресурсами подразумевают энергетический потенциал продукции, отходов, побочных и промежуточных продуктов образующихся в технологических агрегатах (установках, процессах) который не используется в самом агрегате, но может быть частично или полностью использован для энергоснабжения других агрегатов (процессов).

Вторичные энергоресурсы по своим техническим характеристиками и ценностной значимости могут быть разделены на следующие группы:

1. Горючие (топливные) ВЭР – горючие газы плавильных печей (доменный, колошниковый, шахтных печей и вагранок, конверторный и т. д.), горючие отходы процессов химической и термохимической переработки углеродистого или углеводородного сырья, неиспользуемые (непригодные) для дальнейшей технологической переработки отходы деревообработки (щепа, опилки, стружки, обреза и т. д.), щелока целлюлозно-бумажного производства.

2. Тепловые ВЭР – физическая теплота отходящих газов технологических агрегатов, физическая теплота основной и побочной продукции, теплота рабочих тел систем принудительного охлаждения технологических агрегатов, теплота горячей воды и пара, отработавших в технологических и силовых установках.

3. ВЭР избыточного давления – потенциальная энергия газов и жидкостей, покидающих технологические агрегаты с избыточным давлением, которое необходимо снижать перед последующей ступенью использования этих газов и жидкостей или при выбросе их в атмосферу. К этим ВЭР относятся сжатые колошниковые газы доменных печей; пар, отработавший в силовых установках, молотах и прессах; газы, уходящие из регенераторов каталитического крекинга и термоконтактного коксования.

По направлению возможного использования ВЭР различают:

1. Теплотехническое – использование и потребление непосредственно получаемых в качестве ВЭР пара и горячей воды или при выработке их за счет утилизации горючих и тепловых ВЭР в утилизационных котельных. К этому направлению относится также генерирование холода за счет использования ВЭР.

2. Электроэнергетическое – при генерировании электроэнергии в утилизационных установках (утилизационных электростанциях) за счет ВЭР.

3. Комбинированное – с выработкой в утилизационных теплоэлектроцентралях теплоты и электроэнергии по теплофикационному графику.

ВЭР можно использовать в качестве топлива либо непосредственно (без изменения вида энергоносителя), либо за счет выработки теплоты, электроэнергии, холода и механической работы в утилизационных установках.

Основным оборудованием для использования тепловых ВЭР, а также избыточного давления являются: котлы-утилизаторы (КУ), системы испарительного охлаждения (с.и.о.), охладители конверторных газов сталеплавильного производства (ОКГ), установки сухого тушения кокса (УСТК), газовые утилизационные бескомпрессорные турбины (ГУБТ), абсорбционные холодильные машины.

Котлы-утилизаторы – применяются для использования физической теплоты отходящих горячих газов. В ряде случаев они обеспечивают не только повышение эффективности использования топлива, но в сочетании с технологическими печами способствуют повышению их производительности, улучшению технологического процесса (мартеновские печи, печи цветной металлургии и др.).

Системы испарительного охлаждения применяются для охлаждения горячих поверхностей мартеновских, доменных и нагревательных печей. Они повышают надежность длительность непрерывной работы печей.

Установки для утилизации теплоты отходящих газов при конверторном производстве стали приобретают важное практическое значение в связи с все большим распространением этого способа производства.

Установки сухого тушения кокса могут быть использованы для выработки пара и получения ценных химических продуктов. Сухое тушение кокса повышает его качество и снижает потери.

В газовых утилизационных бескомпрессорных турбинах используют избыточное давление доменных газов для производства электроэнергии или для привода компрессоров. Применение этих турбин на крупных доменных печах дает экономию условного топлива около 15 тыс. т в год на каждую печь.

Абсорбционные холодильные машины могут использовать низкотемпературную (до 100°С и ниже) теплоту промышленных сточных вод, воды охлаждения оборудования, охлаждения продуктовых потоков, т. е. теплоту, которая в иных установках не может быть использована.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.049 сек.)