Экономическое развитие в начале 20 в.


Дата добавления: 2014-05-29 | Просмотров: 662


<== предыдущая страница

Историография

Экономическая ситуация в начале 20 в. анализировалась в марксистской литературе с помощью понятия империализм. Теория империализма создавалась усилиями таких теоретиков как Д. Гобсон, Р. Гильфердинг, В.И. Ленин, К.Каутский, Р. Люксембург. Понятие ввел в экономическую литературу Д.Гобсон в работе "Империализм". Под ним стал пониматься такой этап в развитии капитализма, когда складывается господство монополий и финансового капитала, происходит экономический раздел мира и на этой основе разворачивается борьба между государствами.

Самым «наглядным» феноменом нового периода истории капитализма, который начался в последней четверти 19 века, была, безусловно, серия войн и военных экспедиций, создание или расширение колониальных империй: Карл Каутскийподчеркивал коммерческие причины империалистических захватов. Согласно Каутскому, промышленный капитал не может продать всю продукцию в пределах индустриально развитой страны. Чтобы реализовать прибавочную стоимость, он должен обеспечить себя рынками неиндустриализованных, преимущественно аграрных стран. Именно это было целью колониальных войн и причиной создания колониальных империй. Р. Гильфердингизучил структурные изменения капитализма последней четверти 19 века. Он начал с вопросов концентрации капитала, а точнее — концентрации банков и возросшей роли, которую стали играть банки в учреждении акционерных компаний и слиянии предприятий. Гильфердинг выводит дефиницию финансового капитала. Согласно Гильфердингу, финансовый капитал — это банковский капитал, инвестированный в промышленность, и контролирующий ее либо непосредственно (через приобретение акций, присутствие представителей банка в советах директоров и т.д.), либо косвенно (через учреждение холдинговых компаний, концернов и «групп влияния»). Он показал также, что банки представляли наиболее «агрессивную» силу в политических делах, отчасти в силу рисков, связанных с судьбой инвестиций, зачастую составлявших миллиарды долларов. В.И. Ленин многое почерпнул из работы Гильфердинга, так же как из работ некоторых либеральных экономистов, например Гобсона, при написании в 1916 г. работы "Империализм как высшая стадия капитализма". Как и Гильфердинг, он начинает с вопроса концентрации капитала — учреждения трестов, картелей, холдинговых компаний, т.е. банковской концентрации, и появления финансового капитала, для того чтобы охарактеризовать структурно новое на этой стадии капитализма. Ленин расширяет и обобщает структурный анализ, выделяя монополистический капитализм, в противоположность капитализму свободной конкуренции. Он анализирует монополии и их прибыль, развивая мысль Гильфердинга о том, что экспансия монополистического капитализма осуществляется прежде всего через экспорт капитала. В отличие от капитализма, основанного на свободной конкуренции, который концентрировался на экспорте предметов потребления и не интересовался их потребителями, монополистический капитализм, основанный на экспорте капитала, не может быть безразличен к собственным должникам. Он должен гарантировать «нормальные» условия платежеспособности, без которых его ссуды обернулись бы потерями, — в том числе и через формы экономико–политического контроля над странами, в которые инвестирован капитал. Обращаясь при анализе отношений между империалистическими странами к закону неравномерного развития, Ленин показывает, что империалистический раздел мира может носить лишь временный характер, и за ним неизбежно последует обострение борьбы в виде империалистических войн для утверждения нового баланса сил. Колониальные сверхприбыли, получаемые через экспорт капитала в экономически отсталые страны, создают возможность для коррупции в части рабочего класса метрополий, извлекает из этого огромную выгоду.

В.И. Ленин в подготовительных материалах к работе "Статистика и социология" относил Россию к группе финансово несамостоятельных, политически суверенных стран. По Ленину, Россия не являлась полуколонией. Период с начала 1920-х годов в развитии историко-экономической науки характеризуется началом ее резкой политизации. В 20-е годы, в советской историко-экономической науке развернулась острая дискуссия о месте и роли внешних экономических связей в системе народного хозяйства дореволюционной России. Начало дискуссии положил Л.Д.Троцкий публикацией в 1922 году в сборнике "1905" статьи "Об особенностях исторического развития России". В полемике М.П. Покровского и Л.Д. Троцкого первый из них сравнивал Россию ко времени революции с пароходом, маломощным, но идущим собственным ходом. Троцкий: это было нечто среднее между пароходом и баржей, идущей на европейском буксире.

Эти взгляды нашли отражение в выдвинутой советским ученымН.Н.Ванагомконцепции дочернего происхождения финансового капитала в России, которая получила название теория "денационализации российского капитализма". В работе "Финансовый капитал в России накануне первой мировой войны. Опыт историко-экономического исследования системы финансового капитализма в России" он писал, что монополии в нашей стране появились вследствие подчинения отечественной промышленности иностранным банкам, которое осуществлялось в "утонченной форме" - через российские акционерные банки, "своей вывеской скрывавшие существо происходившего". Развивая свои взгляды, Н.Н.Ванаг утверждал, что характер "внешней политики России в эпоху финансового капитала обусловливался интересами иностранного (французского) финансового капитала.

Концепция Ванага вызвала острую дискуссию среди советских историков и экономистов. Категорическое утверждение Ванага о том, что русское правительство было "игрушкой в руках французского финансового капитала", отвергалось большинством ученых. Итог дискуссии попытался подвести в начале 30-х годов сам ее инициатор Н.Н.Ванаг. В письме, опубликованном весной 1932 года в журнале "Историк-марксист", он признал, что "дал почву для протаскивания троцкистских идей о колониальном характере царской России, об отсталости и примитивности экономического развития России". Однако спустя два года в "Замечаниях И.В.Сталина, А.А.Жданова и С.М.Кирова по поводу конспекта учебника истории СССР" Ванагу было указано, что в составленном под его руководством конспекте "не учтена зависимая роль как русского царизма, так и русского капитализма от капитализма западноевропейского, ввиду чего значение Октябрьской революции как освободительницы России от ее полуколониального положения остается немотивированным". По рекомендациям высших идеологических инстанций в историко-экономическую науку активно внедрялось положение о значительном промышленном отставании, зависимости России от зарубежного капитала, техники и технологий, о том, что наша страна в конце ХIХ - начале ХХ века являлась полуколонией Англии и Франции. Стал последовательно утверждаться тезис о виновности иностранного капитала в отсталости России. Зарубежных инвесторов и предпринимателей обвиняли в умышленной политике, направленной на сохранение полуколониального положения России. Главной формой зависимости объявлялись прямые иностранные инвестиции в промышленность и банковскую сферу. В таком ключе были написаны работы по истории экономики России П.И.Лященко, С.Г.Струмилиным, П.А.Хромовым и др. Общепризнанной к сер. 1950-х гг. была система представлений по социально-экономической истории России: 1)российский империализм находился в полуколониальной зависимости; 2) в аграрном строе победил капитализм; 3) классы буржуазного общества носили достаточно зрелый характер

После 20 съезда в ходе возродившейся научной дискуссии тезис о полуколониальном характере экономики нашей страны был поставлен под сомнение. В 1960-80-х гг. экономическая история начала 20 в. была одним из приоритетных направлений в исследованиях как тема, напрямую связанная с проблемой предпосылок Октябрьской революции. В ходе изучения конкретных тем и дискуссий сформировалось т.н. "новое направление" (концепция многоукладности): подчеркивался зрелый, экономически самостоятельный уровень российского империализма, но вместе с тем наличие существенных особенностей, которые способствовали вызреванию предпосылок социалистической революции. Такими особенностями были: 1) предельное сближение процессов смены крепостничества капитализмом и перерастания последнего в империализм. В результате финансовый капитал явился в России, с одной стороны, надстройкой над молодым, сравнительно быстро развивающимся капитализмом, а с другой — частью многоукладной экономики, в которой устойчиво сохранялись (а в некоторых районах преобладали) докапиталистические и раннекапиталистические отношения. Отсюда — особая сложность общественной структуры, переплетение разных типов социального антагонизма и их обострение по мере роста ведущего капиталистического способа производства. 2) Существование обширного, сильно выросшего к концу 19 в. государственного хозяйства вместе с традиционной регламентацией всех сфер социально-экономической жизни позволяли абсолютизму не только приспосабливаться к буржуазной эволюции, но и до известного предела приспосабливать её к потребностям крепостничества, главной из которых было сохранение системы латифундий и власти землевладельческого дворянства. 3) продолжающийся в условиях империализма рост капитализма вширь. Экономическое освоение империи финансовым капиталом при преобладании методов колониальной эксплуатации, характерных для «военно-феодального империализма», консервировало наиболее стойкие пережитки средневековья, сближая также и в политическом отношении господствующие классы. 4) Своеобразие связей России с мировым империализмом. Оставаясь одной из «разбойнических великих держав, боровшихся за раздел и передел мира, Россия вместе с тем принадлежала к числу крупных сфер вывоза капитала, чем объяснялась дополнительная заинтересованность финансовой олигархии и правительств развитых капиталистических стран в сохранении (в том числе с помощью частных реформ) абсолютистского режима в России. Взятые в совокупности эти особенности и характер взаимодействия различных социально-экономических укладов обусловили историческое место России как страны "2 эшелона", в начале 20 в. наиболее чреватой социальной революцией, и ряд принципиально новых черт этой революции по сравнению с революциями прошлого. К авторам, которые писали в русле этой концепции, относились И.Ф. Гиндин, К.Н. Тарновский, М.Е. Гефтер, В.И. Адамов и др. С сер 1970-х гг. концепция была объявлена ревизионистской.

Со второй пол. 70-сер. 90 -х гг. ведущим исследователем, сформировавшим свою школу по исследованию экономической жизни, стал В.И. Бовыкин. Он был противником концепции "нового направления", считая, что авторами преувеличены масштабы полукрепостнического уклада, насаждения государством крупной промышленности и монополистического капитализма, отсталости, особенностей российского варианта развития по сравнению с европейским. "Внимание исследователей "нового направления" концентрировалось на различного рода пережиточных явлениях",- писал В.И. Бовыкин. В его работах, а также исследованиях И.Д. Ковальченко, П.Г. Рындзюнского, В.Я. Лаверычева и др. было обращено внимание на рост капитализма "снизу", на зрелость отечественного предпринимательства, его включенности в мировой бизнес. Под руководством В.И. Бовыкина были написаны коллективные монографии в 1990-е гг., которые рассматривали процессы развития капитализма и империализма в русле концепции "догоняющей модернизации", исходившей из того, что отсталый вариант постепенно превратится в "классический капитализм".

Альтернативной концепцией в современной науке является концепция периферийного капитализма. Теория зависимого развития появилась в 1970-е гг. Е. Валлерстайн ввел категорию "промежуточное общество" между центром и периферией мировой экономики, куда включал царскую Россию. Т. Шанин в работе "Россия как развивающееся общество" (1985) утверждает, что на рубеже 19-20 вв. Россия стала первой страной, в которой материализовался специфический социальный синдром "развивающегося общества". Такое общество не только бедное и отсталое, но и порождает тенденцию к сохранению отставания. Сторонники теории периферийного развития считают, что это тип капитализма (паракапитализм в отличие от ортокапитализма) способствует симбиозу докапиталистических и капиталистических структур, консервации отсталости, резкой поляризации доходов, увеличению эксплуатации. Революции в таких странах были не только буржуазными, но и направленными против паракапитализма.(См. Ю. Семенов. Введение во всемирную историю. Вып 3. История цивилизованного общества. Уч.пос. М.,2001) Таким образом, на разной методологической основе уже 100 лет воспроизводится спор о стадиальном или типологическом отличии российского капитализма от западного.

Литература

Бовыкин В.И. Новейшие исследования по истории России периода империализма в советской и зарубежной историографии. М., 1985; Его же. Россия накануне великих свершений. К изучению социально-экономических предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции. М., 1988, Его же Монополистический капитализм в России. М., 1989; Тарновский К. Н., Советская историография российского империализма, М., 1964. Россия и мировой бизнес: дела и судьбы (М., 1996). Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. (М., 1997). Предпринимательство и предприниматели России. От истоков до начала XX века (М., 1997) и др.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.132 сек.)