Предмет и задачи курса история. Методы и источники изучения истории


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 844


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

С одной стороны историей называют всякий процесс развития в природе и обществе – в этом смысле можно говорить об истории самых разных объектов и явлений (например, истории галактики, истории растений, истории языка и т.д.). С другой стороны, понятием «история» обозначают прошлое, хранящееся в памяти людей, а также любой рассказ об этом прошлом.

История– комплекс исторических дисциплин, изучающий прошлое человеческое общество во всей ее конкретности и многообразии.

Предмет- все проявления жизни человечества, начиная с зарождения человеческого общества и до настоящего времени.

Задачей истории - познание (изучение и осмысление) прошлого человечества – познание, необходимое для понимания современного состояния человеческого общества и предвидения его развития в будущем.

Методы, две группы: общенаучные и специальные (частнонаучные). Общенаучные методы подразделяются на эмпирические (наблюдение, описание, измерение, сравнение, эксперимент) и теоретические (анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование, обобщение, аналогия, инверсия, моделирование, системно-структурный подход, построение гипотез).

К специальным историческим методам относятся:
конкретно-исторический или идеографический метод; описание фактов, явлений и событий, без чего невозможно ни одно исследование;
сравнительно-исторический метод; явление изучается не само по себе, но в контексте подобных явлений, разнесенных во времени и пространстве; сопоставление с ними дает возможность глубже понять исследуемый феномен;
историко-генетический метод; прослеживание генезиса – т.е. зарождения и развития изучаемого явления;
ретроспективный метод; последовательное проникновение в прошлое с целью выявления причин событий;
историко-типологический метод; связан с классификацией объектов познания по избранному признаку (признакам) для облегчения их анализа (в чистом виде предстает, например, в археологии, где обширные классификации и хронологии строятся на определенных видах орудий труда, керамики, украшений, форме погребений и пр.)
хронологический метод; изложение исторического материала в хронологической последовательности.
В ист. исследованиях использ. методы других наук, приходящих на помощь истории в рамках междисциплинарного взаимодействия: лингвистики, антропологии, биологии, медицины, социологии, психологии, географии, геологии, физики, химии, математики (статистики). Значительная часть этих методов применяется при посредничестве источниковедения, в процессе расширения источниковой базы.

Ист. как наука основывается на точно установленных фактах. Эти факты извлекаются из исторических источников.

Истор. источники – это свидетельства о прошлом, остатки прошлой жизни. Классификация ист. Источников - это одна из основ вспомогательной ист. Дисциплины – источниковедения.

7 основных групп историч. Источников: Письменные, Вещественные, Устные, Этнографические, Лингвистические, Фотокинодокументы, Фонодокументы.

Самыми важными источниками служат и служили летописи. Самая ранняя из дошедших до нас – ПВЛ (Нестор, Киев, 12 век). ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ — один из первых и древнейший из дошедших до нас русских летописных сводов.

Суде́бник 1497 года — свод законов Русского государства; нормативный правовой акт, созданный в целях систематизации существующих норм права. (нормы права излагались без чёткой системы, казуально (то есть на каждый случай, вдаваясь в частности), открыто определяли привилегии господствующего слоя населения.

Однако уже наметилась определённая систематизация материала, чего не знали предшествующие законы.

Соборное уложение 1649 года- свод законов Московского государства, регулирующих различные области жизни, памятник русского права XVII века.

БИЛЕТ

Место России в мировом историческом процессе

1.В мировой истории Россия занимает особое место.

Государственный строй любого общества представляет собой результат усилия многих поколений людей, продукт народного духа и национально-государственного сознания народа. Это особенно проявилось в становлении российской государственности. Стремление жить и действовать сообща проходит через всю историю России. Мы видим эти черты в Новгородском вече, в подвигах Минина и Пожарского, в земских соборах во времена смуты, в общинном землепользовании и, наконец, в такой форме управления, как Советы народных депутатов. История России, ее государственности принципиально отличаются от истории Западной Европы. Западная Европа, как известно, сформировалась в результате завоевания германскими племенами Римской империи. На ее развалинах был создан феодализм с его соответствующими государственными институтами. Начиная с IV—V веков н.э., Европа прошла путь от Римской империи к феодальной раздробленности и разобщенности. Все это порождало такие явления, как клерикализм, религиозные войны, инквизиция, которых никогда не было в России. Россия развивалась на иной почве, иные принципы лежали в становлении ее государственности и ее гражданского общества. Вследствие своего географического положения, находясь во враждебном окружении, подвергаясь нескончаемому напору кочевников, она медленно и верно шла от первоначального разобщения к единству. В то время, когда Западная Европа (особенно это характерно для XVI века) являла собой пеструю картину противоборствующих феодальных княжеств, когда на всей ее территории свирепствовали религиозные войны, Россия уже была объединена в единое государство, в ней уже произошло в общих чертах становление нации, до чего Европе предстояло пройти еще долгий путь.

Геополитическое положение России не только уникально, оно поистине судьбоносно для нее. Одна из важнейших особенностей этого положения в том, что Россия, занимая срединное положение между двумя цивилизациями — Востоком и Западом, — была единственным держателем как цивилизационного равновесия, так и мирового баланса сил. Все это предопределяло в немалой степени развитие российской державности и сильной центральной власти. Необходимость последней подкреплялась и тем, что разноплеменное ее население было разбросано по огромной российской территории от Прибалтики и Черного моря до Тихого океана. При слабой социальной и экономической общности оно могло сделаться единым народом благодаря сильному централизованному государству, без которого над ним постоянно висела бы угроза завоевания. Инстинкт самосохранения народа безошибочно вел его по единственному верному пути — пути создания сильного государства.
Начиная с XIV века, шло непрерывное расширение государственных границ — Московского княжества. Московского царства, а затем Российской империи — за счет территорий, населенных как единокровными славянскими народами, так и другими этносами.
Расширение территории, происходившее как мирным, так и немирным путем, подогревавшее конфронтационную атмосферу в отношениях с другими державами, требовало постоянного наращивания военного потенциала, что периодически создавало высокий уровень милитаризации страны. Этот процесс проходил на протяжении более чем шести столетий, был неравномерным и сопровождался неудачами и отступлениями. В течение многих столетий борьбы русский народ, живший в более тяжелых условиях, чем какой бы то ни было другой народ, создал не только сильное и жизнеспособное государство, но и уникальное, самобытное сообщество.

Кризис, наблюдающийся в современной экономическое системе, имеет свои истоки еще в XIX веке, когда имели место бурное революционное движение пролетариата и распространение идей научного социализма, В связи с этим адекватное понимание процессов, происходящих в современной российской экономике, невозможно без осознания участия движений народничества, марксизма, либеральной и буржуазной интеллигенции, направлений социал-демократии в развитии причинно-следственной связи, приведшей экономику России к глубокому кризису.

Вся история России как самобытного, независимого^ великого государства говорит об одном: нелепа и абсурдна сама идея о ее вхождении в Европу. Она принадлежит к иному религиозно-культурному типу, она с самого начала своего возникновения становится полноправным членом мирового сообщества. У России своя судьба, обусловленная всем ходом ее становления как исторической индивидуальности. Она всегда шла своим путем, впитывая в себя и чужеродные влияния, но не повторяя других. Она развивала свою собственную государственность, собственную культуру, она имела свои народные традиции, воплощенные в политическом и экономическом ее устройстве. Именно в них сосредоточены дух народа, его история, его самобытность.

Попытки втянуть Россию в западную цивилизацию предпринимались в истории неоднократно. Все они в лучшем случае заканчивались внешними заимствованиями, обманчивыми поверхностными переменами. Плоды западного развития, западной науки и техники, западной демократии на российской почве, совершенно иной по своей структуре, вместо ожидаемой пользы часто приносили вред и, не способствуя укреплению общественного и государственного организма, вели лишь к еще большему его расшатыванию, к бесплодным иллюзиям, пока инстинкт самосохранения не вынуждал вновь обратиться к родным испытанным средствам.

Мы это видим на примере преобразований Петра I. Петровская попытка европеизации, пройдя после его смерти через полосу безвременья, через вакханалию временщиков, растаскивавших и унижавших страну, завершилось через пятьдесят лет пугачевским бунтом, воочию выявившим существование глубокой пропасти между европеизированным дворянским царством и мужицким царством. Запоздалые реформы Александра II, несшие в себе к тому же большой европейский заряд, вылились в десятилетия революционного брожения с их левым и правым террором, социальной нестабильностью, нарастающим озлоблением обездоленного народа и завершились через пятьдесят лет грандиозной революцией, которая смела и готовившую ее по европейским меркам интеллигенцию, и ненавистное ей самодержавие, и Православную церковь.
С одной стороны, Петром I была проделана колоссальная работа по высвобождению страны из плена обскурантизма, невежества и экономической отсталости. Именно в его царствование в Россию стал проникать сперва тоненький, а потом все более мощный поток западных либеральных идей, которые с этого момента стали постоянными спутниками русского образованного общества. Под их влиянием оно демократизировалось, постепенно меняя не только образ мыслей, но и сам образ жизни; совершался переход от первобытного барства к более цивилизованным формам бытия. Но новые идеалы ложились на совершенно не подготовленную для них почву — все более усиливающуюся крепостную зависимость основной массы население.

Разрыв между верхами и низами, между интеллигенцией и народом характерен для любого общества. Однако в России этот разрыв оказался особенно большим. В то время как образованная часть населения развивалась весьма интенсивно и в каких-то областях даже перегнала своих западных коллег, задавленные неволей народные массы в целом менялись крайне медленно. В результате те идеи, которыми питалось просвещенное сословие, практически не доходили до нижних ступеней общественной пирамиды. Это всегда несет с собой серьезную опасность. Если слои населения разделяет пропасть непонимания, то это таит в себе потенциальную угрозу миру и согласию, включая возможность возникновения гражданской войны. На протяжении своей истории Россия пережила несколько кризисов такого общественного непонимания.
Первый из них ознаменовался восстанием декабристов. Программа дворян-реформаторов не могла быть понята крестьянами, чьими освободителями решили стать первые русские революционеры.

Вторым проявлением глубокого кризиса общественного непонимания стало движение народников, их знаменитое хождение в народ и реакция на это крестьян, которые сдавали полиции явившихся к ним на помощь революционных активистов.

Третьим, и трагическим кризисом, стали события 1905—1917 годов. Для этого кризиса характерны, с одной стороны, зрелость буржуазно-демократических партий в формулировании и отстаивании демократических идей при полной неспособности претворить свои идеалы в жизнь, с другой — возникновение у народных масс собственной идеологии и собственного мировоззрения, а потому и более сознательное отторжение этих программных установок.

Еще одна ипостась миссии России: связывать Запад и Восток в единое цивилизованное пространство.

Последующее продвижение России в Восточную Европу, на Кавказ, в Северную Америку и, наконец, в Среднюю Азию часто называют имперской экспансией, хотя вряд ли с этой оценкой можно согласиться. Имперский период развития любого государства не может характеризоваться только лишь черно-белыми категориями. И объективная роль России здесь была ролью собирательницы континентальной Евразии.
В 1812 году вновь проявилась миссия России как буфера Европы. Как шестью веками раньше монголы, так и армия Наполеона завязла в России, и французская экспансия была погашена Россией.

К концу XIX века обозначилось новое явление: Россия стала одним из центров мировой культуры. Мир вознес на пьедестал Толстого, Достоевского, Чехова, Тургенева, Гоголя, Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова. Россия становится мировой культурной державой.
Важные изменения произошли в конце XIX — начале XX вв. и в политической истории России. Россия вступила в эру большевизма. Занесенные в Россию семена марксизма нашли здесь идеальную почву.

И если иметь в виду середину XX века, то Россия становится спасителем Европы и мировой цивилизации, остановив варварское нашествие Гитлера.
Сегодня независимая российская держава есть один из краеугольных камней в фундаменте мировой цивилизации. И ее внутренняя стабильность, экономическая и политическая мощь являются залогом стабильности в мировом балансе сил, фактором, существенно влияющим на развитие современного миропорядка

2. выделяются четыре фактора, определивших особенности (отсталость,

задержку, самобытность, своеобразие) русской истории:

1) природно-климатический;

2) геополитический;

3) конфессиональный (религиозный);

4) социальной организации.

Природно-климатический фактор.

Из века в век наша забота была не о том, как лучше устроиться или как легче прожить, но лишь о том, чтобы вообще как-нибудь прожить, продержаться, выйти их очередной беды, одолеть очередную опасность.

И.А. Ильин. О путях России

Влияние природно-климатического фактора на специфику русской истории отмечали практически все исследователи своеобразия русского исторического процесса. Последним по времени остановился на этой проблеме Л.В. Милов, который при ее решении опирался, пожалуй, на наиболее солидную фактическую базу. По его мнению, в центральной России, составившей историческое ядро Русского государства (после его перемещения из Киева в Северо-Восточную Русь), «при всех колебаниях в климате, цикл сельскохозяйственных работ – всего 125-130 рабочих дней (примерно с середины апреля до середины сентября по старому стилю). В течение, по крайней мере, 400 лет русский крестьянин находился в ситуации, когда худородные почвы требовали тщательной обработки, а времени на нее у него просто не хватало, как и на заготовку кормов для скота... Находясь в таком жестком цейтноте, пользуясь довольно примитивными орудиями, крестьянин мог лишь с минимальной интенсивностью обработать свою пашню, и его жизнь чаще всего напрямую зависела только от плодородия почвы и капризов погоды. Реально же при данном бюджете рабочего времени качество его земледелия было таким, что он не всегда мог вернуть в урожае даже семена... Практически это означало для крестьянина неизбежность труда буквально без сна и отдыха, труда днем и ночью, с использованием всех резервов семьи (труда детей и стариков, на мужских работах женщин и т.д.). Крестьянину на западе Европы ни в средневековье, ни в новом времени такого напряжения сил не требовалось, ибо сезон работ был там гораздо дольше. Перерыв в полевых работах в некоторых странах был до удивления коротким (декабрь-январь). Конечно, это обеспечивало более благоприятный ритм труда. Да и пашня могла обрабатываться гораздо тщательнее (4–6 раз). В этом заключается фундаментальное различие между Россией и Западом, прослеживаемое на протяжении столетий». Неблагоприятные условия ведения сельского хозяйства, считает Милов, оказали прямое воздействие на тип русской государственности. При относительно низком объеме совокупного продукта господствующие слои создавали «жесткие рычаги государственного механизма, направленные на изъятие той доли совокупного прибавочного продукта, которая шла на потребности самого государства, господствующего класса, общества в целом. Именно отсюда идет многовековая традиция деспотической власти российского самодержца, отсюда идут в конечном счете и истоки режима крепостного права в России...». Низкая урожайность, зависимость результатов труда от погодных условий обусловили чрезвычайную устойчивость в России общинных институтов, являющихся определенным социальным гарантом выживаемости основной массы населения. «Многовековой опыт общинного сожительства крестьян-земледельцев помимо чисто производственных функций выработал целый комплекс мер для подъема хозяйств, по тем или иным причинам впавших в разорение. Земельные переделы и поравнения, различного рода крестьянские «помочи» сохранились в России вплоть до 1917 года... Общинные уравнительные традиции сохранились и после первой мировой войны, они существовали и в 20-е годы вплоть до коллективизации…» Думается, и колхозная система смогла утвердиться в русской деревне лишь благодаря общинным традициям. Природно-климатический фактор во многом определил и особенности национального характера русских. «Фундаментальные особенности ведения крестьянского хозяйства в конечном счете наложили неизгладимый отпечаток на русский национальный характер. Прежде всего, речь идет о способности русского человека к крайнему напряжению сил, концентрации на сравнительно протяженный период времени всей своей физической и духовной потенции. Вместе с тем вечный дефицит времени, веками отсутствующая корреляция между качеством земледельческих работ и урожайностью хлеба не выработали в нем ярко выраженную привычку к тщательности, аккуратности в работе и т.п. Экстенсивный характер земледелия, его рискованность сыграли немалую роль в выработке в русском человеке легкости к перемене мест, извечной тяге к «подрайской землице», к «беловодью» и т.п., чему не в последнюю очередь обязана Россия ее огромной территорией, и в то же время умножили в нем тягу к традиционализму, укоренению привычек («хлебопашец есть раб привычки»). С другой стороны, тяжкие условия труда, сила общинных традиций, внутреннее ощущение грозной для общества опасности пауперизации дали почву для развития у русского человека необыкновенного чувства доброты, коллективизма, готовности к помощи, вплоть до самопожертвования. Именно эта ситуация во многом способствовала становлению в среде «слуг общества» того типа работника умственного труда, который известен как тип «русского интеллигента». В целом можно даже сказать, что русское патриархальное, не по экономике, а по своему менталитету, крестьянство капитализма не приняло»[4].


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.035 сек.)