Русские топонимы на западноевропейских картах Сибири XV1-XVII вв.


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1386


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

(неопубликовано)

 

В XVI веке в Западной Европе был опубликован ряд географических карт, включавших территорию Западной Сибири. В числе авторов этих карт С. Герберштейн (1549), А. Дженкинсон (1562), Г. Меркатор (1564, 1585), А. Ортелий (1570), И. Гондиус (1606), Г. Сансон (1688) и др.

 

На упоминаемых картах, отражающих доермаково состояние Сибири, показаны сибирские города с названиями Грустина, Серпонов, Кос-син, Тером. Фонетически и семантически эти названия близки русскому языку, особенно Серпонов — город сербский новый, Тером — попросту терем. Русскость этих городов подтверждается текстовым пояснением на карте И. Г ондиуса, где рядом с Г рустной написано по латыни «urbs frigutus ad quality Tartari et Rutheni confluent», что означает «в этом холодном городе живут совместно татары и русские». А наличие в устье Индигирки населенного пункта под названием «Русское устье», с незапамятных времен населенного русскими людьми, русскость упомянутых городов делает неопровержимой.

 

Наличие русских топонимов на рассматриваемых картах свидетельствует, что русские в Сибири жили «до Ермака». И, скорее всего, это не были новгородцы, активно проникавшие в Сибирь в XI—XII вв., потому

 

что приведенные названия неизвестны на севере европейской России и не могли быть оттуда перенесены в Сибирь. Вопрос о старинных русских топонимах в Сибири представляет, таким образом, величайшую загадку сибирской истории.

 

Особое значение среди рассматриваемых топонимов имеет «Лукоморье» . Этот топоним встречается на всех упомянутых картах. Этим названием поименована обширная территория правобережья Оби. На некоторых картах Лукоморье обозначено в бассейне р. Коссин, впадающей в Студеное море за Обью. На других оно показано на правобережье Оби на 60-й параллели. Из перечисленных карт наиболее близка к современности карта французского географа Г.Сансона, опубликованная в Риме в 1688 г. На ней показаны реки Томь, Чулым, Кеть и Енисей. Лукоморьем на этой карте названа обширная территория от Томи до Енисея на широте 56—57 градусов.

 

Большинство исследователей считает термин Лукоморье исконно русским, характеризующим излучину морского берега. О том же говорит и сказочная традиция, свидетельствующая, что 30 прекрасных витязей выходили все-таки из морских волн.

 

Как же мог сугубо морской топоним «заплыть» в середину сибирского сухопутья? Единственная версия связана с далеким переселением предков с берегов какого-то моря. По поводу этого моря в литературе высказано две версии. Первая принадлежит томскому этнографу профессор ТГУ Г.И. Пелих. Галина Ивановна обнаружила в Западной Сибири много русских людей по фамилии Каяловы [96]. Далекие предки этих людей переселились в устье Иртыша за 10 поколений до Ермака. А раньше они жили за Доном, у теплого моря на реке Каяле, впадающей в Самару, Когда там начались «страшенные войны», самарцы подались в Сибирь. Сейчас версию приноса топонима Лукоморье в Сибирь самар-цами разрабатывает профессор ТГУ A.M. Малолетко.

 

Другая версия высказана мною в «Сибирской Прародине» [88]. Я с-читаю, что топоним Лукоморье принесен на Обь с берегов арктических морей.

 

Вместе с тем, не исключено, что термин «Лукоморье» имеет совсем иную этимологию и ни о каком переселении с берегов каких-либо морей не свидетельствует. Эту этимологию предложил томский краевед А.А. Локтюшин, полагавший, что термин надо выводить из глубочайшей индоевропейской древности, из санскрита. Лока, согласно его версии, означает «локализацию», а мара, морена — «смерть». Получается страна умерших, страна предков, суть — прародина. По Локтюшину, не сюда переселялись с берегов морей, а отсюда расселялись по всей Евразии протонароды [А.А. Локтюшин. Пропедевтика. Ч. 1. Экология. Томск: НТЛ, 2004.124 с].

 

Одно из самых ранних упоминаний сибирского Лукоморья мы нахо -дим у Сигизмунда Герберштейна в «Записках о Московитских делах» [26]. Герберштейн писал, что Лукоморье расположено в Лукоморских горах за Обью и приводил весьма любопытную подробность о лукомор-цах: они де впадают в зимнюю спячку с ноября по март. Это свидетельствует как минимум о том, что Лукоморье представлялось русским людям страной необычной, удивительной, полной чудес, по-другому говоря, Лукоморье представлялось страной незнакомой, этот топоним не мог быть принесен из европейской России.

 

Однако самое раннее упоминание «Лукоморья» мы находим в «За-донщине». Этот памятник древнерусской литературы посвящен битве Дмитрия Донского с ордынским темником Мамаем на Куликовом поле в 1380 году. Общепризнанно, что литературное произведение написано вскоре после сражения. На последних страницах «Задонщины» говорится, что татары после поражения бежали в Лукоморье «...Тут рассыпались поганые в смятении и побежали непроторенными дорогами в лукоморье...» [48, с. 96—111].

 

Известно, что Мамай вскоре после Куликовского поражения был убит в Кафе, в Крыму. Отсюда нетрудно предположить, что татары побежали в Черноморское Лукоморье. Но такой вывод был бы крайне скоропалительным и неоправданным.

 

Во-первых, потому, что мамаева орда состояла из восточных татар, пришедших с Волги, из-за Волги и из Западной Сибири. Во-вторых, после поражения Мамай собрал новое войско и готовился вновь пойти на Русь. Но в это время на него напал хан Тохтамыш, пришедший из Сибири из Синей Орды [71, с. 112—131]. Тохтамыш на реке Калке разбил Мамая и тогда тот бежал в Кафу, где и был убит, а Тохтамыш воцарился в «Золотой Орде».

 

Тохтамыш пришел на Волгу из самого что ни на есть сибирского Лукоморья. Его улус — вот он, за рекой Томью — село Тахтамышево.

 

Именно сюда приходил в 1391 году «железный хромец» Тимур чтобы наказать Тохтамыша за вероломство. И попутно разрушил здесь русский город Карасу (Грасиону) на реке Тан (Томь).

 

А за 37 лет до Тимура и за 16 лет до Куликовской битвы в Томском Дукоморье, возможно, побывали новгородские ушкуйники. Именно от них в «Задонщину» могло попасть понятие «Лукоморья». Известно, что в 1364 году ушкуйники из Новгорода, руководимые воеводами Степаном Ляпой и Александром Абакумовичем, большим отрядом пришли на Обь. Здесь отряд разделился на части. Одна половина спустилась по Оби до берега Студеного моря, другая поднялась вверх по Оби. Вот эти-то «верхние» ушкуйники вполне могли собрать сведения и о Лукоморье, и о Грустине, а может быть и посетить их. Ведь брали они в 1375 году столицу «Золотой Орды» Сарай.

 

Будучи людьми наблюдательными, новгородцы составляли чертежи посещаемых ими земель. «Едва ли, — пишет в «Трудах по истории науки в России» академик В.И. Вернадский, — можно было давать географические описания наших летописей без чертежей и карт...Глав-ные и наиболее сохранные данные о чертежной работе как раз касаются северных областей, где сохранились навыки и влияние древнего Новгорода. Отсюда они перешли и в Сибирь».

 

В 1497 году в Москве был создан так называемый «Старый чертеж», впоследствие неизвестно куда подевавшийся. Известно, что им пользовались С.Герберштейн и А.Дженкинсон. Можно уверенно говорить, что вся западноевропейская средневековая картография базировалась на этой карте. Можно также быть уверенными в том, что материалы новгородских ушкуйников 1364 года были учтены в этом чертеже. Таким образом, сведения о русских городах в Сибири, о сибирском Лукоморье относятся как минимум к XIV веку, а может быть и к более ранним временам. История Сибири, в которой жили русские люди, существовала русская го-родская цивилизация до XIV века, представляется чрезвычайно инте-ресной.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.05 сек.)