Результаты золотодобычи на юге Сибири в XIX веке


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1380


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Первая в мире «золотая лихорадка» началась в Мариинской тайге в 1828 году с жестокого убийства лесного отшельника Егора Лесного. Он был не то старообрядцем, не то беглым каторжником, жил с приемной дочерью Верой на оз. Берчикуль в верховьях реки Кии. Егор Лесной добывал в тайге золото и хвастался, что знает секрет, где это золото брать. Томский купец Андрей Попов в 1828 году приехал к Лесному за этим секретом, но опоздал: Егор был задушен разбойниками, причем на теле были обнаружены следы пыток. (По другой версии, Егора убил Попов, выпытывая секрет). «Лихорадка» могла не состояться, но Вера, бают, рассказала-таки

 

А. Попову секрет Егорова золота. С тех пор у Поповых появился в тайге собственный «природный банк», в который они «ныряли» в трудную минуту и возвращались с золотыми самородками. А в благодарность Вере золотопромышленники Поповы позже построили в Томске женскую гимназию.

 

Золотая лихорадка в Мартайге продолжалась 20 лет, затем золото почему-то внезапно иссякло. Всего было добыто 16 тысяч пудов (256 тонн) золота. А на Алтае и в Кузнецком Алатау с 1830 по 1917 год было добыто 220 тонн золота [22]. Добывали его преимущественно ям-ным способом, о чем свидетельствуют эти самые ямы, диаметром до 5 метров и глубиной до 2 метров, там и сям встречающиеся в Мариинской и Томской тайге. Судя по ландшафтному разнообразию местоположения этих ям, добываемое золото было «кочковым» (гнездовым) и было приурочено не только к поймам рек, где и должно оно находиться согласно классической теории россыпеобразования. В равной степени ямы встречаются и на склонах, и на водоразделах.

 

Геологи того времени отмечали локализованность скоплений золота. По словам геолога Эйхвальда, уральское и алтайское золото находится непосредственно под дерном, нередко довольно большими самородками, один близ другого, от 1 до 10, иногда до 50 фунтов [135] (Н.Н. — от 0,4 до 4 кг, иногда до 20 кг).

 

Профессор Шуровский по этому вопросу говорит о Змеиногорском руднике: «Этот рудник чрезвычайно богат самородным серебром, несколько работников собирали его руками, В сутки — рукавицу чистого серебра» [135] (Н.Н. — это 7 кг серебра, а если рукавицу золота — то 12 кг/сутки).

 

В 1838 году российским кабинетом было сделано распоряжение, чтобы золотые самородки, превышающие 1 фунт, были доставляемы в Музей горного института. К 1841 году, т.е. в продолжении двух лет, таких самородков накопилось в музее до 27 пудов (432 кг). В 1842 году в Миассе был найден самородок 2 пуда 7 фунтов 32 золотника (Н.Н. — 35 кг) [135]. «По этим образчикам, — пишет В.М. Флоринский, — можно судить, как много могло быть собираемо золота в древние времена. Греческие колонисты на берегах Черного моря еще в глубокой древности узнали об этом золоте, составлявшем главный предмет торговли с Алтаем и Уралом [135].

 

Г еоморфологические особенности Мартайгинского, Уральского и Алтайского россыпного золота (приуроченность к крайней верхней части разреза — «сразу под дерном» ), нахождение скоплениями крупного песка и самородков общим весом до 200 кг [103] и неприуроченность к долинам и поймам свидетельствует, что это кочковое золото — суть золото муравьев.

 

К началу XXI века практика россыпной золотодобычи и в других регионах, в частности в Магадане, убедительно показала, что крупное россыпное золото (самородки) тяготеет к «торфам», а не к «пескам».

 

Неудовлетворительность общепризнанной теории формирования золотоносных россыпей

 

Согласно общепризнанной теории образования золотоносных россыпей, самородный металл попадает в россыпи только и единственно из коренных источников. Источниками служат кварцевые жилы и штокверки, березиты, скарны, золотоносные конгломераты и черные сланцы, коры выветривания и другие геологические образования [6, 12, 20, 22, 149]. Коренные источники срезаются денудацией, вмещающие породы измельчаются, и освобождающееся золото, перемещаясь водными потоками, попадает в россыпи. При этом, переносится золото, согласно теории, только механически [12, 22].

 

Теория формирования золотоносных россыпей разработана достаточно глубоко [12,149], но тем не менее, весьма далека от совершенства, о чем убедительно свидетельствуют два взаимообусловленных парадокса. Они хорошо известны геологам-практикам [103] и оба проявляются в обнаружении золотых самородков в россыпях.

 

Первый парадокс состоит том, что появление самородков в золотоносных россыпях противоречит закону измельчения обломочного материала по мере удаления от коренного источника. Действие этого закона весьма наглядно наблюдается вдоль течения рек: если в верховьях водотоков в горных каньонах мы видим крупноглыбовый материал, то ниже по течению в расширившихся долинах преобладает валунный материал, еще ниже — галечники, при выходе рек из гор на равнины преобладают гравийники, затем пески, а в низменностях, на удалении от гор на сотни километров, реки переносят уже тонкие илы.

 

Точно такой же процесс имеет место при разрушении коренных источников золота. Более того, действие этого закона усугубляется мягкостью золота, легко истирающегося в водном потоке, переносящем песок. Достаточно вспомнить об истирании золотых монет в процессе денежного обращения, создавшем проблему безвозвратной потери металла. Для увеличения срока службы золотых монет и золотых украшений, в золото добавляется серебро. Сплав делается более прочным и меньше истирается [103].

 

Согласно описываемому закону, золотые самородки имеют право обнаруживаться лишь в самой непосредственной близости от коренных источников и только в том случае, когда в источнике имеется крупное видимое золото. Следует оговориться, что видимое золото в коренных месторождениях — большая редкость. Чаще золото находится в виде тонких вкраплений, порой совершенно незаметных простым глазом. Руды, в которых золото заметно только под микроскопом, встречаются чаще и содержание металла в них нередко больше, чем при видимом золоте [22, 103].

 

По-другому говоря, килограммовые самородки могут лежать лишь под скалой, которую пересекает жила с раздувами размером в кулак чистого металла. Такое явление можно наблюдать только в кинофильмах («Золото Макенны», «Земля Санникова» ). Но даже в подобном случае, по мере удаления от источника, размеры золотин должны уменьшаться очень быстро, не иначе, как по экспоненте: удваивается расстояние, вдвое уменьшается размер золотин.

 

Важно иметь в виду, что если относительно крупные золотые песчинки, и особенно самородки, стремятся просесть сквозь грунт до плотика (коренных пород), то истертое в пыль золото в виде тонких чешуек способно плыть по воде. При этом оно не накапливается на плотике, а рассеивается по низовьям реки, заражая подчас гигантские территории следами металла.

 

Ал Бируни в XI веке писал, что в верховьях Инда такое тонкочешуйчатое плавающее золото добывали при помощи ртути. На дне реки выкапывали ямы, наливали в них ртуть и через год из этой ртути выпаривали золото [103].

 

Итак, из закона измельчения материала следует, что на многокилометровом удалении от коренных источников, равно как на водораздельных и склоновых участках, расположенных гипсометрически выше коренных источников, золотые самородки встречаться не должны. А они встречаются во всех золотоносных провинциях. Зачастую при этом связь россыпей с коренными источниками напрочь отсутствует или сильно проблематична и, как правило, домысливается.

 

Второй парадокс обусловлен химической чистотой самородков. Суть вопроса в том, что рудное золото в коренных месторождениях всегда содержит большее или меньшее количество примесей серебра, меди, висмута, ртути, платины, иридия, осмия, палладия, теллура и других элементов. Содержание примесей достаточно высоко и составляет подчас около 30 %.

 

Что касается россыпного золота, то оно в химическом отношении гораздо чище и содержит не более одного процента примесей [22, 103]. Парадокс и заключается в механизме химической очистки золота на пути от коренного источника к россыпи. Такого механизма на пути механического переноса нет.

 

Золотоискатели-практики давно высказали гипотезу, что золото в россыпях растет в размерах и растет химически чистым. Этим, по мнению золотарей-практиков, обусловлено появление в россыпях химически чистых самородков и золотого песка. Согласно этому предположению, золото способно растворяться водами, насыщенными гумусовыми кислотами, и в растворенном виде фильтроваться сквозь пески, обогащая их, вплоть до образования самородков.

 

Против этой гипотезы свидетельствует нахождение россыпей, формируемых в умеренном климате, а не в богатых растительностью теплых и влажных тропиках, где в почве много агрессивных гуминовых кислот. Кроме того, золотые самородки тяготеют не к продуктивным золотоносным «пескам», где фильтруется вода с якобы растворенным металлом, а к перекрывающим их пустым «торфам». Следовательно, несмотря на очевидную приближенность этой гипотезы к истине, необходимо искать другое объяснение вышеприведенным парадоксам.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.049 сек.)