Биогенная теория формирования золотоносных россыпей


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1405


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

В небольших концентрациях золото содержится в растениях и организмах животных. Впервые «растительное» золото было обнаружено в золе растений французским химиком Клодом Луи Бертолле [103]. В растения золото попадает вместе с солями, растворенными в почвенных грунтовых водах.

 

В дальнейшем было установлено, что способность накапливать в себе золото у различных растений далеко не одинакова. Из тонны еловой древесины можно извлечь 1,27 мг золота, а из тонны осины — 2 мг, из тонны березы — всего 0,6 мг. А обычный болотный хвощ, растущий на почвах с содержанием золота около 0.1 мг/т, может накопить столько этого металла, что в тонне золы окажется до 6 г золота [103].

 

Считается, что в организм животных золото попадает с растительной пищей. Однако в некоторых случаях золото обнаруживается в шерсти животных, при этом в воде и почве этой местности металл не обнаруживается. Вопрос, откуда золото появилось в шерсти животных, пока неясен. В 2001 году ОРТ сообщило об экспериментах Натальи Куимовой из Благовещенска о растворении золота бактериями и грибами. Ф.Б. Бакшт сообщает о том, что пчелы накапливают золото в своем меду [Бакшт Ф.Б. устное сообщение]. Таким образом, можно констатировать, что биота накапливает золото.

 

Принципиально возможны два пути накопления золота в растениях, грибах и животных. Первый — извлечения из почвы и воды, второй — ядерные превращения элементов (сверххолодный ядерный синтез). Второй способ накопления в силу слабой разработанности здесь не рассматривается.

 

Что касается извлечения золота из воды и почв, то здесь есть определенная перспектива. Содержание тонкодисперсного золота в почвах и грунтовых водах сильно варьирует, а это значит, что можно найти такие места, где золота в грунтах и в грунтовых водах достаточно для извлечения его растениями и накопления в растительных и животных организмах до промышленных содержаний. Например, томские почвы сильно заражены тонкодисперсным золотом, принесенным, как считают геологи, с Алтая. Еще более важным в этом процессе является содержание золота в грунтовых водах.

 

В томских водах Правобережной родниковой провинции, изученных Л.А. Хващевской в бассейне р. Тугояковки ([137]), содержание золота составляет 0,01 мКг/л (или 0,01 мг/т), что в пять раз превышает кларк в земной коре и в несколько раз выше, чем в морской воде.

 

Схема формирования биогенного промышленно значимого золота.

 

1. Родниковые воды обогащают почвы золотом за счет того, что корни растений также накапливают золото и, отмирая, увеличивают содержа ние металла в почвах.

 

0,01 мг/т в родниковой воде..............0,1 мг/т в почве.

 

2. Растения (травы, деревья, кустарники) «пьют» почвенную воду и накапливают в себе золото, увеличивая содержание металла в 20 раз:

 

0,1 мг/т в почве.............2 мг/т в растениях

 

3. Насекомые и другие животные, питающиеся растениями, накап ливают в себе золото:

 

2 мг/т в растениях.............20 мг/т в тле.

 

4. Тлей «доят» муравьи и также увеличивают содержание металла в муравьиной кислоте в 10 раз:

 

20 мг/т в тле..............200 мг/т в муравьиной кислоте.

 

Муравьи известные труженики, 200 дней в году они работают, не покладая ног и челюстей. В муравейнике живет до 1 млн. особей. Допустим, из них лишь половина трудится вовне, привнося в муравейник металл. Капелька муравьиной кислоты, ежедневно сбрасываемая одним муравьем, составляет 0,001 мл, а «капелька», которую сбрасывают 500 тысяч муравьев, составляет 0,5 л. За 200 дней эта величина составит 100 л. При содержании золота 0,2 мг/л из 100 литров муравьиной кислоты выкристаллизуется 20 г золота. А за 50 лет существования муравейника — 1 кг. Такова в схематическом виде гипотеза формирования биогенного золота.

 

Во времена «золотой лихорадки» XIX века и в более ранние времена у людей не было специализированной аппаратуры и они брали единственно видимые объекты, что и послужило причиной иссякания металла и окончания первой золотой лихорадки. На самом деле золота в земле осталось достаточно много.

 

Помоделируем ситуацию. Предположим, муравейник диаметром 4 м и высотой 1,5 м живет и развивается 50 лет. За это время от него отделяется какое-то количество самок, делаются царицами и создают новые муравейники. Но за это же время часть муравейников разоряется медведями и людьми. Будем считать, что этот процесс уравнен, иначе за многие тысячелетия муравейники либо заполонили бы всю землю, либо исчезли бы вовсе.

 

Тогда за 6000 лет условный муравейник мог 120 раз поменять местожительство и «окучить» соответственно 120 точек по 12 квадратных метров каждая. Полторы тысячи квадратных метров возле каждого муравейника — это достаточно большая территория. Однако наблюдения показывают, что муравьи предпочитают селиться на ранее освоенных участках.

 

«Окученная» территория чрезвычайно хорошо удобрена азотистыми удобрениями. Из каждого недавно отмершего муравейника непременно растет сосна, ель, береза или акация. Наблюдения показывают, что деревья тяготеют к южной части муравейника. Аналогично этому, новые муравейники вырастают на месте пня или чуть к югу от отмирающего или здорового дерева. Таким образом формируются меридионально вытянутые россыпи муравьиного золота. Каждая такая «окученная» полоска содержит определенный потенциальный запас самородного золота. Это дает уверенность, что при добыче «муравьиного» золота совсем необязательно разорять живые муравейники, гораздо продуктивнее разрабатывать «полоски» к северу от муравьиной кучи.

 

Возьмем приближенную к минимуму величину в 1 кг. Следовательно, возле каждого муравейника за 6 тысяч лет могло накопиться 120 кг металла. Можно уверенно предполагать, что часть муравьиных семей селятся на месте муравейников, стоявших здесь столетия и тысячелетия назад. Тогда «окученная» площадь и число «окученных» точек уменьшается, а потенциальные запасы в некоторых точках возрастают до 20— 200 кг.

 

Вернемся к Мариинской и Томской тайге. Если за один срок жизни муравейников (50 лет) здесь накопилось и было взято в 1828—1848 гг.

 

256 тонн золота, то за 6000 лет здесь могло накопиться 30 тысяч тонн металла. Если даже три четверти этого ресурса были добыты еще в старину, это значит, что у здешних правителей было достаточно металла для создания гигантских кладов. А кроме того, в земле остается еще семь тысяч тонн. При нынешней цене 400 руб. за 1 грамм, «цена» Мартайги и Томской тайги около трех тысяч триллионов рублей. А Салаир, Алтай, Урал, Енисейский кряж увеличивают прогноз минимум в 6 раз (5, табл. 2.4). Эти немалые деньги могли бы стать надежным стартовым капиталом для возрождения Сибири после грандиозного ограбления России либералами в конце XX века.

 

Возможности георадиолокационного зондирования при поисках, разведке и добыче «муравьиного» золота невозможно переоценить. Поиски перспективных площадей с целью обнаружения крупных скоплений самородков в гнездах можно осуществлять с воздуха, пешеходным марш-рутированием выявляются участки сгущений муравейников, Последние оперативно оцениваются на наличие металла.

 

На перспективных площадях ставится разведка. Площадь в один гектар может быть покрыта сетью разведочных профилей ГРЛЗ за два часа (профили через 2 м). Затем выбранные участки, размерами в «гнездо» оцениваются сканером с выявлением золотин размером 2 мм.

 

Добычу металла в виде самородков можно осуществлять, если совместить георадар ОКО 1М (АБ 700) с лопатой. Добычу песка и небольших самородков из гнезд можно осуществлять опробованным ямным способом с перевозкой одного кубометра грунта к водоемам на автотранспорте.

 


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.049 сек.)