Детерминизм и свобода воли


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 491


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Теория связывает или определяет события, которые ей под­чиняются. Сама же теория определяется не объясняемыми ею со­бытиями, а суперординатной точкой зрения теоретика. Однако тео­рия должна сообразовываться с событиями для того, чтобы их предсказывать. Число альтернативных способов согласования тео­рии с событиями, насколько нам известно, бесконечно, но отличи­мо от бесконечного числа способов, которыми не удается достичь такого согласования.

Предположим, кому-то нужно разрезать торт. Существует бес­конечное множество способов разрезания торта, каждый из кото­рых мог бы подойти для решения этой задачи. Но если торт сделан из мороженого, некоторые обычные способы разрезания могут не подойти, - и тем не менее остается бесконечное число способов разрезать такой торт. Предположим далее, что торт находится на столе, за которым сидят гости. Сложились определенные лимитирую­щие ожидания в отношении того, как подавать еду. Торт истолковы­вается как часть еды. Кроме того, существует ряд условностей, в частности требующих подавать клинообразные куски торта всегда повернутыми острым концом к обедающему. Если человек, которо­му выпало разрезать торт, принимает все эти традиционные супер-ординирующие истолкования данной конкретной ситуации, он в са­мом деле может счесть свою линию поведения заданной и почти не оставляющей ему свободы. Он оказывается жертвой не самого по себе торта, а собственных знаний этикета, которому и было подчи­нено разрезание торта.

 


Теория личности

Но предположим, что этот человек, съев кусок торта, почувство­вал недомогание. Не оказывается ли он в этом случае жертвой обстоя­тельств? В ответ можно спросить: разве он не съел его сначала? Более того, мы могли бы сказать, что плохое самочувствие не должно лишать его свободы. Напротив, болезнь может даже увеличить его свободу дей­ствий, как, например, открыли для себя многие дети и ипохондрики.

Зависимость, в которую конструкт или система истолкования ста­вит свои субординатные элементы, носит характер детерминизма. В этом смысле, тенденция ставить в зависимость и есть, собственно, детерминизм. Сами естественные события не ставят в зависимость от себя наши истолкования этих событий; мы можем смотреть на них так, как нам заблагорассудится. Разумеется, если мы хотим точно пред­сказывать естественные события, нам нужно создать некую конструк­цию, которая будет отвечать этой цели. Однако события не приходят к нам и не говорят, что и как надо делать, — они просто идут своим че­редом. Если что-то управляет нашими мыслями и действиями, так это созданная нами структура.

Фактически, есть два интересующих нас вида детерминизма. Первый вид составляет существенный признак любой организован­ной системы истолкований - контроль суперординатных конструктов над субординатными элементами. Второй вид подразумевается в на­шем понятии интегрального мира. Мир, находящийся в непрерыв­ном движении, не разделен на независимые события наподобие ваго­нов поезда. И это - эссенциальная целостность. Вследствие такой целостности мы можем считать, что между предшествующими и по­следующими событиями существует причинная связь. Именно этот вид непрерывности (или целостности) предполагается в так называе­мом первом постулате логики, требующем мыслить вселенную как упорядоченное единство (в противоположность хаосу).

Однако этот второй вид детерминизма для нас относительно не­важен. Течение вселенной непрерывно. Хотя и можно абстрагировать некоторые повторяющиеся черты в ее потоке, в действительности он никогда не проходит дважды по одному руслу. Все пришло бы в страш­ный беспорядок, если такое когда-нибудь случилось. (Сама идея дви-

32


Глава первая. Конструктивный альтернативизм

жущейся по своим следам вселенной производит сильное впечатление I, возможно, даже имеет некий релятивистский смысл для космолога-георетика.) Поскольку мы полагаем, что мир не движется по кругу, тюбая последовательность событий - это единственная, абсолютно тождественная самой себе последовательность, которая когда-либо ямела место. Тогда совершенно невероятно, чтобы любая последова­тельность событий могла произойти иначе, чем она произошла, не ут­рачивая своей тождественности. Так как никакое событие не могло бы произойти иным путем и тем не менее оставаться самим собой, не ве­лика проблема изолировать его и заявить, что оно детерминировано. Действительно, оно было следствием - но только однажды.

Таким образом, на нашу долю остается один важный вид детер­минизма, именно, контроль суперординатного конструкта над его эле­ментами. Тогда должно стать ясным и то, что в принципе не детерми­нировано. Во-первых, элемент не детерминирует те конструкты, которые обычно категоризуют его в качестве объекта. Во-вторых, эле­мент, выходящий за пределы области действия конструкта, является независимым от этого конструкта. Последний тип независимости, или свободы, относительно неважен для нас, ибо это всего лишь свобода хаоса. А вот первый ее тип, напротив, чрезвычайно важен, поскольку предполагает, что в той степени, в какой человек может толковать свои обстоятельства, он способен освободиться от их господства над ним. Из этого также следует, что он может сделаться рабом собственных представлений, а затем отвоевать себе свободу, истолковывая свою жизнь по-другому. В известной мере это и есть та тема, которая поло­жена в основу нашей книги.

И еще одно. Поскольку детерминизм характеризует контроль, осуществляемый конструктом над его субординатными элементами, свобода характеризует его независимость от этих элементов. В таком случае детерминизм и свобода неразделимы, ибо то, что служит при­чиной чего-то другого, является от него свободным. Детерминизм и свобода - две стороны одной монеты, два аспекта одного отношения. И это чрезвычайно важно усвоить человеку, будь он ученым-или не­вротиком, либо тем и другим одновременно!




Теория личности

В конечном счете человек устанавливает меру собственной сво­боды и зависимости на том уровне, который он выбирает для своих убеждений. Те, кто выстраивает свою жизнь исходя из множества осо­бых мнений и непоколебимых убеждений касательно преходящих вопросов, делает себя жертвой обстоятельств. Каждое такое убежде­ние, недоступное пересмотру, оказывается ставкой на фортуну; она определяет, принесут ли завтрашние события счастье или страдания. А те, чьи принципиальные убеждения заключают в себе широкую перспективу и меняются разве что по серьезным причинам, имеют больше шансов открыть для себя альтернативы, ведущие в конечном счете к их освобождению.

Теории - это результат размышлений людей, стремящихся выр­ваться на свободу из круговерти событий. Теории включают в себя предшествующие их созданию предположения об определенных об­ластях этих событий. В той степени, в какой события можно - исходя из этих предшествующих предположений - истолковать, предсказать и нанести их соотносительный ход на план жизни, люди могут осу­ществлять над ними контроль и достигать со временем своей незави­симости от них.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.036 сек.)