Условия, неблагоприятные для формирования новых конструктов


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 454


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

о

В общем, неспособность поддерживать благоприятные для фор­мирования конструктов условия приводит к затягиванию этого про­цесса. Однако, есть ряд условий, особенно неблагоприятных для фор-


Теория личности

мирования новых конструктов. Наиболее серьезное-из них складыва­ется тогда, когда элементы, из которых должен быть сформирован новый конструкт, содержат в себе угрозу.

а. Угроза. Прежде всего, давайте как можно точнее сформули­руем то, что мы понимаем под угрозой. По существу, угроза - это ха­рактерная особенность отношения конструкта к суперординатным кон­структам в системе. Конструкт представляет собой угрозу, когда он является элементом ближайшего конструкта высшего порядка, в свою очередь несовместимого с другими конструктами высшего порядка, от которых человек зависит в своей жизни. Конструкт опасности ока­зывается >йр<?зом в тех случаях, когда становится элементом в контек­сте смерти или увечья. При некоторых обстоятельствах конструкт опасности не представляет собой угрозы, или, по крайней мере, серь­езной угрозы. Аттракцион «Русские горы» выявляет конструкт опас­ности, но такая опасность редко помещается в контекст смерти.

Продолжим наш пример. Смерть, разумеется, несовместима с жизнью, по крайней мере, в представлении большинства людей. Од­нако, среди нас есть и такие, кто не считает жизнь и смерть несовмес­тимыми. Кто-то может представлять себе смерть как вступление в фазу жизни по ту сторону Стикса. А кто-то еще может воспринимать смерть просто как тамбур, через который происходит переселение души. Если смерть несовместима с системой истолкования, посредством которой человек сохраняет ориентацию относительно происходящих событий и их антиципации, то похожие элементы в контексте смерти являются угрозами. Позже мы собираемся гораздо подробнее поговорить об угрозе, поскольку это важный конструкт в репертуаре клинициста.

Итак, если элементы, из которых предлагается сформировать но­вый конструкт, обычно несут в себе угрозу, или, говоря иначе, если они имеют тенденцию выявлять конструкт или проблему, принципи­ально несовместимые с той системой, от которой человек стал зави­сеть в своей жизни, он может оказаться нерасположенным использо­вать эти элементы для формирования любого нового конструкта. Интерпретация, делающая такие элементы угрожающими, не обяза­тельно должна быть связана со столь серьезными вопросами, как про-


Глава третья. Природа личных конструктов


 


блема смерти. Одной только ее несовместимости с системой истол­кования, на которую человек прочно опирается в любой сфере жизни, достаточно, чтобы превратить эти элементы в угрозы.

Закономерно напрашивается вопрос, почему конкретный кли­ент так упорствует в истолковании определенных элементов таким образом, что они становятся угрозами. Ответ на него содержится в самой природе конструктов. Человек поддерживает свою систему кон­структов посредством ее прояснения. Стабилизация или контроль сво­ей собственной системы осуществляется тем же способом, что и конт­роль внешних событий. Помимо всего прочего, это означает, что человек контролирует свою систему путем обеспечения четкого рас­познавания элементов, не входящих в ее состав, равно как и ее со­ставляющих элементов. В тот момент, когда человек встречается с исключенными, по каким-то основаниям, из его системы элемента­ми, он сознает появление несоответствия и воспринимает эти сжима­ющие вокруг него кольцо ассоциации как угрозы. Подобно раненому зверю, он не подпускает к себе врага.

А что происходит, когда клиенту предлагают новые элементы, которые стремятся соединиться с его Я, образуя недопустимый кон­структ? Он может попытаться рассеять их или, в крайнем случае, пе­реключить все внимание на то, чтобы высвободиться из порочного союза и разом отделаться от этих новых элементов. Клиницист может наблюдать все это своими глазами. Именно «благопристойная внеш­ность» нежелательных элементов делает их угрозой для конкретного человека. Если бы они казались ему крайне чуждыми, то и не пред­ставляли бы для него никакой угрозы; он просто мог бы занять по отношению к ним позицию стороннего наблюдателя.

Ясно, что такого рода реакция на элементы, которые предлага­ются в качестве основы для формулирования новых конструктов, обычно делает их негодными для использования по назначению. Эф­фект угрозы заключается в том, что она заставляет клиента неистово цепляться за свой базисный конструкт. Угроза заставляет человека мобилизовать все свои ресурсы. Следует, однако, помнить, что моби­лизуемые им ресурсы не всегда характеризуются зрелостью и эффек-


 


Теория личности

тивностью. Поэтому столкнувшийся с угрозой человек может часто вести себя по-детски.

Другой эффект введения угрожающих элементов, часто весьма нежелательный, проявляется в виде склонности к травматическому опыту, который действует как дополнительное субъективное подтверж­дение или доказательство неэффективности концептуальной систе­мы клиента. Травмированный человек не только отбрасывается назад к более старым и более инфантильным «конструкциям» жизни, но и, по всей видимости, благодаря такому дополнительному опыту, полу­чает «обоснование» этих примитивных «конструкций». Верно гово­рят, что травматический опыт «строго держаться колеи». Для клини­циста важно суметь оценить такой замораживающий эффект, который может быть вызван введением какого-то нового материала во время терапевтического сеанса.

б. Поглощенность старым материалом.Еще одним небла­гоприятным условием для формирования новых конструктов являет­ся полная поглощенность старым материалом, что происходит в тех случаях, когда клиент в процессе психотерапевтической работы ста­новится чрезмерно повторяющимся. Именно тогда терапевт начина­ет жаловаться своим коллегам на то, что не видит никакой динамики. Старый или привычный материал имеет тенденцию удерживаться (в сознании) под действием старых или инфантильных конструктов; и только когда мы даем возможность клиенту вплести в него новый и взрослый материал, он начинает обновлять свои конструкты. Вплете­ние нового материала в старый требует перераспределения старого материала по новым категориям, подходящим для включения и того, и другого.

Иногда старые конструкты оказываются непроницаемыми. Ка-тегоризуемые ими события - последние в своем роде. Такие конст­рукты практически уже не используются при рассмотрении буду* щих событий и, может быть, для клиента даже лучше, что они находятся в таком состоянии. При некоторых видах психозов, воз­можно, желательнее позволить старой бредовой идее больного пе­рейти в состояние непроницаемости, чем пытаться изменить ее пу-


Глава третья. Природа личных конструктов

тем перетолкования событий, которые она категоризует. То же са­мое, по-видимому, справедливо в отношении устаревших, но непри­ступных конструктов, обнаруживаемых порой у клиентов с менее серьезными нарушениями.

Иногда мы намеренно пытаемся привести конструкт клиента в нерабочее состояние, вызванное непроницаемостью. По существу, это ничем не отличается от процесса образования привычки. Привычка становится эффективным способом работы со старым материалом, но явно не подходит на роль оперативного способа обработки новых элементов. Ставший привычным конструкт не допускает внесения каких-либо поправок или изменений. Это вовсе не означает, что при­вычки бесполезны в тех случаях, когда нам приходится иметь дело со стремительным развитием событий. Они служат цели стабилизиро­вания определенных «конструкций», с тем чтобы в остальных отно­шениях мы могли получить свободу для осмысления выбранных ас­пектов нового материала. Привычку можно рассматривать как своего рода выгодную тупость, которая предоставляет человеку свободу дей­ствовать разумно в остальном. Пользуется ли он этим преимуществом или нет — это уже другой вопрос. Некоторые люди явно не использу­ют благоприятные возможности, предоставляемые им собственной тупостью.

в. Отсутствие лаборатории. Новые конструкты не образуют­ся в том случае, когда у нас нет лаборатории, где можно было бы их испытать. Это утверждение столь же справедливо в отношении лю­бого человека, как и в отношении ученого. Лаборатория - это место или, в нашем случае, скорее обстановка, в которой у конкретного че­ловека появляется возможность пересортировать достаточное коли­чество материала, из которого можно сформировать новые конструк­ты. Трудно формировать новые социальные концепции исходя из разбора ситуаций, исключающих социальные отношения. Трудно фор­мировать новые родительские конструкты в ситуации, не включаю­щей хотя бы одного из родителей. Невозможно научить заключенно­го, который не имел отношений с женщинами многие годы, должным образом исполнять свою половую роль. Госпитализированному па*


Теория личности

циенту тяжело научиться держать себя в обществе, находясь в обста­новке, лишающей его возможности занимать достойное положение Солдат, лишенный привилегий демократии, вряд ли поймет, как она действует, - и это даже если он мечтает о ее преимуществах.

Лаборатория также обеспечивает изолированность от других переменных, в сложных переплетениях которых может запутаться тот, кто пытается сформировать новые конструкты в неизбежно ог­раниченной сфере. Если мы будем рассматривать сразу все разветв­ленное дерево (по)следствий каждой экспериментальной пробы, вплоть до самых отдаленных, то наверняка окажемся подавленны­ми их многообразием и вообще не сможем сформулировать никако­го нового конструкта. Тот, кому доводилось руководить исследова­ниями студентов-выпускников и аспирантов, наверняка наблюдал, и не раз, как они становились жертвами такого рода «интеллекту­ального затопления». Часто неопытный исследователь рассматри­вает такое множество возможных результатов своей работы и пыта­ется учесть такое множество возможных переменных для их объяснения, что ему не удается даже спланировать эксперимент, не говоря уже о его проведении. Лаборатория же дает человеку воз­можность провести предварительное исследование в ограниченной области. В этом случае неожиданный взрыв одной из используемых им случайных смесей не настолько силен, чтобы разрушить его соб­ственный мир. В этой связи мы имеем возможность иначе выразить мысль, которая уже была озвучена нами ранее в утвердительной форме, а именно: человек, полностью и неотрывно занятый всеми вероятными последствиями своих действий, не в состоянии экспе­риментировать с новыми идеями.

Подобно ученому, который должен формулировать допускаю­щие проверку гипотезы, а затем пытаться их проверить, каждый кон­кретный человек, собирающийся сформулировать новые предполо­жения, нуждается в том, чтобы иметь доступ к такого рода данным, которые его новые конструкты либо позволят предсказать, либо об­наружат свою несостоятельность в деле их предсказания. Человек, живущий в полностью растяжимом мире, может вскоре прекратить


Глава третья. Природа личных конструктов

свои попытки определить его размеры. Ребенку, чьи родители пред­сказуемы только в системе, которая слишком сложна для него, будет нелегко наладить жизнь в таком мире. Он может оказаться столь же плохо понимающим поведение своих родителей, как и ребенок, роди­тели которого сделали все его социальные конструкты непроницае­мыми, или, используя психоаналитическое понятие, пытались поста­вить все его отношения с ними под контроль 'супер-эго'.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.064 сек.)