Конструкты и антиципации


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 499


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Из того, что было сказано до сих пор о природе конструктов, можно было бы легко сделать вывод, что они предназначены для упорядочивания мира, образованного, по существу, статическими объектами. Однако сформулированный нами основной постулат рисует в нашем воображении мир процессов. Фактически, может сложиться впечатление, словно мы по неосторожности выставили наш конструкт под огонь той же самой современной критики, ко­торая нацелена на аристотелево понятие, а именно: он(о) яе имеет дела с антецедентом и консеквентом. Поэтому самое время обсу­дить более подробно ту роль, которую истолкование играет в анти-ципаторной системе психологии.


Глава третья. Природа личных конструктов

Мы говорим, что процессы конкретного человека, в психологи­ческом плане, направляются по тем каналам, в русле которых он ан­тиципирует события, и что эти каналы существуют в форме конст­руктов. В свою очередь, конструкт есть абстракция. Под этим мы подразумеваем, что конструкт - это качество, приписываемое ряду событий, посредством которого их можно разделить на две однород­ные группы. Изобретение такого качества есть акт абстрагирования. Истолковать события - значит воспользоваться этим удобным трю­ком абстрагирования для того, чтобы извлечь из них смысл. Каждый человек берется за это дело по-своему - отсюда и название нашей книги: «Психология личных конструктов».

Ну, а что же с предсказанием? Мы сказали, что события отде­ляются друг от друга посредством истолкования их повторений Иначе говоря, мы смотрим на текущий мимо нас нерасчлененный поток событий и пытаемся отыскать в нем что-то повторяющееся. Как только мы абстрагировали такое качество, у нас появляется основание отрезать кусочки времени и реальности и удерживать их по одному зараз для осмотра. С другой стороны, если нам не удается обнаружить такое качество, мы продолжаем плыть в без­брежном потоке, где ничто не имеет ни начала, ни конца. Таким образом, первый шаг в предсказании - крепко ухватить полную горсть того, что будет предсказываться. И это достигается истол­кованием, как мы предположили в нашем королларии об истол­ковании.

Выделение события, с тем чтобы его можно было предсказать, -это только один шаг; но в тот момент, когда мы его делаем, мы обре­каем себя на то, чтобы идти дальше. Благодаря самому процессу иден­тифицирования события как чего-то повторяемого, мы подразумева­ем, что оно может произойти вновь. Или, точнее, мы предполагаем, что его повторяемые качества могут вполне появиться вновь в другом событии. Поэтому просто невозможно не подразумевать предсказа­ния всякий раз, когда мы что-то истолковываем. Разумеется, в мире, который истолковывается таким образом, просто не может быть ни­чего статичного.


Теория личности

а. Что предсказывается в наших предсказаниях? Когда че­ловек абстрагирует повторяемые качества в событиях, которые он уже пережил, для него становится возможным картировать пред­стоящие события в тех же самых качествах. Мореплаватель, кото­рый никогда не был на Северном полюсе, может тем не менее знать его координаты настолько хорошо, что в состоянии предсказать такое событие, как свое прибытие туда. В известном смысле, он вызывает в своем воображении не само это событие, а скорее его качества или свойства. Действительно, через двадцать девять дней после того, как наш мореплаватель делает свое предсказание, он переживает событие, обладающее всеми предсказанными свойства­ми - временем, склонением солнца и т. д., появляющимися вмес­те. С этим доказательством конвергирующих свойств времени и пространства в руках он кричит своим спутникам: «Вот то, что вам нужно! Это- полюс!» Его предсказание удовлетворительно под­тверждается.

Удостоверимся в том, что мы ясно и точно формулируем свою идею. То, что человек предсказывает, является не конкретным собы­тием, а всего лишь общим пересечением определенного набора свойств. Если происходит событие, в котором все эти свойства пере­секаются предсказанным образом, человек идентифицирует его как ожидаемое. Например, девушка в нежном возрасте предвидит воз­можное замужество. В ее жизни практически не было мужчин, и сис­тема конструктов, которой она пользуется для их классификации, до­вольно проста. Предсказанный муж не существует для нее во плоти; скорее он существует просто в форме пересечения ограниченного числа концептуальных измерений. Однажды рядом с ней появляется молодой человек и более или менее точно попадает в это перекрестье. Предсказание девушки, подобно предсказанию мореплавателя, под­тверждается, и прежде чем кто-либо поймет, что происходит, она вы­ходит за него замуж.

Но вот другой пример: старая дева. Она тоже предсказывала себе мужа в виде пересечения какого-то числа концептуальных измерений. Однако в данном случае слишком много измерений оказалось собран-


Глава третья. Природа личных конструктов

ними вместе, и в точку их пересечения не смог попасть ни один муж­чина. Ее давнишняя антиципация остается неосуществленной, а сама она - незамужней.

б. Конкретизация конструктов. Мы попытались показать,
что для понимания системы событий нам приходится их абстра­
гировать. А теперь покажем, что для понимания конструктов нам
необходимо их конкретизировать. Таким образом, чтобы извлечь
смысл из конкретных событий, мы пропускаем их через конст­
рукты, а чтобы понять конструкты, нам нужно обратить их в со­
бытия.

Здесь мы имеем полный цикл смыслообразования (sense-making), первая фаза которого запечатлена в традициях рационализма, а вто­рая фаза соответствует основному догмату современного научного экспериментализма. Любая теория, подобная нашей теории личнос­ти, должна успешно проходить обе фазы этого цикла. Она должна не только давать нам разумное объяснение фактов человеческого пове­дения, но и приводить к предсказаниям, имеющим двойников в завт­рашней действительности.

Предсказание, в форме которого конкретизируются конструк­ты, само является полностью гипотетическим. Оно представляет собой воображаемое пересечение нескольких измерений конструк­та. После того как предсказание сделано, подтвердить его правиль­ность удается лишь в том случае, если наступает событие, которое можно истолковать как такое пересечение. Это и есть эксперимен­тальное ^доказательство, которого мы обычно ищем. Благодаря на­коплению таких доказательств, теория постепенно обретает под собой твердую основу.

в. Отношения импликации. Давайте отвлечемся от структу­
ры предсказания и посмотрим теперь на процесс его получения.
Это тоже процесс истолкования, начинающийся с абстракции, прав­
да, абстракции особого вида. В данном случае конструкт, который
некто формулирует, является конструктом тренда или движения,
воспринимаемого среди контекста элементов. Как и любой конст­
рукт, этот содержит в себе полюса- тенденция может проявляться


Tfc^»^,


Теория личности

либо в одном, либо в другом направлении. Эти два полюса конст­рукта задают линию, вдоль которой только и может происходить движение.

Вернемся к нашему примеру с мореплавателем. С тех пор как он покинул порт отправления, он наблюдал разнообразные собы­тия: записывал показания хронометра, склонения небесных тел, no-i казания магнитного компаса и гирокомпаса и отмечал курс. К этим! событиям он применяет конструкты из своего профессионального! репертуара, например конструкты долготы и широты. Затем отно­сительно определенных координат судна он создает специальный! конструкт движения, построенный для данной, конкретной ситуа-1 ции. Разумеется, этот конструкт будет дихотомическим; один его полюс будет указывать направление, в котором движется морепла­ватель, а другой - противоположное направление. Располагая таким конструктом вместе с координатами гипотетического Северного полюса и некоторыми другими конструктами, мореплаватель при­ходит к предсказанию, что через 29 дней, ведя отсчет от данной точ­ки, он достигнет Северного полюса.

Предсказывать - значить конструировать (= истолковывать) движение или тренд среди окружающих событий. Истолкованное конкретное движение - это всегда конструкт, созданный для част­ной ситуации, хотя и основанный на постоянной системе коорди­натных осей, имеющих более общую применимость. Точка конвер­генции всех релевантных конструктов - времени, конструкта движения, координат гипотетического события - и составляет пред­сказание. Следующий шаг- посмотреть, попадает ли какое-то со­бытие прямо в эту воображаемую точку, выполняя тем самым все ее предполагаемые условия. Это составляет фазу подтверждения пра­вильности (предсказания).

Рассмотрим другой пример. Ребенок предсказывает, что если он сломает ожерелье матери, то его отшлепают. По-видимому, он осоз­нает отношение импликации ('если..., то...') между порчей ожерелья и шлепками. Но это отношение никогда не является одно-однознач­ным даже для ребенка. Чтобы предсказать наказание в форме шлеп-


Глава третья. Природа личных конструктов

ков, ему необходимо истолковать довольно большое множество раз­нообразных событий: нрав и настроение матери, ценность, которую она придает своему ожерелью, свою причастность к порче материн­ского ожерелья, раскрытие этого «преступления», предыдущие слу­чаи наказания и те обстоятельства, в которых он заработал шлепки. Из всех этих данных ребенок абстрагирует тренд. На одном полюсе его конструкта тренда находятся те события, которые уводят от нака­зания, на другом - те, которые приводят к нему. Теперь события, свя­занные с порчей ожерелья, видятся им похожими на те, что приводят к наказанию. Истолкование ребенка не обладает математической точ­ностью предсказания мореплавателя, но сам процесс в этих двух слу­чаях, по существу, идентичен.

г. Контрасты, подразумеваемые в предсказании. Так как предсказание основывается на биполярных конструктах, оно, ве­роятно, обладает свойством ''если..., то.., но не...\ Чтобы иметь реальное значение, предсказание должно четко разграничивать возможное и невозможное будущее. Как раз это мы и понимаем под дифференциальным предсказанием. Ребенок в нашем примере предсказывал, что его отшлепают. Однако, делая это предсказание, он также исключал противоположное развитие событий как прав­доподобное будущее в его случае; он предсказывал, что не полу­чит одобрения от матери.

Сказать, что произойдет какое-то одно событие, - значит всегда утверждать, что какие-то другие события не произойдут. В против­ном случае наши предсказания не обладали бы различительной спо­собностью. Наряду с позитивным ожиданием предсказание всегда содержит негативный прогноз. Диапазон пригодности индивидуаль­ной прогнозирующей системы, используемой конкретным человеком, и есть тот параметр, который определяет широту содержащихся в его предсказании неявных предположений относительно невозможных событий. Часто в клинической работе терапевт не замечает специфи­ческих негативных импликаций прогнозов своих клиентов. Когда та­кое случается, он нередко бывает крайне удивлен и озадачен реакция­ми клиентов на, казалось бы, посторонние события.

6 А. Келли


Теория личности

д. Дедуктивное использование конструктов. Дедукция под­разумевает отношение импликации. Так как конструкт - это «не­что о двух концах», кто-то, пользуясь нашим примером с Мэри, Алисой и Джейн, мог бы сказать: «Если это мягкий человек, то

им могла бы быть и Мэри, и Алиса, и____ , но не Джейн и не

______ ». При нашей точке зрения на конструкты его структура

оказывается 'если..., то..., но не...' формой рассуждения. Элемен­ты, которые следуют за 'то', являются элементами сходства в данном контексте, тогда как элементы, следующие за 'не', явля­ются в данном контексте элементами контраста. Элементы вне данного контекста не затрагиваются этим конструктом и не под­разумеваются в сделанном предсказании. Если бы Мэри, Алиса и Джейн составляли полный контекст этого конструкта, т. е. если бы этот конструкт не охватывал никаких других лиц в своем кон­тексте, тогда наше утверждение стало бы простым: «Если это мягкий человек, то это Мэри или Алиса, но определенно не Джейн». Эта мягкая персона могла бы даже оказаться Мэри и Алисой одновременно, если это просто два ее имени. Она вполне могла бы быть (или не быть) Элизабет, Энн или Джоан, - эти имена также могли бы быть (или не быть) ее другими именами. Но в чем мы совершенно уверены, так это в следующем: если это мяг­кий человек и полный контекст мягкого образует «Мэри - сходна с - Алисой - в отличие от - Джейн», то этот человек Мэри или Алиса, но никак не Джейн.

Данный конструкт можно использовать и в индуктивном рас­суждении, хотя каждому, кто пытался обобщать результаты исследо­ваний, хорошо известны практические трудности на этом пути. В слу­чае индукции форма рассуждения несколько изменяется. Мы можем сказать: «Если этот человек - Мэри или Алиса, но не Джейн, то у него мягкий характер». Это и есть 'если..., но не..., то...' форма рас­суждения.

Пусть контекст мягкого (характера) ограничивается Мэри, Али­сой и Джейн. Тогда мы должны прийти к довольно поразительному выводу, что любое контекстуальное размещение этих - и только


Глава третья. Природа личных конструктов

этих - трех фигур, в котором Мэри и Алиса находятся в одной связ­ке в отличии от Джейн, составляет, фактически, конструкт мягкого (характера). И для существования любого другого конструкта не было бы никакого основания, - т. е., любой другой конструкт ока­зался бы просто тождественным конструкту мягкий (характер). Од­нако, если бы один раз Мэри и Алиса образовывали связку в проти­вопоставлении Джейн, а в другой раз Мэри, Алиса и Элизабет связывались вместе и противопоставлялись Джейн, то тогда появи­лись бы операциональные основания для разграничения двух раз­ных конструктов.

Наше 'если..., то..., но не...' отношение приобретает инте­ресное дополнительное значение, когда мы понимаем сам тер­мин 'Мэри' в качестве символа абстракции. Это дополнительное значение связано с понятием суперординатности. Предположим, что ряд событий истолковывается через его 'Мэри-стость'. В са­мом деле, чем еще быть конкретному человеку, как не абстракци­ей последовательности событий! Предположим также, что 'Мэри-стость' далее абстрагируется как мягкость. Тогда мы можем, как это было в нашем примере дедуктивного использования конст­рукта, применить 'если..., то..., но не...' форму рассуждения: «Если это Мэри-стость, то можно ожидать чего-то мягкого, но не аг­рессивного».

Иногда, как нам известно, даже такой образец мягкости, ка­ким оказалась Мэри в нашей серии примеров, не ведет себя мягко. В действительности Мэри абстрагируется на нескольких уровнях. В своей более материальной абстракции она, как известно, ведет себя не всегда приветливо и доброжелательно. Тогда мы говорим, что она обнаруживает «человеческую сторону своей натуры». Или мы можем сказать: «Мэри сегодня сама не своя», либо «Это не та Мэри, о которой я говорил». В данном случае мы имеем в виду, что 'Мэри-стость', которую мы истолковываем как мягкость, не явля­ется признаком сегодняшних событий; то, что мы наблюдаем се­годня, это 'Мэри-стость' более низкого порядка, персона, абстра­гированная несколько иначе.


Теория личности

5. Конструкты как средства контроля и управления

Конструкты служат каналами, по которым направляются психи­ческие процессы человека. Конструкты похожи на улицы с двусто­ронним движением, позволяющие добраться до тех или иных выво­дов. Они делают возможной антиципацию изменяющихся потоков событий. Для читателя, чувствующего себя более уютно с телеологи­ческими терминами, возможно, нелишне будет сказать, что конструк­ты являются средствами контроля, который человек устанавливает над жизнью, как внутренней, так и внешней. Образование конструктов можно рассматривать как связывание множества событий в удобные, «подъемные» для конкретного человека узлы или вязанки, которому приходиться тащить их на себе. Когда они так увязаны, события име­ют тенденцию становиться предсказуемыми, а значит контролируе­мыми и управляемыми.

Давайте вспомним, что мы говорили о детерминизме и сво­боде воли. Мы охарактеризовали их как в сущности комплемен­тарные аспекты одной иерархической структуры. Один ее аспект, определяемый конструктом как видовой, можно рассматривать как детерминированный им. Другой ее аспект, который определяет этот конструкт в качестве видового объекта, является свободным отно­сительно последнего. Теперь мы можем подойти к управлению (control) как к особому случаю аспекта детерминизма. Если мы объясняем неблагоприятное развитие событий исходя из теологи­ческих конструктов, то только Бог служит причиной всего проис­ходящего и только Он управляет нашей судьбой. Если же на какое-то время мы занимаем более ограниченную позицию, то можем обнаружить, что оказались во власти геофизических процессов, социальных сил, национальной экономики, местных условий биз­неса, администрации университета или вообще злой воли какого-то конкретного человека. Управление, как и детерминизм, не явля­ется абсолютистским конструктом и зависит от взгляда человека


Глава третья. Природа личных конструктов

на происходящее. Если он смотрит на улицу уважая порядок, то видит управление, но если в его взгляде сквозит презрение, он ви­дит стихийное движение.

Но действительно ли человек волен распоряжаться своей судь­бой? Наш ответ таков: он может управлять ходом событий настолько, насколько способен развить систему истолкования, с которой иден­тифицируется сам и которая достаточно объемлюща, чтобы катего-ризовать (включить в качестве видового объекта) окружающий его мир. Если человек не может идентифицироваться с такой системой, он, возможно, и сумеет предсказывать события на уровне причинно-следственных связей, но без чувства личного контроля за происходя­щим. Если же ему удастся развить систему истолкования в виде Я-системы и не-Я-системы и к тому же заставить ее работать, - иначе говоря, предсказывать, — он сможет осуществлять контроль за проис­ходящим и управлять событиями. Согласно такой точке зрения, люди (как представители рода человеческого) постепенно научаются уп­равлять своей судьбой, хотя это долгий и утомительный процесс. Бо­лее того, такой взгляд, поскольку он оформился в рамках позиции кон­структивного альтернативизма, не исключает взглядов на человека как продукт общественных сил или слугу высшего существа.

Вовсе не случайно в классической традиции интеллект характе­ризовали как управляющий элемент человеческой психики. Интеллект связывали с допускающими передачу конструктами. Когда конкретный человек передает нам конструкт, под управлением которого он действует, мы тоже способны понять его действия. Его поведение в этом случае приобретает смысл и для нас: мы понимаем этого человека. Когда же ему не удается сообщить нам свой конструкт, его поведение выглядит не имеющим смысла, и мы тогда говорим, что он глупый и не ведает что творит. Обычно мы видим более ясно те схемы, в которые уклады­вается поведение другого человека в тех случаях, когда он способен сообщить нам ясное понимание личных интерпретаций, направляю­щих его поведение. Поэтому неудивительно, что мы склонны полагать, будто именно сообщимые или интеллектуализированные конструкты обеспечивают самые лучшие средства контроля за поведением людей.


Теория личности

Термин 'контроль' часто используется при описании пациентов. Иногда психологи говорят о 'сверхконтроле' ('overcontrol')24. Одна­ко, по нашему мнению, контроль - это, вообще говоря, всего лишь точка зрения, с которой мы стремимся объяснить любое поведение. Сказать «нечто вышло из-под контроля» - значит заявить, что мы ос­тавили попытки объяснить происходящее. Отказаться от понятия конт­роля, о каком бы поведении ни шла речь, - это все равно, что отка­заться от понятия законности.

Так что можно сказать по поводу «интеллектуального контро­ля» или «сверхинтеллектуализированного контроля» у пациента? Че­ловек, постоянно выражающий в сообщимой форме те конструкты, которые, как он считает, направляют его поведение, вероятно, будет описываться в клинике как «сверхинтеллектуализированный». Если бы он давал менее четкие формулировки, клиницист скорее всего не навесил бы на него этот ярлык. Избежать такого ярлыка ему удалось бы и в том случае, если бы он не столь ясно выражал свои конструк­ты. Кроме того, и это, по-видимому, важно в психотерапии, если бы он не делился своими конструктами с таким множеством других лю­дей или с теми из них, с кем вскоре тесно идентифицируется, то, ве­роятно, мог бы перегруппировать их, не изменяя при этом своих ос­новных ролевых отношений.

Один из способов представить себе конструкт - вообразить его в виде маршрута движения. Двухполюсный конструкт обеспечивает че­ловеку дихотомический выбор, и неважно, будет ли это выбор того, как ему воспринимать нечто или как ему действовать. Поэтому можно ска­зать, что система конструктов, создаваемая индивидуально каждым человеком, отображает сеть путей, по которым он волен двигаться. Каждый путь - это дорога с двусторонним движением, позволяющая ему продвигаться в любом из двух направлений, но только не поперек! Он не в состоянии выработать новую линию поведения, не построив новые концептуальные маршруты следования. В каком из двух направ-

24 В теории автомагического регулирования используется более точный термин - 'пе­ререгулирование', который, к сожалению, не прижился в психологии - (Прим. перев.).


Глава третья. Природа личных конструктов

лений будет двигаться конкретный человек по определенной дороге -это дело личного выбора, который, как отмечалось ранее, направляет­ся тем, что мы называем принципом выбора, допускающего развитие.

Сеть путей, сформированную системой истолкования, можно рассматривать как управляющую (ограничивающую вариативность поведения) систему, однако каждый путь представляет возможность дихотомического выбора. Каждый такой выбор, в свою очередь, ре­гулируется принципом выбора, допускающего развитие. Таким обра­зом, как мы уже указывали, психологическая система человека ус­пешно сочетает в себе аспекты детерминизма и свободы воли. Поскольку конструкт не содержит указания на то, какой из его двух полюсов следует выбрать, он оставляет человеку свободу выбора; а поскольку у конструкта есть только два полюса, он регулирует воз­можности выбора. С другой стороны, принцип выбора, допускающе­го развитие, конечно же, побуждает человека к предпочтению одного из полюсов на оси определенного конструкта, но при этом предос­тавляет ему свободу решать, что именно это выбор содержит больше возможностей для определения и развития его системы.

Движение к определенной цели предполагает последователь­ность дихотомических выборов. Каждый такой выбор направляется конструктом. Когда кто-то пытается заново истолковать себя, он мо­жет либо с грохотом мчаться по кругу в своих старых желобах, либо прокладывать новые пути через те области, которые прежде не были ему доступны. Если человек находится в стесненных, затруднитель­ных обстоятельствах, он, вероятно, не будет создавать новых кана­лов; скорее он выберет движение в противоположном направлении по уже установленным димензиональным линиям. Если этот чело­век - клиент, и терапевт просто убеждает его измениться, то именно такой тип движения будет для него наиболее доступным. Когда сроч­ность велика, а давление сильно, это движение редко приводит к ус­пеху, ибо новое поведение клиента будет резко контрастировать с преж­ним по всем главным осям его личности. Если же терапевт готов подойти к лечению более продуманно, чаще всего есть возможность сформировать новые каналы, внутри которых клиент способен до-


Теория личности

биться собственного изменения. В этом случае часто совершается менее резкое, но более подходящее движение. Однако независимо от того, развивает ли клиент новые конструкты для направления сво­его движения по другим маршрутам или с грохотом мчится по ста­рым желобам, конструкты его системы можно рассматривать и как средства контроля, и как пути, которые он волен выбирать для дви­жения.

Дьюи придавал особое значение антиципаторному характеру по­ведения и использованию человеком гипотез в мышлении. Психоло­гия личных конструктов в этом отношении следует взглядам Дьюи. С нашей точки зрения, каждый конструкт представляет пару конкури­рующих гипотез, причем каждая из них может применяться к новому элементу, который человек пытается истолковать. Вот эта вещь, кото­рую я держу в руке, - черная или белая? 'Черная' и 'белая' - конкури­рующие гипотезы, возникающие у меня благодаря конструкту 'чер­ный-белый'. Таким образом, так же как ученый-экспериментатор планирует свои эксперименты вокруг альтернативных гипотез, так и каждый человек выстраивает свои повседневные исследования жиз­ни вокруг тех конкурирующих гипотез, которые подсказываются кон­трастами в его системе истолкования. Более того, так же как ученый не может предвидеть те возможности, которые он почему-то не кон­цептуализировал в виде гипотез, так и любой человек в состоянии доказать или опровергнуть только то, что его система истолкования предлагает в качестве возможных альтернатив. Вновь система истол­кования устанавливает пределы возможностям восприятия и понима­ния. Конструкты каждого человека являются регуляторами-ограни­чителями его перспективы.

Проблема контроля имеет множество ответвлений и, на наш взгляд, они особенно интересны в области психотерапии. Главный вопрос на этой стадии обсуждения психологии личных конструктов состоит в том, что конструкты суть пути свободы движения. Посколь­ку конструкты являются двусторонними каналами, они предоставля­ют обладающему ими человеку свободу; а поскольку он может про­двигаться только по этим путям, они представляют собой


Глава третья. Природа личных конструктов

ограничители, устанавливаемые в отношении всего, что этот человек делает. Кроме того, с нашей точки зрения, кроме конструктов, выра­жаемых в словесной форме или сообщаемых только с помощью не­вербальных средств (мимики, жестов и т. д.), есть и другие. Возмож­но, психология личных конструктов и в самом деле является интеллектуализированной теорией. Но даже если - благодаря интел­лектуальным регуляторам-ограничителям - она предполагает, что кон­структы сообщаемы, то, вообще говоря, есть некоторые виды регуля­торов-ограничителей, которые не относятся к интеллектуальным, поскольку не поддаются сообщению. Существенная доля человечес­кого поведения направляется по безымянным каналам, не имеющим не только словесных обозначений, но и вообще никаких других ука­зателей. Тем не менее эти каналы существуют и включаются в сеть дихотомических измерений (dimensions), относительно которых струк­турируется мир конкретного человека.

Разумеется, психология личных конструктов строится по интел­лектуальной модели, но ее применение вовсе не ограничивается тем, что обычно относят к интеллектуальной или когнитивной сфере. Она столь же приложима и к эмоциональной или аффективной области, и к сфере действия или воления. В психологии личных конструктов было полностью отказано классическому расчленению психологии на три «суверенных государства»: психологию познания, психологию чув­ства и психологию воли.

Хотя психология личных конструктов имеет дело с личными кон­структами, которые целиком и полностью могут оказаться несообщи-мыми, и потому в действительности не относится к разряду теорий, которые обычно принято называть интеллектуализированными, важ­но подчеркнуть, что сама эта теория сообщима и интеллектуально постижима. Здесь мы проводим границу между личными конструкта­ми, рассматриваемыми в рамках этой теории, и конструктами, состав­ляющими метод самой теории. Первые могут быть как сообщимыми, так и несообщимыми; последние должны быть сообщимыми, чтобы иметь общедоступный смысл. Если психология личных конструктов окажется всего лишь громыханием автора, несущегося по кругу в


Теория личности

желобе своего личного конструкта, то не будет и надобности в ее пуб­ликации. Понимание этой рукописи послужит одной из практических проверок того, можно ли сообщить другим психологию личных кон­структов.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.036 сек.)