Следствия коралл ария о дихотомии


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 523


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Но действительно ли люди мыслят на языке дихотомий? Всегда ли они абстрагируют исходя как из сходства, так и из противополож­ности? Вот вопросы, на которые нужно непременно ответить. Посколь­ку они ставят под сомнение часть предположений, образующих структу­ру нашей теории, нам потребовалось бы выйти за пределы своей системы, чтобы на них ответить. Мы можем, однако, несколько прояснить наше предположение о дихотомической природе конструктов и тем самым, возможно, сделать его более приемлемым хотя бы на время.

Не так давно одна клиентка сказала своему психотерапевту, в сущности, следующее: «По мне, так все в этом мире хорошо. В нем нет ничего плохого. Все люди — хорошие. Все неодушевленные пред­меты - хорошие. Даже все мысли - и те хорошие». Это заявление, слегка напоминающее Вольтерова «Кандида», насторожило клиници­ста возможной скрытой враждебностью. Очевидно, что своим заяв-


Глава вторая. Основная теория

лением клиентка намеревалась что-то передать; а задачей терапевта было найти тот подразумеваемый контраст, который она не смогла выразить словами.

Клиентка могла иметь в виду несколько вещей. Возможно, она подразумевала, что теперь все хорошо, тогда как прежде все было плохо. Возможно, она отвергала значимость измерения 'хороший-плохой' и решила показать это, отстаивая универсальность одного конца данного измерения. Она могла иметь в виду и то, что все, кроме нее самой, было хорошим. Или же могла думать, что она и есть тот человек, кто видит хорошее во всем, тогда как другие всегда проро­чат плохое. Как потом оказалось, клиентка выражала свой конструкт в двух последних смыслах. Вот что она имела в виду: «Я думаю, что я плохая, и предполагаю, что вы считаете меня плохой, несмотря на мое компенсирующее достоинство - готовность считать все и всех хорошими». Здесь можно предположить наличие «фантазии отноше­ния», как это обычно называют медики; а способ, каким клиентка выразила ее, указывает на то, что некоторые из них называют «отыг­рыванием» ('acting out').

Возможно, этого примера пока будет достаточно, чтобы показать, как королларий о дихотомии влияет на клинициста при общении с кли­ентом. Вместо того, чтобы видеть в своем клиенте жертву глубинного конфликта между двумя враждующими силами инстинктивной приро­ды, он воспринимает дихотомию как существенное свойство самого мышления. Когда психотерапевт стремится понять, что имеет в виду его клиент, он ищет элементы в контексте определенного конструкта. Пока он подходит к мышлению человека с позиции формальной логи­ки, он лишен возможности понять что-либо из содержания мыслей, которые тот не в состоянии вербализовать. Но если к мышлению чело­века подходить психологически, пользуясь как клиническим, так и бо­лее фрагментарными методами исследования, то можно увидеть рабо­тающее деление его конструктов на две части: подобия и контрасты.

Многое в нашем языке, как и в нашем обыденном мышлении, подразумевает не формулируемое в явной форме противоположе­ние. В противном случае наша речь была бы лишена всякого смыс-


Теория личности

ла. Если мы будем исходить из этого допущения, то, возможно, суме­ем проникнуть в психологические процессы, долго маскировавшие­ся формальной логикой, которая чересчур крепко скована словами.

Насколько наше понятие дихотомических конструктов примени­мо к таким «категориальным понятиям» ('class concepts') как красный! Содержится ли в слове красный утверждение противоположности, равно как и утверждение сходства? Мы могли бы указать на то, что, согласно одной из широко распространенных теорий цвета, 'красный' служит дополнением 'зеленого'. Из всего спектра цветов он более остальных контрастирует с 'зеленым'. Но слово красный, как известно, употреб­ляется и в другой связи. Когда мы говорим, что у человека рыжие воло­сы10, то тем самым отличаем их от 'нерыжести' седых, соломенных, каштановых и черных волос. Наш язык не снабжает нас никаким спе­циальным словом для обозначения этой 'нерыжести', однако мы не испытываем затруднения в получении информации о том, что противо­положность рыжим волосам существует на самом деле.

Аналогично этому, и другие конструкты, например такие, как 'стол', выражают в границах своего диапазона пригодности как сход­ства, так и различия. Последние столь же релевантны, как и первые; они применимы в соответствующих диапазонах пригодности конструк­тов. В отличие от классической логики, мы не смешиваем в кучу про­тивоположность и иррелевантность. Мы считаем контрастирующий по­люс конструкта и релевантным, и необходимым для того, чтобы конструкт обладал значением. Контрастирующий полюс находится в диапазоне пригодности конструкта, а не за его пределами. Так, конст­рукт 'стол' обладает значением не просто потому, что множество объек­тов, называемых столами, сходны друг с другом в этом отношении, но и потому, что некоторые другие предметы обстановки противополага­ются им в том же отношении. Например, есть смысл в том, чтобы пока­зать на стул и сказать: «Это не стол». И, напротив, нет никакого смысла в том, чтобы показать на закат и сказать: «Это не стол».

10 Red hair, (англ ) - буквально, 'красные волосы'. Соответственно, дальше в этом примере названия цветов переводятся с учетом того, что речь идет о цвете волос. -(Прим. перев).


Глава вторая. Основная теория

Королларий о дихотомии предполагает структуру психологичес­ких процессов, которая поддается двоичному математическому ана­лизу. Концепции современной физики, особенно электронная теория, и такие изобретения, как электронная лампа, ставшая воплощением этих концепций, имеют нынче широкое влияние. Практическая зада­ча приведения информации к форме, с которой могут оперировать ЭВМ, заставила ученых заново пересмотреть математическую струк­туру самого знания. Психология, на протяжении полувека бывшая инициатором математических изобретений, относящихся к человечес­кому поведению, теперь сама попала под влияние новой непарамет­рической математики. Теория личных конструктов, при ее особом внимании к дихотомической природе личных конструктов, направля­ющих психологические процессы по определенному руслу, находит­ся в полном согласии с этой современной тенденцией в научном мыш­лении. Но теория личных конструктов все же не упускает из виду и доматематическое формирование конструктов. Сортирующую маши­ну, сколь бы сложной она ни была, нельзя признать мыслящей маши­ной до тех пор, пока мы вынуждены снабжать ее отобранной нами же информацией.

Е. Королларий о выборе 13. Формулировка короллария о выборе

Человек выбирает для себя ту альтернативу в разделенном на два полюса конструкте, через которую он антиципирует боль­шую возможность расширения и определения своей системы".

11 Choice Corollary: A person chooses for himself that alternative in a dichotomized construct through which he anticipates the greater possibility for extension and definition of his system.


Теория личности

Если процессы какого-то конкретного человека, ъ психологичес­ком плане, направляются по тем каналам, в русле которых он антици­пирует события, а сами каналы представляются в дихотомической форме, то из этого следует, что он должен выбирать между полюсами своих дихотомий в манере, предсказываемой его антиципациями. Поэтому мы полагаем, что всякий раз, когда человек ставится перед возможностью сделать выбор, он будет склоняться к выбору той аль­тернативы, которая, как ему кажется, обеспечивает наилучшую осно­ву для антиципирования последующих событий.

Здесь-то и дает о себе знать душевное смятение. Что конкрет­ный человек предпочтет - безопасность или риск? Решит ли он выб­рать то, что ведет к немедленной определенности и уверенности, или предпочтет то, что может в конечном счете дать ему более широкое понимание происходящего? Человеку с ограниченной перспективой, мир которого начинает рушиться, может казаться, что только смерть даст ему ту незамедлительную уверенность, которой он добивается. Однако, как замечает Гамлет:

Но страх: что будет там? - там,

В той безвестной стороне, откуда

Нет пришельцев... Трепещет воля

И тяжко заставляет нас страдать,

Но не бежать к тому, что так безвестно12.

Мы же предполагаем, что человек, независимо от широты его точки зрения, делает выбор таким образом, чтобы увеличить свои антиципации. Если он сужает поле видения, он может направить вни­мание на ясное определение своей системы конструктов. Если же он готов изо дня в день терпеть неопределенность, то у него появляется возможность расширить свое поле видения и надеяться, за счет это­го, увеличить диапазон предсказаний своей системы. Каким бы ни оказался его выбор, - в пользу ограниченной уверенности или в пользу более широкого понимания, - он по сути своей допускает последую­щее развитие. Человек делает то, что в дальнейшем мы будем назы­вать выбором, допускающим развитие (the elaborative choice).

12 Пер Н Полевого - (Прим перев)


Глава вторая. Основная теория


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.04 сек.)