Философско-правовые учения в истории человеческой мысли


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 2202


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Философско-правовая проблематика в периоды античности и Средневековья выступала составной частью философских систем. Начиная с древности проблематика философско-правового профиля разрабатывалась в русле естественно-правовых идей. Согласно ранним мифологическим и религиозным воззрениям земные порядки восходят к некоему сверхчеловеческому (божественному) источнику и являются земным воплощением определенного божественного порядка справедливости.

Значительные успехи в теоретическом осмыслении права были достигнуты в Древней Греции. Еще в VI в. до н.э. пифагорейцами была высказана мысль о необходимости организации жизни людей (т.е. о создании надлежащего правопорядка) в соответствии с требованиями философского разума. Впоследствии указанная идея об определяющей роли философского разума в установлении идеального общественного строя и совершенного правления получила развитие у Сократа, Платона и других философов античности.

Процесс становления и углубления теоретических представлений о праве в Древней Греции развивался в русле полисной организации. Например, Гераклит трактовал законы полиса как отражение космического порядка, а справедливость понималась им как следование всеобщему божественному логосу. Демокрит выделял законы, соответствующие общему мнению, и законы, гармонирующие с природой. Первые он называл искусственными и критиковал их. Он считал, что справедливо то, что соответствует природе. Эта идея получила отчетливое выражение у софистов. Они полагали, что писаные законы – искусное человеческое изобретение, высшая же справедливость базируется на божественном и всеобщем законе. Отсюда следовал вывод о равенстве всех людей перед божественным законом. Софист Антифонт утверждал, что даже полезные установления закона суть оковы для человеческой природы, веления же природы приносят человеку свободу. Как результат договора людей между собой трактовали государство и законы и другие софисты.

Начало понятийно-теоретического исследования объективной разумной природы официальных полисных установлений, справедливости и законности связано с именем Сократа. В основе его теоретического подхода к правовой проблематике лежало представление об определяющем значении знания. Знание закона должно вести к его неукоснительному соблюдению. Справедливость и законность в его представлениях совпали: что законно, то и справедливо.

Многие идеи Сократа по правовым проблемам нашли свое дальнейшее развитие в философии Платона. Идеальное государство и справедливые законы трактовались им как воплощение мира идей. По Платону, все известные виды государственного устройства – извращения того, что должно быть, не потому, что они основываются на социальном неравенстве, а потому, что их социальное неравенство не соответствует природному неравенству людей. Справедливость требует, считал Платон, чтобы каждый гражданин государства занимался своим делом и не вмешивался в чужие дела. Вместе с тем Платон различал справедливость уравнивающую и справедливость распределяющую.

Затем данная идея получила развитие у Аристотеля. При этом под распределяющей справедливостью он понимал проявление справедливости в сфере распределения благ; уравнивающая справедливость мыслилась им как явление, имеющее место в сфере обмена (в сфере совершения гражданско-правовых сделок, возмещения вреда и т.п.). Право трактовалось Аристотелем как политическая справедливость. Политическое право ученый делил на естественное и волеустановленное (позитивное). По его мнению, политическое право представляет собой власть закона. Закон же Аристотель определял как бесстрастный разум. В целом взгляды Аристотеля опирались на естественно-правовую трактовку ключевых проблем политической жизни общества, а его идеи содержали некоторые изначальные представления о правовом законе и правовой государственности.

Идеи древнегреческих мыслителей оказали заметное влияние на римскую правовую мысль, в частности на философско-правовые взгляды Цицерона. В основе права, полагал Цицерон, лежит присущая природе справедливость. Справедливость – это неотъемлемое свойство природы, которой присущи разум, законосообразность и порядок. Отсюда истинный закон – это разумное положение, соответствующее природе и распространяющееся на всех людей и призывающее их к исполнению долга. Существо и смысл справедливости Цицерон видел в том, что она воздает каждому человеку по заслугам и сохраняет равенство между людьми. В данном случае речь велась им именно о правовом равенстве.

Цицерон воспроизводил положение стоика Панетия о том, что причиной образования государства является необходимость охраны собственности. При этом само государство с его позитивным правом, с точки зрения Цицерона, есть в своей сущности воплощение того, что по природе олицетворяет справедливость и право. Тем самым он соединил государство и право, трактуемые им как проявление одного и того же естественного права. Соответствие человеческих законов природе выступает критерием их справедливости или несправедливости. Цицерон сформулировал и важный правовой принцип: под действие закона должны подпадать все.

Итак, в период античности сформировалась теория естественного права. Ее суть состоит в том, что кроме позитивного права, которое создается государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над позитивным правом. Цицерон утверждал, что закон государства, противоречащий естественному праву, не может рассматриваться как закон.

Юриспруденция как самостоятельная наука возникла в Древнем Риме в конце IV – начале III в. до н.э. Древнеримские юристы внесли существенный вклад в изучение проблем теории права и государства (например, деление права на публичное и частное, распространение на государство единого понимания права и др.), в разработку основополагающих понятий, принципов юриспруденции. Расцвет римской юриспруденции приходится на последний период республики и на первые два с половиной столетия империи (Гай, Папиниан, Павел, Ульпиан, Модестин и др.)

Для средневековых философов и юристов римское право и римская юриспруденция были исходным пунктом их теоретической и практической деятельности. Большую роль в философском осмыслении проблем права сыграл Аврелий Августин. В развиваемой им христианской концепции истории человечества все государственные и правовые институты представлены как следствие греховности человека. Греховность земной государственно-правовой жизни, по Августину, проявляется в господстве человека над человеком. Но это – естественный порядок человеческой жизни. Другое дело, считает Августин, что такой порядок носит временный характер и продлится до второго пришествия Христа, когда будет установлено Царство Небесное.

Школа глоссаторов (конец XI – середина XIII в.) внесла заметный вклад в разработку позитивного права, в формирование и развитие юридическо-догматического метода трактовки его источников. Конфликт закона и права представители указанной школы решали в пользу официального закона, и в этом смысле они были законниками, стоящими у истоков европейского легизма.

Школа постглоссаторов (Луллий, Балдус и др.), опираясь на идеи схоластической философии, стремилась дать логическую разработку такой системы общих юридических принципов, из которых можно было бы дедуктивным методом вывести частные правовые нормы. Естественное право сторонниками этой школы трактовалось в качестве критерия для признания соответствующих норм позитивного права.

Особую теорию закона разработал Фома Аквинский. Он исходил из того, что все законы субординированы. Высший закон – универсальные нормы, общие принципы божественного разума, управляющего Вселенной. От него производны, считал Фома Аквинский, все прочие законы, и прежде всего естественный закон, который предписывает людям стремиться к самосохранению и продолжению рода, обязывает их искать истину (Бога) и уважать достоинство других людей. Конкретизацией естественного закона служит человеческий, т.е. позитивный закон, основное предназначение которого – принуждать людей избегать зла и достигать добродетели.

В первой четверти XVI в. начинает складываться гуманистическая школа права (Будаус, Цазий и др.). Для представителей указанной школы право – это, прежде всего, законодательство, что, однако, не означало полного отрицания естественно-правовых идей.

Итак, своеобразие осмысления правовых проблем в период Средневековья придавало то обстоятельство, что в эту историческую эпоху господствовало религиозное мировоззрение. Поэтому юриспруденция осмысливалась как прикладная отрасль богословия, а все решения проблем права получали религиозную окрашенность. Если по отношению к этому периоду и допустимо говорить о философской трактовке права, то только в русле религиозно-философской традиции. Вместе с тем в данной традиции присутствовала и ярко выраженная тенденция обеспечить строгость рассуждения, последовательность, непротиворечивость и ясность получаемых выводов, что свидетельствует о развитии логической составляющей философии права. Средневековые мыслители внесли существенный вклад в разработку проблематики позитивного права, развили основы философского подхода к праву, подготовили исследовательское поле для юриспруденции и философии права Нового времени.

Философско-правовые учения Нового времени стали формироваться уже в эпоху Возрождения. Они были ориентированы на принципы нового мировоззрения с его духом антифеодализма, рационализма, свободы и равенства людей. Все это и нашло отражение в философско-правовых учениях рассматриваемого исторического периода с их ориентацией на концепции естественного права и общественного договора, на идею неотчуждаемости естественных прав и свобод человека и гражданина. Среди мыслителей, разрабатывавших указанные подходы, были: Н. Макиавелли, Ж. Боден, Г. Гроций, Б. Спиноза, Г. Лейб­ниц, Ф. Бэкон, Т. Гоббс, Дж. Локк, Д. Адамс, Ш. Монтескье, Ж.-Ж. Руссо, Т. Джефферсон и многие другие. Кратко охарактеризуем основные идеи, выдвинутые ими.

Начиная с Гроция, понятие естественного права, последовательно дополняемое понятием общественного договора, у многих философов этого периода стало главным в их философско-правовых доктринах. Источником естественного права полагалась сама разумная природа человека как социального существа. Волеустановленное право, по мнению мыслителей указанного периода, имеет своим источником волю человека. Так, согласно Гоббсу, господство естественного права с наибольшей силой проявилось в естественном состоянии, когда нет ни государственности, ни собственности, ибо естественное право означает право каждого человека на все, в чем он нуждается. Фактически оно понимается, считал Гоббс, как неограниченность человеческой свободы в стремлении поддерживать свое индивидуальное существование (отсюда натуралистическое содержание естественного права). Но такая неограниченность свободы индивидов, по его мнению, объективно ведет к состоянию войны всех против всех. И чтобы этого избежать, люди вынуждены заключать между собой так называемый общественный договор, который ограничивает свободу индивидов и обусловливает появление государства.

В противоположность природно-чувственному содержанию естественного права человеческий дух, по мнению Гоббса, изначально наделен естественными законами как непоколебимыми моральными установками (всего их двенадцать). Гоббс полагал, что для максимально полного проявления естественных законов необходим общественный договор, устанавливающий государственную власть. Авторитет и сила государственной власти и придают естественным законам повелительную силу права, реализуемую в гражданских законах. Вместе с тем, утверждал философ, общественная жизнь не полностью совпадает с государственной, а между законом и правом существуют значительные различия, ибо законы – это узы, а право – это свобода.

Именно Т. Гоббс с его концепцией всемогущего государства (которое порой приобретает демонические черты мифического чудовища Левиафана) и оригинальной трактовкой закона как приказа официальной власти стоит у истоков легизма в Новое время.

Много принципиально нового в философское осмысление проблем права внес и Дж. Локк. Он также считал, что происхождение государства обусловлено общественным договором, однако свобода, присущая людям в их естественном состоянии, а также их собственность должны сохраняться и в условиях гражданского состояния. Именно Локк впервые выдвинул идею разделения официальной (государственной) власти, что, по его мнению, гарантирует соблюдение неотъемлемых (естественных) прав и свобод личности.

Свое наивысшее социальное звучание идея естественного права получила в XVII – XVIII вв. в качестве мощного идеологического оружия прогрессивных сил общества в борьбе с феодализмом. Идеологи Просвещения Руссо, Дидро, Гольбах, Радищев и другие широко использовали идею естественного права для критики феодальных порядков как противоречащих требованиям естественной справедливости. В их концепциях естественное право выступало в качестве неизменных принципов природы человека и его разума, которые должны быть за­креплены в действующих законах. Идеи естественного права нашли отражение, в частности, в американской Декларации независимости (1776) и во французской Декларации прав человека и гражданина (1789).

Философия права как самостоятельная дисциплина утвердилась в работах Канта и Гегеля. Заметное влияние на формирование философии права как отдельной научной дисциплины оказало философское учение о праве и государстве И. Канта.

Право Кант толковал как проявление практического разума. Придавая установлению правовых отношений первостепенное значение как в первоначальном конституировании человеческих сообществ, так и в их последующем развитии, Кант считал правовые отношения результатом деятельности разума. Разум, по его мнению, приходит к выводу о необходимости обуздать эгоистические наклонности человека и принять действие писаных законов.

С позиций своей философии Кант критиковал существующее тогда учение о позитивном праве. Основной его недостаток философ видел в эмпиризме, отсутствии надлежащей теоретической основы, которая, по его мнению, может быть разработана лишь с позиций философии. Эмпирическое учение о позитивном праве Кант называл «статуарным учением о праве». Ему он противопоставлял «чистое учение о праве», основанное на разуме. Но для перехода от чистого учения о праве к статуарному необходима еще особая часть учения о праве для состыковки обоих учений и опосредования их связи, а также для инструктирования будущего законодателя по вопросам разумности и правового характера позитивного законодательства, постоянного его совершенствования и возможного изменения. Считая разработку подобной дисциплины делом правоведов, сам Кант развивал именно философское (метафизическое, рациональное) учение о праве. Метафизика права – это априорно начертанная система права, вытекающая из спекуляций разума. При этом априорные веления (максимы) разума выступают как категорические императивы – моральные и правовые требования должного. Всеобщий правовой категорический императив он формулировал следующим образом: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом»[6].

Применительно к государству категорический императив разума означал требование республики, т.е. соответствующего правовым принципам государственного устройства с разделением официальной власти.

Философия права обретает статус самостоятельной научной дисциплины в философской системе Гегеля. По Гегелю, сфера права – это сфера объективного духа, наличное бытие свободной воли. Здесь имеется в виду не только ограниченное юридическое право, но право, которое охватывает наличное бытие всех определений свободы. Определив систему права как царство реализованной свободы, Гегель выделял три ступени развития свободной воли: абстрактную волю как личность, частную волю как моральные отношения и субстанциональную волю как нравственность, воплощенную в семье, гражданском обществе и государстве.

Первой ступенью на восходящем пути развития воли Гегель полагал единичную волю индивида, который благодаря этой воле становится правоспособной личностью. Такого рода личность характеризуется как основа абстрактного, формального права. При этом именно в собственности, утверждал Гегель, воля человека становится для него объективной как личная воля. Свою философию права мыслитель характеризовал как важное учение о необходимости частной собственности. Вместе с тем Гегель считал, что личность и воля человека не должны подлежать отчуждению. Таким образом, он осуждал рабскую и крепостную зависимость людей. Он ратовал за буржуазную свободу собственности. Свободу собственности Гегель понимал как право собственника на основе договорных отношений в обществе дарить, обменивать или иным образом отчуждать частную собственность.

Особое место в философии права Гегеля занимает мораль, трактуемая им как право субъективной воли. Само развитие воли, по Гегелю, после того как она получила наличное бытие «в некотором внешнем» (в собственности), должно получить его «в некотором внутреннем» – в морали. В праве моральной воли Гегель выделял несколько сторон: поступок должен совпадать с субъективным умыслом; субъективное намерение должно иметь своей целью благо; поступок должен соответствовать добру как объективной ценности. Умысел, реализующийся в поступке, делает человека вменяемым, и если поступок порождает зло, то он с моральной точки зрения должен подвергнуться осуждению как определенная вина.

Ради принесения добра другому человеку (например, в целях спасения обездоленного, нищего человека от голодной смерти) правомерно, по Гегелю, нарушение не только абстрактных принципов морали, но и абстрактного права, стоящего на страже частной собственности.

Тремя формами развития «нравственного духа» Гегель считал семью, гражданское общество и государство. Он осознавал необходимость рассмотрения моральных дефиниций в контексте социально обусловленного бытия людей, понимаемых уже не в качестве абстрактных индивидов, а как членов различных социальных образований. Посредством законов моральные принципы в нравственности приобретают свою объективацию. Именно в законах Гегель видел необходимую конкретизацию обязанностей, которые человек должен исполнять для того, чтобы быть добродетельным. Хотя эти обязанности связывают волю человека, но только при их исполнении он реализует свою подлинную свободу.

Юридические аспекты семьи Гегель рассматривал как первую форму нравственности. «Правовая нравственная любовь» – таково определение брака у Гегеля.

Второй ступенью в развитии «нравственной субстанции» в философии права Гегеля выступает гражданское общество. В последнем происходит соединение конкретной личности с другими аналогичными конкретными (особенными) личностями. Исторически гражданское общество формируется позднее, чем государство. Гегель подчеркивал, что оно образовалось лишь в современную эпоху, как бы вклинившись между семьей и государством. Он обосновывал высшую разумность неравенства членов гражданского общества в имущественном и сословном отношениях. В гражданском обществе, писал он, собственность и личность пользуются признанием и поддержкой закона, а справедливость представляет собой нечто великое. Тем самым Гегель привел философскую аргументацию равенства граждан перед законом. Он говорил о необходимости обнародования всех законов, о приведении их в соответствие с требованиями свободы, о публичности судопроизводства, о введении института суда присяжных, о четкой реализации в действиях полиции функции по поддержанию надлежащего правопорядка и об исключении в указанных действиях малейших проявлений произвола и беззакония, какой-либо случайности.

Всеобщая цель, также как и всеобщие интересы общества, реализуется в государстве, в силу чего гражданское общество переходит в государство. Среди определений государства, данных Гегелем, есть и такие: «шествие Бога в мире», «действительность нравственной идеи», «действительность субстанциональной воли». Вместе с тем философ сосредоточил внимание на обосновании тезиса, в соответствии с которым государство – это высшая социально-духовная ценность. В его понимании государство как подлинная действительность нравственной идеи – это «новое государство», принципиально отличное от феодальных монархий периода Средневековья.

Утверждение примата и наивысшей правоты государства по отношению к единичному человеку – одно из характерных положений гегелевской философии права. Разумность государства выражается в гармоничном сочетании всеобщей субстанциональной воли и субъективной свободы. Отсюда – проблема соотношения частных и общих интересов. Целью государства, по мнению Гегеля, является счастье его граждан.

Гегелю принадлежит выдающееся место в истории философской и политико-правовой мысли. В гегелевской системе философия права разработана как отдельная философская наука, а именно – как философия объективного духа. Юридическая наука – это, по Гегелю, наука о позитивном праве. Она занимается не смыслом права, а тем, что в данном месте и в данное время соответствующим властно-авторитетным образом установлено в качестве закона. Смысл же права, его субстанциональную основу должна раскрыть философия права. Поэтому подлинной наукой о праве немецкий мыслитель считал лишь философию права.

Учение Гегеля способствовало утверждению философии права в статусе отдельной самостоятельной научной дисциплины в рамках как философии, так и юридической науки.

Со второй половины XIX в. до настоящего времени философия права разрабатывалась преимущественно как юридическая дисциплина. Нередко термин «философия права» употреблялся как синоним общего учения о праве. С конца XIX в. философия права чаще понимается в более узком значении – как автономная дисциплина, отличная от общей теории и социологии права и призванная изучать не само действующее право и реальный правопорядок, а идеальные, духовные начала, лежащие в основе права. Основным понятием толкуемой таким образом философии права становится идея права в ее неокантианском (Р. Штаммлер, Г. Радбрух, Б. Кистяковский и др.) или неогегельянском (Ю. Биднер, К. Лоренц и др.) истолковании. Учения указанных авторов составили так называемое антипозитивистское направление философии права. На этом фоне своей оригинальностью выделяются философско-правовые взгляды Ф. Ницше. Государство, право, законодательство, по мнению Ницше, представляют собой средства, инструментарий культуры, которая, в свою очередь, есть проявление, обнаружение и образование борьбы сил и воль. Воля к накоплению силы и увеличению власти – специфическое свойство всех процессов и явлений, в том числе и правовых.

После Второй мировой войны в антипозитивистском направлении философии права преобладало влияние Гуссерля, Шелера, Гартмана, а также представителей экзистенциализма. Как реакция на длительное господство неокантианства, феноменологическая линия в философии права (идущая от А. Рейнаха) акцентировала внимание на «онтологии права», однако имела при этом в виду некое идеальное бытие права (предшествующие реальным юридическим категориям и нормам правовые сущности, ценности и т.п.). Таким образом, законодатель и правовед, подобно математику, лишь открывают правовые понятия и нормы методом феноменологической редукции.

Экзистенциалисты (В. Майхофер, Е. Фехнер) видели подлинное бытие права не в комплексе юридических норм, а в правовом переживании конкретных ситуаций. В частности, согласно этому подходу правосудие призвано «извлекать» право из конкретных коллизионных ситуаций, а не из законодательных правил и предписаний.

Позитивистское направление философии права развивалось в XIX – XX вв. в виде общей теории права в основном с позиции аналитической юриспруденции. В русле позитивизма развивались и утилитаристское учение о праве И. Бентама, и философия позитивного права Д. Остина, и так называемое «чистое» учение о праве Г. Кельзена, и учение Г. Харта о первичных и вторичных правовых правилах, и познавательно-критическая теория права О. Вайнбергера и т.д.

К основным идеям и постулатам «юридического позитивизма» относятся: трактовка права как творения власти; осмысление властной принудительности как ключевой характеристики права; принятие формально-логического и юридико-догматического методов анализа права; отрыв и «очищение» права от общественных отношений, а непосредственно в юриспруденции – от «метафизических» положений о природе, причинах, ценности, сущности права и т.п.

Так, Д. Остин характеризовал право как агрегат правил, установленных политическим руководителем, или сувереном. Как приказ власти и принудительный порядок трактуют право и неопозитивисты (Г. Кельзен, Г. Харт и др.). Теоретико-познавательный интерес неопозитивистов целиком и полностью сфокусирован на действующем (позитивном) праве. Все, что выходит за рамки эмпирически данного позитивного права, все рассуждения об идее права, его сущности они отвергают как нечто метафизическое, схоластическое. На долю учения, которое они называют научно-критической философией права, выпадает лишь рефлектирующий анализ оснований правовых наук.

Помимо собственно юридического правопонимания в XX в. обозначились и процессы возрождения и модернизации естественного права. В частности, выявилась ведущая роль представителей естественного права в аргументированной критике тоталитаризма и тоталитарного законодательства. Именно ими велась активная разработка таких проблем, как естественные и неотчуждаемые права и свободы человека и гражданина, ценности права, достоинство личности, правовое государство и т.п. В этом плане особенно преуспела неокантианская школа философии права (Р. Штаммлер, Г. Радбрух и др.).

Философия права в марксизме не рассматривалась в качестве самостоятельной научной дисциплины и вместе с тем корректно говорить о наличии философско-правовой концепции в марксистской парадигме. Как известно, роль гегелевской философии права была достаточно весомой в становлении философско-правовых идей К. Маркса и Ф. Энгельса. В младоге­гельянский период классики марксизма в целом разделяли общефилософские методологические положения гегелевского объективного идеализма, ориентировались на гегелевскую диалектику и историзм.

Однако в дальнейшем в работах К. Маркса и Ф. Энгельса все более обнаруживалось их расхождение с Гегелем и младогегельянцами по ключевым проблемам философии права. Так, Маркс находил противоречие между реальной государственно-правовой практикой и гегелевской трактовкой государства и права как нравственных и разумных по своей идее феноменов, отрицал логический, пантеистический мистицизм гегелевской философии права. В соответствии с гегелевской диалектикой Маркс различал существующее и должное, и из указанного различения формулировал выводы, губительные для прусского полуфеодального бюрократического государства. Он обосновывал мысль о том, что необходимая связь между гражданским обществом и государством должна выводиться не из развития абстрактной идеи государства, а из содержания гражданского общества.

В основе марксистского подхода лежит понимание права как выражения и закрепления в законах воли экономически господствующего класса. Как и государство, право является продуктом классового общества. Экономическая обусловленность права – важнейшее принципиальное положение марксистской философии. Впоследствии идея марксизма о классово-волевом содержании права была перенесена юридической наукой советского периода на отечественное право в целом. Утверждалось, что в обществе, в котором отсутствуют антагонистические классы, в праве выражается воля всех дружественных классов и слоев, руководимых рабочим классом и его боевым авангардом – коммунистической партией.

В качестве тенденции развития права классики марксизма предрекали его отмирание. Право, как и государство, отмирает полностью, когда общество достигает так называемой «коммунистической» стадии своего развития. Таким образом, классово-экономическая концепция ограничивает существование государства и права историческими рамками классового общества.

Философско-правовые учения в России имеют также длительную историю. Отношение современных российских ученых к отечественному философско-правовому наследию неоднозначное, что, в частности, видно из ряда публикаций, посвященных этой теме. Одни авторы считают, что философско-правовые идеи на Руси зародились еще в XI в., другие полагают, что философия права в точном смысле этого слова в отечественном культурном наследии отсутствует. На наш взгляд, говорить о философии права как самостоятельной науке в России до XIX в. было бы не совсем корректно, но и отрицать наличие определенных философско-правовых идей в это время нельзя. Другое дело, что, действительно, многие правовые проблемы в русской философии часто обсуждались в разделе проблем этики.

Отечественная философия права возникла не сразу. Этому предшествовал длительный процесс накопления отдельных идей по вопросам права в истории русской общественно-политической мысли. Среди первых работ можно назвать трактат киевского митрополита Илариона «Слово о законе и благодати». Философско-правовые идеи развивали: Даниил Заточник, Зиновий Отенский, Филофей, Федор Карпов, Иван Пересветов, Иван Тимофеев, Симеон Полоцкий, Юрий Крижанич. В более позднее время – А. Ордин-Нащокин, И. Посошков, В. Татищев, М. Щербатов, С. Десницкий, Я. Козельский, А. Радищев и многие другие.

Отечественная философия подарила миру немало загадок, одна из которых – склонность именно русских юристов к постижению тайн русской души, к философичности. Многие русские мыслители по своему университетскому образованию были юристами (Н. Бердяев, П. Новгородцев, Б. Вышеславцев, И. Ильин и др.). В России традиционно юридическое образование связывалось с философским. Для русской философии права характерно органическое родство правовых и нравственно-религиозных исканий. Чисто формальное, рассудочное отношение к правовым феноменам, столь свойственное для западного менталитета, чуждо исторической культуре русского народа.

Еще в XI в. киевский митрополит Иларион в «Слове о законе и благодати» выявил разницу между формальным законом (тенью) и благодатью (истиной), данной отзывчивой и просветленной душе. Идеалы сближались с принципами реальной жизни, поэтому правовая норма часто понималась как образец, оптимум. В России всегда искали правду жизни, а правда не может быть чисто юридической регламентацией поведения граждан; она означает, прежде всего, стремление к справедливости, к искренности человеческих отношений. Поэтому отнюдь не случайно русскую философию права называют философией веры и нравственности.

Типично в этом отношении «Оправдание добра» Вл. Соловьева, первого в России сочинения, в котором предпринята попытка мировоззренческо-систематизированного осмысления юридической проблематики. Здесь право определяется как инстанция «принудительного осуществления минимального добра», необходимая для того, чтобы «мир», погруженный во зло, до времени не превратился в ад. Правовые нормы, по Соловьеву, – это подвид нравственных норм, простейшие заповеди, запреты («не убий», «не укради», «не лги» и т.п.). Они поддерживаются с помощью государственного насилия и предъявляются подданным в форме того или иного уложения о наказаниях. В итоге право получает запретительную трактовку.

Один из лидеров славянофильства К. Аксаков писал, что в то время как западное человечество двинулось путем внешней правды, конституционализма, юридической справедливости, русский народ сохранил верность «внутренней правде». Поэтому отношения между государем и народом в России – отношения отечески-сыновние, основанные на взаимном доверии.

В русской философии XIX в. складывается направление, которое можно обозначить как классическая либеральная философия естественного права. Среди его представителей необходимо особо выделить Б. Чи­черина, автора учения о безусловной и абсолютной ценности жизни, свободы и независимости человека в его связи с государством и обществом и вытекающих из этих взаимоотношений неотъемлемых и гарантированных прав и необходимых, неукоснительно исполняемых обязанностей. Видные фигуры в либеральной философии права – Л. Петражицкий, П. Новгородцев, Б. Кистяковский, Е. Спекторский, С. Гессен, Е. Трубецкой и другие считали, что право должно обеспечить защищенность творческой свободы и независимости человека, неотделимые от общественного благополучия. И здесь, по их мнению, следует четко различать права и границы допустимой деятельности человека и государства, видеть условия, при которых они сотрудничают. При этом непременным условием должно быть уважение каждым человеком жизни, достоинства, свободы и независимости других людей.

В русской философско-правовой мысли естественное право часто противопоставляется положительному праву. Представители русского либерализма обычно принимали идею «права на достойное существование», но пытались обосновать ее иначе – в едином согласии с общим духом либеральной системы ценностей.

В XIX в.в России возникло и направление «юридического позитивизма». Среди его представителей Е. Васьковский, А. Гольмстен, Л. Гримм, С. Пахман, Г. Шершеневич, В. Катков.

Философия права развивалась в разных направлениях, существующих в отечественной философии. Так, можно выделить отдельные аспекты философии права в концепциях славянофилов, в политико-правовой идеологии западничества, в идеях русских консерваторов и неоконсерваторов, в политико-правовых учениях русского либерального и революционного народничества, в философии анархизма и т.п.

В первой половине XX в. философско-правовые идеи развивались в работах Г. Плеханова, В. Ленина, Л. Троцкого. Создателями так называемой «революционной» теории права были М. Рейснер, Е. Пашуканис, П. Стучка. Марксистская критика начала 20-х гг. прошлого столетия была направлена на нормативистские концепции философии права, на отождествление права с системой норм, с законодательством. Поэтому советская правовая наука в этот период выработала понятие права, связанное преимущественно не с нормами, а с «правосознанием революционных масс» и системой общественных отношений. Подчас односторонняя ориентация права на политику на практике подменяла принцип законности принципом целесообразности.

В советский период философия права привлекала внимание преимущественно историческим либо критическим (если, например, речь шла о современной западной философии права) аспектами. В последнее десятилетие отечественная наука характеризуется возрождением философии права.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.062 сек.)