Р. Арнхейм о законе дифференциации в развитии изобразительной формы детских рисунков


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1400


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

В книге Р. Арнхейма «Искусство и визуальное восприятие» (1974) большой раздел посвящен проблеме развития детского рисунка. Ведущая идея Арнхейма состоит в том, что главное в этом развитии — его подчиненность закону дифференциации.

Арнхейм различает структуры восприятия, в которых представлен окружающий мир, и изобразительные структуры или изобразительные средства. Последние представляют собой структуры, являющиеся способом или формой материализации внутренних структур восприятия. Это структуры, моделирующие структуры восприятия. Отсюда Арнхейм определяет рисунок и картину как структурный эквивалент воспринимаемого объекта в данных изобразительных средствах. Именно владение изобразительными средствами отличает художника от не художника. Человек, не являющийся художником, не способен или почти не способен ничего сказать о внутренних структурах своего восприятия, т. к. не может воплотить их в адекватной форме. Человек становится художником, когда он находит форму для бестелесной структуры того, что он переживает, форму, доступную для передачи другим людям.

Процессы рисования карандашом, писания картины красками и скульптурного моделирования различных тел и фигур являются, по Арнхейму, видами моторного поведения человека, о которых можно предположить, что они развились из двух наиболее древних и наиболее общих видов двигательного поведения: из физиогномического и описательного движений. Физиогномическое движение — это составной элемент телесной деятельности, в котором самопроизвольно отражается характер конкретного ощущения в данный момент и характер данной личности. Описательные движения — это преднамеренные жесты, предназначенные для выражения определенных зрительных ощущений: насколько велик или мал объект, какова его форма и т. д. Т. о. эти наиболее древние виды поведения изначально, по своей природе, таковы, что «выносят наружу» внутренние состояния субъекта. Поэтому можно предположить, что их развитие могло привести в конце концов к появлению современных высокоразвитых форм изобразительного искусства как особых видов человеческой деятельности, направленных на объективацию и передачу другим людям результатов «чувственной мудрости» художника.

Поскольку изобразительные средства являются способом моделирования внутренних структур восприятия, отражающих действительность, то они являются вместе с тем инструментом распознавания вещей, их понимания и определения, инструментом, исследующим взаимные

60

отношения и «создающим порядок» в феноменальной сложности мира Арнхейм отмечает, что психологи до сих пор чаще делали акцент на физиогномическом аспекте изобразительной деятельности, использовали ее особенности для выявления установок личности, мотивов, желаний, настроения, темперамента. Он считает, что такой подход является односторонним и что важной задачей психологии является выработка представлений, в которых будет достигнут синтез физиогномического и познавательного аспектов изобразительной деятельности.

В соответствии с общими представлениями гештальтпсихологии Арнхейм считает, что развитие изобразительных средств, как и развитие восприятия, не начинается с частностей, но его исходной точкой является всеобщность. Основываясь на работах Г. Бритша, Г. Шефер-Зиммера и собственных наблюдениях, Арнхейм предлагает стройную схему развития изобразительных средств, стержнем которой является «закон дифференциации».

Рисование начинается как своего рода «прыжки на бумаге». Первая форма, которая постепенно появляется в «тучах» зигзагообразных мазков, — это окружность. Арнхейм трактует эту первую форму как наиболее простую из всех возможных, имеющихся в распоряжении изобразительных средств. Она отнюдь не символизирует какого-то общего понятия круга, а означает лишь любую форму вообще и никакую в частности. Изображение круга, когда оно впервые появляется в рисунках ребенка, служит для передачи некоторого общего недифференцированного свойства «вещественности», компактности объемного объекта, который отличен от неопределенного фона.

Следующий шаг в развитии изобразительной формы — это комбинации из нескольких окружностей и добавление к окружности каких-то дополнительных деталей. Благодаря этому форма дифференцируется.

Вслед за окружностью в рисунках детей появляются формы, изображаемые прямыми линиями и углами. При этом сначала передается лишь общее представление о прямолинейности и угловатости, а более утонченные угловые отношения появляются в арсенале изобразительных средств позднее. Угловые отношения элементов контура в рисунках детей раньше всего передаются лишь двумя направлениями — горизонталью и вертикалью. Арнхейм подчеркивает, что ребенок не приступает к воспроизведению наклонных зависимостей прежде чем он полностью не овладеет стадией вертикально-горизонтальных отношений, если только преждевременная сложность не будет ему навязана учителем или другим авторитетным лицом.

Как отмечалось выше, ранние стадии дифференциации формы связаны с добавлением к окружности дополнительных элементов. А на более поздних этапах вступает в действие новый механизм дифференциации,

61

основанный на интеграции — соединение нескольких изобразительных элементов посредством общего достаточно дифференцированного контура.

Начальные этапы детских рисунков характеризуются недифференциванностью не только формы объектов, но и их размеров. Ребенок начинает с недифференцированной фазы — с изображений, в которых все части объектов близки по величине или даже одинаковы. Обычно, пишет Арнхейм, данное явление не слишком очевидно, но В. Лоунфельд собрал множество примеров детских рисунков, в которых изображение лица человека такое же большое, как и машины, дом имеет такую же высоту, что и маленький ребенок, кисти рук не меньше, чем голова, а цветы достигают в размерах половины туловища.

В ранних детских работах остается не отдифференцированным третье измерение. На этой стадии, пишет Арнхейм, «отличие плоского от объемного еще не приходит на ум». Не дифференцированы отношения между глубиной и плоскостью, не дифференцирована ориентация плоскостей в пространстве.

С точки зрения закона дифференциации Арнхейм предлагает убедительную интерпретацию детских изображений человека, часто называемых «головастиками», в которых руки и ноги рисуются отходящими прямо от головы. С точки зрения Арнхейма, функция рисуемой ребенком окружности состоит в недифференцированном изображении головы и туловища. Поэтому, присоединяя к окружности руки и ноги, ребенок целиком и полностью остается последовательным. Только взрослому может показаться, что на детских рисунках людей отсутствует туловище. Если же посмотреть на дело с точки зрения генезиса структуры изобразительных средств и закона дифференциации, то следует заключить, что на рисунках ничего не пропущено. Изображение туловища вовсе не отсутствует, нет лишь дифференциации изображения туловища и изображения головы. Подобная недифференцированность проявляется и в способе изображения других частей тела. В качестве одного из примеров Арнхейм приводит рисунок ребенка, на котором пальцы рук и ног изображены отходящими от эллипсов, прикрепленных к туловищу. С точки зрения взрослого, на рисунке пальцы рук присоединены прямо к плечу, а не к кисти, а пальцы ног — непосредственно к бедру, а не к стопе. Однако, с генетической точки зрения, рисунок ребенка отнюдь не неправильный. Просто на нем еще не выделены как особые дифференцированные элементы конечностей: плечо, предплечье, кисть и бедро, голень, стопа.

Обсуждая возрастной ход развития изобразительных средств, Арнхейм отмечает его универсальность, малую подверженность воздействию культурных и индивидуальных различий. Отсюда он делает вывод, что развитие изобразительных средств в значительной степени определяется

62

универсальными общечеловеческими характеристиками нервной системы, является психологическим выражением общности структуры мозга людей, независимо от их принадлежности к разным культурам.

Вместе с тем Арнхейм не ограничивается только ссылкой на универсальность хода развития изобразительных средств и указывает на внутренний его источник в каждом ребенке. Это неудовлетворенность ребенка результатами своей изобразительной деятельности. Сравнивая объект и его изображение, ребенок улавливает неопределенность последнего, не полноту, не точность его соответствия объекту. Арнхейм пишет, что дифференциация изобразительных средств значительно усиливается благодаря стремлению ребенка преодолеть неопределенность изображения, сделать его более близким к воспринимаемому объекту. Можно сказать, что важной движущей силой развития изобразительных средств является улавливаемое несоответствие между структурой восприятия и той изобразительной структурой, которой владеет ребенок.

63


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.058 сек.)