Общая характеристика генетической теории Х. Вернера


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1430


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

По своим общетеоретическим предпосылкам теория Х. Вернера (H. Werner, 1957 а, б; H. Werner and B. Kaplan, 1956) близка к теории И. М. Сеченова. Вероятно, это в какой-то мере объясняется влиянием на Вернера, как и на Сеченова, идей Спенсера, что отмечалось в литературе (М. Коул и С. Скрибнер, 1977).

Так же, как Спенсер и Сеченов, Вернер основывается на широком общебиологическом понимании природы развития и формулирует ортогенетический принцип как всеобщий универсальный, фундаментальный базовый закон, которому подчиняется развитие всех форм и процессов жизни. Согласно ортогенетическому принципу, всюду, где есть развитие, оно идет от состояний относительной глобальности и отсутствия дифференциации к состояниям большей дифференцированности, артикулированности и иерархической интеграции. Органическое развитие — это всегда постепенно возрастающая дифференциация, иерархическая интеграция и централизация внутри генетического целого. Такое понимание природы развития включает в себя, с точки зрения Вернера, представление о направленности развития, что нашло отражение в греческой приставке «орто» в слове ортогенетический (orthos — прямой, правильный). В этом отношении Вернер соглашается с Расселом, что органическое развитие не может быть определено без представления о его направленности.

Для обоснования биологической всеобщности ортогенетического принципа Вернер, как ранее Спенсер и Сеченов, обращается к фактам и представлениям в области эмбриологии, эволюционной морфологии животных, эволюционной анатомии и физиологии нервной системы. Он отмечает, что первый, кто ясно выразил идею органического развития как дифференциацию частей организма и неразрывно связанную с ней их субординацию в организме как целом, был Гете, который писал, что чем более совершенно создание, тем меньше похожи его части, что на одном полюсе целое более или менее сходно со своими частями, а

72

на другом — отлично от частей, что чем более похожи части, тем меньше их субординация и что субординация частей свидетельствует о совершенном создании.

Как и для Сеченова, для Вернера большое значение имели данные эволюционной анатомии и физиологии нервной системы, свидетельствующие о постепенной смене диффузных форм ее строения и деятельности формами все более дифференцированными с все большей специализацией разных частей нервной системы и их функций.

Логический переход от ортогенетического принципа как общего универсального закона органического развития к области умственного развития у Вернера в принципе такой же, как у Спенсера и Сеченова. Он пишет, что живой организм — это психофизическое единство и что если развитие органических процессов подчинено ортогенетическому принципу, то умственное развитие также не должно составлять здесь исключения и также должно идти в соответствии с этим принципом. Все усилия Вернера сосредоточены на обосновании этого главного для него положения. Т. о. налицо глубокая общность идейной направленности работ Вернера и Сеченова.

Стратегия обоснования дифференционной теории умственного развития у Вернера также близка к стратегии Сеченова. Хотя Вернер не ставит своей главной целью, как это делает Сеченов, проследить весь возможный ход многоступенной дифференциации исходных целостных глобальных актов восприятия с тем, чтобы выстроить единую общую картину хода умственного развития вплоть до высших уровней отвлеченного абстрактного мышления, он приводит множество убедительных фактов для подтверждения того, что развитие у ребенка самых разных психических процессов и функций подчиняется ортогенетическому принципу. Если речь идет о сенсомоторике и восприятии, то факты свидетельствуют о переходе малорасчлененных целостных образований в более расчлененные, о постепенном познавательном разделении отдельных элементов и свойств объектов, которые на ранних стадиях развития выступали как нераздельные в познании ребенка. А когда Вернер обращается к более высоким уровням умственного развития, его точка зрения состоит в том, что вначале «концептуальная активность» работает в неразрывном единстве с моторно-перцептивными процессами и что абстрактный способ мышления лишь постепенно высвобождается из этого единства. В своей теории Вернер делает главный акцент на обосновании принципиального сходства или, как он говорит, параллелизма характерных особенностей начальных малодифференцированных состояний познавательной сферы везде, где имеет место ее дальнейшее развитие. Отсюда название его главного труда: «Сравнительная психология умственного развития».

73

Наибольшее место в этом сравнительном материале занимает сопоставление диффузных малодифференцированных ранних форм познавательной деятельности детей, с одной стороны, и взрослых, представителей малоразвитых примитивных культур, с другой. Наряду с этим Вернер привлекает результаты исследований на животных, факты, характеризующие инволюцию психики при поражениях мозга, данные о динамике развертывания актов восприятия в микроинтервалах времени, данные тестологии. Опора на ортогенетический принцип развития позволяет увидеть в этих, казалось бы, совсем разных психических сферах много общего, позволяет «упорядочить по единой схеме формы поведения, наблюдаемые в сравнительной психологии, в детской психологии, патопсихологии, в психологии народов, в общей и дифференциальной психологии людей из нашей собственной культуры» (H. Werner, 1957, с. 125).

Обращаясь к детской психологии, Вернер опирается на ряд фактов, которые ранее освещались в работах Фолькельта и Коффки; особенно много у него ссылок на Фолькельта. Т. о. его теория ассимилировала многое из того, что было сделано гештальтпсихологией в области умственного развития.

Характеризуя особенности познавательной сферы людей примитивных культур, Вернер привлекает большой по объему материал, накопленный в этнопсихологии и этнолингвистике. Здесь его предшественником в области теории отчасти можно считать Леви-Брюля (М. Коул и С. Скребнер, 1977), который видел одну из существенных особенностей первобытного сознания в его малой внутренней дифференцированности. В примитивном сознании, по Леви-Брюлю, еще нет того достаточно четкого разделения интеллектуальной, двигательной и эмоциональной сфер, которое характерно для нормального европейца, нет «чистых» идей и образов, независимых от связанных с ними чувств, эмоций, страстей, действий.

Серьезным вкладом Вернера в теорию психического развития является уточнение и систематизация понятий, которые позволяют более четко характеризовать черты строения психической сферы, направление или аспекты ее развития в сторону возрастающей дифференциации и особенности поведения, характерные для более низких и более высоких уровней развития. Он выделяет пять аспектов, в которых проявляется прогрессивный ход психического развития, и представляет их в виде пяти оппозиций, по которым более высокие ступени развития отличаются от более низких. Это:

1. Синкретичность – дискретность. Эти термины относятся к содержанию ментальных функций и указывают на то, что содержания, которые на высших ступенях выступают как разные, на низших представлены слитно, недифференцированно, синкретично.

74

2. Диффузность – расчлененность. Здесь термины относятся к формальной структуре психического содержания и характеризуют развитие структур от форм относительно однородных и гомогенных к формам с ясной самостоятельностью отдельных частей.

3. Неопределенность – определенность. Смысл этой оппозиции в том, что по мере развития отдельные элементы целого приобретают все большую определенность, становятся все легче отличимыми друг от друга как по форме, так и по содержанию.

4. Ригидность – подвижность. Чем более дифференцирована структура и более дискретно психическое содержание, тем более пластично, гибко и разнообразно поведение, тем больше оно способно отвечать мельчайшим требованиям вариирующих ситуаций. В противоположность этому поведение на уровне диффузных синкретичных структур стереотипно, ригидно, однообразно.

5. Лабильность – стабильность. Эта оппозиция указывает на внутреннюю устойчивость системы, на ее способность длительно удерживать определенную линию, стратегию поведения. Чем более подвижными и гибкими могут быть отдельные реакции, тем больше шансов достигнуть функционального уравновешивания со множеством ситуаций, достигать стабильного поведения на длительных отрезках времени.

Вернер не разбирает столько-нибудь подробно и специально, как процессы дифференциации могут приводить к формированию многоуровневых психологических структур, но подчеркивает, что функционирование низших уровней системы должно быть подчинено ее высшему уровню, в качестве которого выступают концептуальная активность и абстрактный способ мышления. Отсюда неизбежность появления и развития «центрально-селективной функции», осуществляющей управление сенсомоторными и перцептивными процессами, процессами воображения.

Вернер не останавливается детально и подробно на вопросе о соотношении развития и обучения, но предлагает определенное его решение. В целом он ставит знак равенства между этими понятиями, считая, что всякое подлинное обучение в сущности состоит в реорганизации поведения в терминах возрастающей дифференциации и интеграции, т. е. является также и развитием.

Теория психического развития Вернера касается по-преимуществу познавательных процессов, но он приводит убедительные данные, что ортогенетическому принципу в равной мере подчиняется также развитие эмоций, способностей, личности, отношений в группе. В целом эта теория представляет собой серьезное фундаментальное обобщение большого фактического материала и многих достижений теоретической психологической мысли.

75

Для подтверждения подчиненности хода умственного развития ортогенетическому принципу Вернер привлекает и обобщает обширный фактический материал из разных областей психологии и смежных наук. Часть этих фактов получена самим Вернером и его сотрудниками, но большинство взято из работ других авторов. При этом многие из них не обладают какой-либо особой новизной и, как правило, хорошо известны, но до Вернера не рассматривались вместе, в единой большой системе.

Вернер выделяет три уровня, на которых происходит дифференциация исходно более целостных, глобальных, синкретичных психологических образований. Это: сенсо-моторно-эффективный уровень, перцептивный уровень и концептуальный уровень. Он не рассматривает, как происходит или может происходить переход с одного уровня на другой, но действие ортогенетического принципа на каждом из этих уровней обосновано им всесторонне и убедительно. Ниже мы кратко суммируем основные факты, получившие освещение в трудах Вернера.

Синкретический характер первичных примитивных психических состояний и процессов. Недифференцированность субъекта и объекта. Начальные проявления дифференциации в эмоциональной и сенсорной сферах

С точки зрения Вернера, деление психических процессов на перцепцию, чувства, волевую сферу и т. д., которое целесообразно для высокоразвитых форм психической жизни, совершенно неадекватно для примитивных психических явлений. Для этих явлений характерна малая, ограниченная дифференциация объекта и субъекта, перцепции и чувствований, идеи и действия.

Для маленького ребенка субъект и объект слиты в синкретичном, неделимом единстве. Объекты не выступают для него как нечто независимое от него самого. Это не вещи сами по себе, а «вещи для действия» (things of action) или «сигнализирующие вещи» (signal-things). Вернер обосновывает это заключение тем, что маленькие дети, видя предмет, который попадает в зону двигательной деятельности, сразу схватывают его и манипулируют им. Более же старшие часто медлят и зрительно обследуют объект, прежде чем дотронуться до него. Этот факт и указательные жесты рукой свидетельствуют, по мнению Вернера, о начавшемся познавательном разделении себя и объекта.

Малая дифференцированность «я» и «не я» характерна для больных с поражениями мозга. Один из таких больных, например, видя на картинке изображение хлеба, делал движения, показывающие, как его берут, отправляют в рот и едят. Другой не узнавал ключ до тех пор, пока его не вставляли на его глазах в замок.

76

Недостаточная дифференцированность субъекта и объекта на более высоком уровне развития находит выражение в том, что маленькие дети и взрослые в бесписьменных обществах не проводят различия между своими сновидениями и тем, что видят наяву, равно воспринимая то и другое как нечто внешнее по отношению к себе самому.

Вернер ссылается на исследование Редфильда, который в своем труде «Примитивный мир» высказал взгляд, что слабая дифференциация «я» и «не я» — широко распространенная особенность психики людей, принадлежащих к группам, не обладающим письменностью. Редфильд видел эту слабую дифференциацию в отсутствии различения личностных (personal), естественных (natural) и священно-ритуальных (sacral) свойств вещей, в морализации о явлениях природы, в уверенности, что все вещи произошли потому, что кто-то решил, чтобы они были такими, и создал их.

Обосновывая положение о синкретичности первичных примитивных психических состояний, Вернер приводит известные факты, свидетельствующие о том, что примитивные эмоциональные переживания, как у маленьких детей, так и людей примитивных культур, значительно больше связаны с сомато-моторной активностью, чем это имеет место на более высоких уровнях развития.

Менее известно, что принципу дифференциации подчиняется возрастное развитие самой эмоциональной сферы. Вернер приводит схему развития эмоций К. Бриджес, из которой следует, что для самых маленьких детей характерно лишь состояние общего недифференцированного возбуждения, из которого вначале выделяются всего три группы состояний: собственно возбуждение, неудовольствие (distress) и удовольствие (delight). Затем состояния дистресса дифференцируются на три группы: страх, гнев и собственно неудовольствие или страдание. На три разных группы дифференцируется и состояние удовольствия: собственно удовольствие (delight), радость (joy) и привязанность-любовь (affection). Такое состояние эмоциональной сферы характерно, по мнению Бриджес, для ребенка примерно двухлетнего возраста, после чего идет ее дальнейшая дифференциация. К пяти годам в ее схеме состояние страха распадается на чувства собственно страха, стыда и тревоги, из неудовольствия выделяется как особое состояние отвращение, а общее состояние радости дает начало более дифференцированным переживаниям окрыленности (elation), собственно радости и надежды, а в привязанности происходит ясная специализация чувства привязанности к родителям и к другим родственникам.

Ряд фактов приводится Вернером для демонстрации слабой дифференцированности первичных ощущений ребенка. Это слабая дифференциация вкуса и обоняния, которая проявилась, например, у маленького сына Прейера, который всегда открывал рот, когда нюхал что-то пахучее,

77

и большая выраженность у детей цвето-тональных синестезий, встречаемость которых падает к взрослому возрасту. Отмечает Вернер и свойственную детям недифференцированность внутри каждого вида ощущений. Здесь он ссылается на многократно описанное, в частности в книге Коффки, явление путаницы в употреблении названий цвета, свойственное детям иногда даже до 5—6 лет.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.048 сек.)