ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ОПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ ОБЪЕКТОВ В ПРОЦЕССАХ ПЕРЦЕПТИВНОГО И СЕНСОРНО-ПОНЯТИЙНОГО ОБУЧЕНИЯ


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1418


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Обоснование дифференционной природы перцептивного обучения является центральной идеей теории Дж. и Э. Гибсонов, рассмотренной выше в главе VII. Там же были изложены и приводимые Э. Гибсон экспериментальные доказательства положения, что по мере обучения образы стимулов становятся все более дифференцированными по внутреннему составу за счет включения в них все новых инвариант сенсорных потоков и поэтому становятся также все лучше различимыми.

В настоящей главе мы приведем еще ряд других экспериментальных свидетельств этого.

В экспериментах Л. А. Шварц (1957) испытуемые в условиях очень слабого освещения должны были опознавать форму четырех предъявляемых объектов («III», «Ш», «Е», « »). При наиболее оптимальной организации условий тренировки (постановка конкретных заданий по понижению пороговой освещенности, ситуация соревнования, высокая активность испытуемых) успешность узнавания фигур увеличилась до 1000—12000% по отношению к исходному уровню. При этом Л. А. Шварц отметила, что, судя по высказываниям испытуемых, основные признаки, по которым они узнавали фигуры, менялись по мере тренировки. Она пришла к выводу, что именно успешное пользование новыми признаками закономерно приводило к снижению порогового уровня освещенности. Однако ни перечня новых признаков, которыми начинали пользоваться испытуемые, ни обоснования, что именно это обстоятельство приводило к повышению различительной чувствительности, в работе не приводилось.

По-видимому, впервые это положение получило развернутое, хорошо аргументированное подтверждение в исследовании К. В. Бардина с сотрудниками (К. В. Бардин, 1987; К. В. Бардин и др., 1983; Цзен Н. В., Бардин К. В., 1991).

В экспериментах испытуемые прослушивали короткие тональные посылки, подаваемые через головные телефоны, и должны были различать их по параметру громкости. Одна из них имела постоянный уровень

303

громкости (70 дБ), а другая, служившая переменным стимулом, изменялась от серии к серии от 3 до 0,25 дБ ниже стандарта. Стандарт и переменный стимул менялись местами от пробы к пробе, а испытуемый должен был определять, какая из посылок звучит громче.

По мере тренировки, которая занимала 2—2,5 месяца, порог различения неуклонно снижался и на определенном ее этапе четко выявился следующий яркий феномен. По мере того, как от опыта к опыту уменьшалась слышимая разница между сравниваемыми стимулами, достигая, наконец, значений, при которых было уже невозможно различать стимулы по громкости, наблюдатели начинали слышать в звуках новые, не замечавшиеся ими ранее качества, и научились использовать их для различения стимулов. Звуки могли казаться им плотными или рыхлыми, гладкими или шероховатыми, матовыми или блестящими, звонкими или глухими и т. п.

В исследовании было проведено сопоставление величин пороговой межстимульной разницы и принятого в современной психофизике индекса чувствительности (d’) при работе наблюдателей только с признаком громкости звуков и при работе их с дополнительными сенсорными признаками. Сопоставление выявило, что именно переход наблюдателей к использованию дополнительных признаков давал отчетливо выраженное и статистически значимое улучшение различительной чувствительности.

Анализируя природу дополнительных сенсорных признаков, авторы приходят к выводу, что речь идет о появлении нового психического свойства, которого ранее у наблюдателей не было. В пользу этого говорит незнакомость для них новых ощущений, трудность их вербализации, появление дополнительных сенсорных качеств лишь по прошествии достаточно длительного периода времени. В терминах психофизики появление дополнительных сенсорных качеств трактуется как формирование новой оси (или осей) в сенсорном пространстве наблюдателя. Если же говорить в терминах когнитивных структур, то это означает формирование в их составе новой системы анализа сигналов, выделяющей их новые качества, т. е. развитие в сторону большей дифференцированности и расчлененности. Благодаря этому слуховые впечатления, вызываемые неизменными тональными посылками, становятся более дифференцированными и более богатыми по своему качественному составу.

В исследовании Г. А. Измайлова и Е. Н. Соколова с соавторами (1992) и в последующей работе А. В. Вартанова (1995) была выявлена выразительная картина постепенной дифференциации пространства цветовых представлений, когда в ходе обучения требовалось установить и упрочить связи цветов спектра с искусственными цветовыми названиями. В эксперименте Измайлова с соавторами испытуемые заучивали

304

связи 20 трехбуквенных слов с определенными равнояркими цветами спектра. По данным многомерного шкалирования — обрабатывались матрицы балльных оценок испытуемых степени различия между попарно предъявляемыми искусственными названиями цветов — строились соответствующие субъективные цветовые пространства. Шкалирование различий представлений, вызываемых искусственными цветовыми названиями, и построение соответствующих им цветовых пространств производилось дважды. Первый раз сразу после обучения — по критерию первого безошибочного вербального воспроизведения связей «искусственное слово — цвет» — и второй раз после дополнительной тренировки.

Результаты показали, что формирование цветовых пространств искусственных цветовых названий осуществляется последовательно. Сразу после обучения все цвета, представленные точками в двухмерном пространстве, отчетливо сгруппировались по четырем локусам, соответствующим четырем основным разделам спектра. Однако внутри каждого из локусов точки оказались практически неупорядоченными. Это упорядочивание произошло только после дополнительной тренировки. Следовательно, первоначально формируется общая цветовая структура, формализуемая как определенная размерность и содержательная определенность осей пространства цветовых представлений. В этом пространстве точки-стимулы, соответствующие определенным цветовым представлениям, группируются вокруг основных тонов спектра, но в нем еще нет их тонкой дифференцировки, что формализуется как метрическая неопределенность данного пространства. Тонкая дифференцировка всех 20 цветов достигается лишь при дальнейшем упрочивании их связей с искусственными названиями: метрическая определенность пространства цветовых представлений растет, точки, расположенные внутри каждого из четырех локусов, все больше расходятся и приближаются к тем местам, которые они занимают в пространствах, получаемых при шкалировании естественных цветовых названий.

Аналогичная картина выявлена А. В. Вартановым (1995) при тестировании строения семантического цветового пространства слов-названий цвета на разных стадиях овладения иностранным языком, т. е. в условиях «естественного» обучения цветовым названиям.

Изучение хода развития когнитивных структур анализа сигналов при формировании в процессе обучения «естественных» сенсорных понятий было целью исследования К. М. Шоломия, Н. И. Чуприковой и С. А. Захаровой (1989). Полученные результаты оказались в хорошем соответствии с принципом дифференциации.

В эксперименте, который проводился в течение нескольких обучающих сеансов, испытуемые должны были научиться распознавать по стилевым особенностям рисунков авторов предъявляемых им карикатур

305

на политические темы. Всего авторов было четыре. Перед началом эксперимента испытуемому показывались четыре карикатуры, по одной каждого художника, и разъяснялось, что ему надо будет научиться узнавать этих авторов по особенностям рисунка при предъявлении других их карикатур. Карикатуры предъявлялись по одной в случайном порядке. Все они, естественно, каждый раз были новыми. После показа каждой новой карикатуры и ответа испытуемого экспериментатор сообщал ему, правильно ли он определил автора, а при неправильных ответах называл истинного автора рисунка. Кроме того, при каждом опознании испытуемого просили называть признаки, на которые он ориентировался.

За критерий успешности обучения было принято 90% правильных ответов. По этому критерию при показе 240 карикатур в 10 сеансах обучились 5 испытуемых из 7 (71%), а при показе 138 и меньшего числа карикатур в 2—4 сеансах 19 из 42 (45%).

Анализировалось общее количество признаков, называемых испытуемыми, соотношение старых и новых признаков, а также их характер. Признаки были разделены на неопределенные и определенные, глобальные и локальные, а для определенных признаков отмечалась еще их модальная свобода или мономодальность.

Признаки считались неопределенными, когда высказывания испытуемого были либо лишены ссылок на какие бы то ни было особенности рисунков (например, «не знаю», «так кажется»), либо были такими, в которых эти особенности назывались, но никак не характеризовались (например, «стиль», «похож», «лицо», «штриховка»). Как определенные признаки интерпретировались высказывания, в которых давалась та или иная характеристика рисунка — либо чисто зрительно-описательная, либо в виде образного сравнения или оценки («примитивизм», «много черного цвета», «круглые лица», «нос огурцом»). Высказывания, касающиеся карикатуры в целом («манера», «много персонажей», «все в движении»), относились к глобальным признакам, а к локальным — высказывания, относящиеся к части карикатуры («нос», «штриховка прямыми линиями», «глупые лица»). К модально свободным относились те определенные высказывания, которые выходили за рамки описания непосредственно наглядно данного, включая в себя либо другую модальность, либо оценку рисунка или его части, либо образные сравнения (например, «мягкий рисунок», «плохо прорисовывает», «выразительные лица», «под Маяковского», «пальцы-обрубки»). А к мономодальным признакам относились такие определенные высказывания, которые не выходили за рамки зрительной модальности и носили преимущественно описательный характер без попытки оценить, дать

306

образное сравнение или вообще как-то субъективно отнестись к изображенному (например, «фон закрашен черным», «круглые концы пальцев», «нет штриховки»).

В интересующем нас сейчас контексте основные результаты эксперимента состояли в следующем:

1. Увеличение в процессе обучения общего числа называемых признаков стиля художников. Так, у тех обучившихся 5 человек, которые прошли 10 обучающих сеансов, в первых пяти сеансах среднее на испытуемого количество вербализуемых признаков в сеансе составляло 10, а в пяти последних — 13.

2. Постоянное появление новых признаков, которое наблюдалось вплоть до последнего десятого сеанса.

3. Переход к явному статистически значимому преобладанию локальных признаков над глобальными на более поздних этапах обучения по сравнению с более ранними.

4. Тенденция, хотя статистически незначимая, к уменьшению числа модально свободных признаков на более поздних этапах обучения, сопровождающаяся увеличением числа мономодальных.

Первые два результата свидетельствуют о развитии когнитивной системы анализа стилевых особенностей рисунков художников-карикатуристов, что ведет к обогащению признакового состава формирующихся сенсорных понятий или эталонов. Вторые два результата приоткрывают качественную сторону этого развития, в силу чего наблюдатель становится способным выделять более детальные и «мелкие», и все более концентрирующиеся в собственно зрительной модальности признаки стилевых особенностей рисунков, принадлежащих разным художникам.

307


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.047 сек.)