Общая характеристика теории Х. Уиткина


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1396


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Работы Уиткина, его сотрудников и последователей, посвященные изучению полезависимости-поленезависимости, широко известны. Значительно менее известна связь этих работ с генетической теорией дифференциации и идеями Вернера. Между тем этот теоретико-генетический аспект составляет существенно важную часть данного цикла исследований.

В литературе не всегда раскрывается смысл концептуальной эволюции, которую претерпело понятие зависимости и независимости от поля, а взгляды Уиткина с сотрудниками, развивавшиеся в их последних публикациях, не всегда освещаются достаточно адекватно. Дело в том, что, начиная с 1962 г., как пишут Уиткин и Гудноу (H. A. Witkin and D. R. Goodenough, 1982), понятие полезависимости-поленезависимости было введено в рамки теории психологической дифференциации с прямыми ссылками на Вернера и его ортогенетический принцип. Начиная с этого времени, в работах данного направления речь идет об индивидуальных различиях по фундаментальной психологической размерности, на одном полюсе которой глобальный, а на другом — аналитически-артикулированный подход к полю. Зависимость или независимость от поля, выявляемая в первоначальных тестах на установление вертикальности в условиях стержня и рамки и корректировки вертикального положения тела, стала выступать теперь не только и не столько как проявление доминирования зрительной или вестибулярной стимуляции, но прежде всего как один из частных случаев проявления индивидуальных различий по базовой фундаментальной размерности глобальности-артикулированности. Однако авторы с сожалением отмечали, что это изменение их взглядов не нашло должного понимания и что в литературе больше укоренилось их более раннее представление о зависимости-независимости от поля как проявлении индивидуального стиля, связанного с опорой либо на зрительную, либо на проприоцептивно-вестибулярную стимуляцию.

108

В последних итоговых работах Уиткина и его коллег (H. A. Witkin et al., 1974; H. A. Witkin and D. R. Goodenough, 1977, 1982; D. R. Goodenough, 1976) изложение их концепции и полученных результатов начинается с понятия дифференциации как фундаментальной общетеоретической категории, используемой в биологии и психологии для описания общего хода развития. В первой из этих работ, относящейся к 1974 году отмечалось, что в психологии понятие дифференциации наиболее интенсивно разрабатывалось в теории Вернера. В целом авторы везде принимают как исходный постулат, что психическое развитие идет в сторону все большей дифференциации психологических функций и систем, сопровождаясь последовательно все более сложными их интеграциями. Не случайно и знаменательно, что предисловие к данной книге Уиткина с соавторами написал ни кто иной, как Вернер, который с большим сочувствием отозвался о данном цикле исследований и отметил их связь с работами гештальтпсихологов.

Раскрывая понятие дифференциации применительно к психическому развитию, Уиткин и его коллеги говорят о трех аспектах и проявлениях возрастного роста психологической дифференцированности. Это:

1. Разделение «Я» и «не Я», что предполагает формирование границ между репрезентациями самого себя и внешнего мира, рост четкости этих границ, рост дифференцированности репрезентаций частей тела и их взаимоотношений.

2. Дифференциация и рост независимости отдельных психических активностей, таких как мышление и действие, чувствования и перцепция.

3. Рост артикулированности всей психической сферы. Это означает, что психические переживания становятся все более дискретными, анализируемыми в своих элементах и внутренне структурированными. С этим связан рост способности преодолевать включающий контекст, т. е. разбивать целое на элементы, извлекать из него только нужную релевантную информацию, переструктурировать данные непосредственного опыта в соответствии с требованиями стоящей задачи и «накладывать структуру» на малоструктурированное перцептивное поле.

Изучение этого последнего аспекта психологической дифференциации в плане всестороннего анализа самых разных показателей структурированности психической сферы и их взаимосвязей, возрастных, половых и индивидуальных различий было предметом многочисленных исследований как самого Уиткина с соавторами, так и их последователей.

В последних работах психологическая дифференциация рассматривается Уиткиным вслед за Вернером как фундаментальная характеристика развития, захватывающая всю психическую сферу индивида, которой на уровне мозговой организации соответствует все большая

109

специализация физиологических и нейропсихологических функций, в частности, функций правого и левого полушарий. Соответственно этому развивается взгляд, что индивидуальные различия по размерности глобальность-артикулированность характеризуют не какие-либо отдельные стороны психической деятельности, но распространяются на множество ее когнитивных и личностных проявлений, что степень глобальности-артикулированности является всеобъемлющим когнитивно-личностным свойством.

Но к такому выводу Уиткин и его последователи пришли не сразу.

Как известно, на начальных этапах данного цикла исследований, проводившихся в рамках представлений о полезависимости-поленезависимости как индивидуальном стиле деятельности, использовались три методики диагностики полезависимости-поленезависимости. Это тест стержня и рамки и два теста корректировки вертикальности положения тела.

В первом тесте испытуемый должен был поставить в строго вертикальное положение стержень, помещенный в центре рамки. Испытуемый находился в темном помещении, где освещены только стержень и рамка. Задаваемая ориентация рамки и стержня никогда не бывает вертикальной и меняется, как и их взаимное расположение, от пробы к пробе. Невертикальность стенок рамки провоцирует невертикальность в установке стержня и является причиной больших и меньших его отклонений от требуемого строго вертикального положения.

Во втором тесте испытуемый должен был установить в вертикальное положение кресло, в котором он сидел, а в третьем тесте — комнату-кабину, в которой находилось кресло, в условиях, когда кресло или кабина или то и другое вместе исходно выводились из вертикального положения и могли быть наклонены под разными углами независимо друг от друга. Стены комнаты-кабины были окрашены в серый цвет, а линии их пересечения — в белый и были хорошо видны испытуемому. На стенах комнаты висели также две довольно большие картины. Как и в первом тесте, отклонение привычных ориентиров вертикальности от присущего им в жизни вертикального положения провоцировало ошибки в приведении в вертикальное положение и собственного тела (кресло), и комнаты.

Индивидуальные различия в успешности выполнения заданий описанных трех тестов были весьма значительны, но примечательным было то, что обнаружилась достаточно высокая корреляция между результатами, полученными у испытуемых во всех трех тестах.

Первоначальная интерпретация источника индивидуальных различий в точности выполнения тестовых заданий состояла в том, что одни испытуемые больше ориентируются на внешнюю зрительную стимуляцию, а другие — на внутреннюю проприоцептивно-вестибулярную.

110

Поэтому первые хуже выполняют задания, чем вторые, т. к. зрительная стимуляция играет в эксперименте роль «сбивающего» фактора, провоцирующего отклонения от вертикали в положении стержня или собственного тела. Если же ориентироваться на внутреннюю проприоцептивную стимуляцию, то влияние сбивающих зрительных стимулов может быть уменьшено или даже вообще нивелировано. А так как зрительная стимуляция принадлежит видимому визуальному полю, то ориентирующиеся на нее индивиды были названы полезависимыми, а ориентирующиеся на внутреннюю стимуляцию — поленезависимыми. Но затем эта интерпретация, не будучи полностью отброшенной, претерпела принципиальное изменение. Поленезависимость стала трактоваться не как прямое непосредственное следствие простого «силового» преобладания проприоцептивных ощущений над зрительными, но как проявление способности к их успешному аналитическому извлечению из целостных зрительно-проприоцептивно-вестибулярных комплексных перцептивных образований.

Дело в том, что восприятие положения объектов в пространстве базируется на совместном действии зрительных и гравитационно-вестибулярных ориентиров, которые в обычных условиях земной жизни, как правило, несут однозначную, непротиворечивую и взаимодополняющую информацию. А в описанных тестах эти ориентиры поставлены в противоречивое «конфликтное» отношение, «тянут в разные стороны». Поэтому установление вертикальности требует извлечения из перцептивных целостных комплексов только части адекватной релевантной информации и отвлечения от неадекватной сбивающей стимуляции. Отсюда трактовка поленезависимости как способности преодолевать включающий контекст, как способности извлекать из непосредственно данного перцептивного целого только какую-то его часть, как способности быть независимым от этого целого. А неспособность к этому выступает как полезависимость, как зависимость от целого. Поскольку способность к переконструированию и преодолению включающего контекста предполагает хорошую аналитическую выделяемость и отделяемость отдельных элементов целого, индивидуальные различия по полезависимости-поленезависимости стали рассматриваться как различия по психологической размерности, на одном полюсе которой находится глобальный, а на другом — аналитически-артикулированный подход к полю. А более кратко — как различия по размерности глобальность-артикулированность.

Такая трактовка результатов прежних трех тестов была предложена после того, как к ним был добавлен еще один тест — тест включенных фигур, который постепенно стал рассматриваться как вполне адекватный для диагностики полезависимости-поленезависимости. В этом тесте, который состоит в том, чтобы как можно быстрее найти в составе

111

сложной фигуры только что показанную простую, полностью исключено какое-либо противопоставление сигналов разных модальностей, и речь идет исключительно о большей или меньшей способности аналитически расчленять целое, воспринимать его артикулированно и преодолевать на этой основе включающий контекст.

Результаты выполнения теста включенных фигур в большом числе исследований оказывались коррелирующими с результатами тестов на установление вертикальности, а при факторном анализе чаще всего все четыре теста входят в один общий фактор. Таким образом можно считать доказанным, что все они характеризуют один и тот же класс индивидуальных различий — различия по размерности глобальность-артикулированность.

По результатам всех четырех тестов наблюдается возрастной рост поленезависимости, который продолжается примерно до 17 лет и который трактуется Уиткиным с соавторами в согласии с теорией Вернера как возрастной рост перцептивной артикулированности.

В дальнейшем во многих исследованиях Уиткина с соавторами и их последователей сфера проявлений индивидуальных различий по параметру глобальность-артикулированность была значительно расширена и далеко вышла за пределы перцепции. Она включила в себя многие проявления интеллектуальной деятельности, особенности личности, социальной перцепции, особенности межличностных отношений, специфику контролей и защит, специфику психических заболеваний.

В ходе проведения данного широкого цикла исследований была выдвинута гипотеза, названная гипотезой дифференцированности. Ее суть в том, что, хотя по мере развития все дети становятся более психологически дифференцированными, в каждом возрасте они существенно различаются в этом отношении, и соответствующие индивидуальные различия по параметру глобальность-артикулированность, как правило, должны находить сопряженное однонаправленное проявление во многих, если не во всех, сферах психической деятельности. Т. о. эта гипотеза концептуально увязывает теорию индивидуальности с теорией развития, и здесь авторы вновь ссылаются на Вернера, разделяя его взгляд, что теория развития должна включить в свою сферу теорию индивидуальности (H. A. Witkin and D. R. Goodenough, 1977). Гипотеза дифференцированности нашла подтверждение во многих исследованиях, результаты которых убедительно показывают, какую ключевую роль играет артикулированность и структурированность психических образований в успешности самых разных видов деятельности. Ниже мы кратко суммируем основные из этих результатов.

112


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.045 сек.)