О понятии способностей


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1403


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

В отечественной психологии общепринято определение способностей как таких индивидуально-психологических особенностей личности, от которых зависит успешность выполнения той или иной деятельности. Содержание понятия способностей обычно раскрывается в нескольких также общепринятых положениях:

1. Способности не сводятся к приобретенным индивидом знаниям, умениям, навыкам, т. е. это не знания, не умения и не навыки.

2. От способностей зависит легкость и быстрота приобретения знаний, умений, навыков.

3. Приобретение знаний, умений и навыков содействует развитию способностей.

При беспристрастном взгляде на этот перечень возникает чувство неудовлетворенности, ощущение, что в нем недостает чего-то очень важного, может быть, даже самого главного. А недостает в нем ясного позитивного определения содержания способностей. Получается, что это какое-то, по-видимому, действительно, реально существующее «нечто», о котором известно лишь то, что это не знания, не умения и не навыки, но которое тем не менее развивается под их влиянием и важно для их дальнейшего приобретения. Вместе с тем это «нечто» настолько важно, что, по мысли С. Л. Рубинштейна, составляет самую суть развития человека. «Развитие человека, — писал он, — в отличие от накопления «опыта», овладения знаниями, умениями, навыками, — это и есть развитие его способностей, а развитие способностей человека — это и есть то, что представляет собой развитие как таковое, в отличие от накопления знаний и умений» (С. Л. Рубинштейн, 1973, с. 221).

В цитированной работе Рубинштейна была сделана попытка приблизиться к раскрытию позитивного содержания понятия способностей,

358

которое он применительно к умственным способностям связал с присущим каждому данному человеку качеством познавательных процессов анализа, синтеза, обобщения, абстракции. Но в чем состоит это качество, как оно развивается и совершенствуется и почему его развитие представляет собой развитие как таковое, раскрыто не было.

Мы думаем, что содержание понятия способностей может приобрести свою собственную определенность, если обратиться к представлению о внутренних репрезентативно-когнитивных структурах субъекта в том смысле, как оно раскрывалось выше в главе XVIII. Если на место неопределенного «нечто», которое ускользает от определения, поставить понятие о когнитивно-репрезентативных структурах как носителях умственного развития, то получается ясная непротиворечивая система утверждений:

1. Репрезентативно-когнитивные структуры — это не знания, не умения и не навыки. Это обобщенно-абстрактный результат их приобретения, который и составляет сущность развития как такового.

2. Репрезентативно-когнитивные структуры — это внутренняя основа всех текущих процессов переработки информации и организации деятельности. Поэтому от них зависит качество процессов анализа, синтеза, обобщения и абстракции, присущее в каждый данный момент каждому данному человеку. Поэтому от них зависит легкость и быстрота приобретения новых знаний, умений, навыков.

3. Развитие репрезентативно-когнитивных структур зависит от определенных первичных базовых морфо-функциональных особенностей мозга (задатки), но по мере того, как эти структуры складываются, именно они начинают определять качество текущих процессов анализа, синтеза, обобщения и абстракции.

4. Для успешного выполнения разных видов деятельности необходимы свои специфические системы репрезентативно-когнитивных структур, которые могут быть соотнесены с понятием о специальных способностях. В то же время какие-то структуры или их элементы могут быть необходимы для осуществления многих разных видов деятельности. Такие структуры должны быть соотнесены с понятием общих способностей.

5. Предложенное в литературе разделение актуальных и потенциальных способностей (Т. И. Артемьева, 1977) может быть понято как разделение достигнутого уровня развития репрезентативно-когнитивных структур и их способности к дальнейшему развитию в сторону все большей дифференцированности и интегрированности.

Из сказанного не следует, что мы предлагаем отождествить содержание понятия способностей с понятием репрезентативно-когнитивных структур, свести первое ко второму. Вопрос о соотношении содержания и объема этих двух понятий требует специального рассмотрения и специальных исследований. Речь идет лишь о том, чтобы ввести все

359

признаки понятия внутренних психологических репрезентативно-когнитивных структур в содержательное определение понятия способностей, не предрешая решения вопроса о включении или не включении в это содержание каких-либо других признаков.

В современной литературе уже давно можно заметить тенденцию к обращению к понятию о внутренних психологических структурах для содержательного раскрытия природы способностей. Так Б. Б. Коссов (1985) приходит к выводу, что обобщенные умения, приобретенные в прошлой деятельности, могут рассматриваться как способности к овладению последующей. А. Л. Гостдинер (1991) соотносит понятие способностей с устойчивой функциональной психофизиологической системой, формирующейся при длительно повторяющемся взаимодействии внешних воздействий с внутренними родовыми свойствами человека. В. Д. Шадриков (1991) и В. Н. Дружинин (1995) определяют способности как свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции и имеющих индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеобразии освоения и реализации отдельных психических функций. А. М. Шахнарович, как мы неоднократно уже говорили, прямо определяет языковую способность человека как сложную внутреннюю обобщенную систему или конструкт, состоящий из многих элементов и нескольких уровней и коррелирующий с системой языка. В работе М. А. Холодной (1990), на которой мы более подробно остановимся ниже, обосновывается положение, что носителем интеллекта (понятие которого близко к понятию общих умственных способностей) должны быть когнитивные психические структуры, обеспечивающие репрезентацию действительности в индивидуальном сознании и предопределяющие эмпирически констатируемые интеллектуальные свойства.

Содержательный анализ того, что может представлять собой сложная психологическая структура, лежащая в основе языковой способности, был дан в главе XVIII. Теперь мы рассмотрим относительно недавно выполненное исследование Л. И. Резника, демонстрирующее конкретные возможности и результаты применения структурного подхода к пониманию природы одного из видов специальных способностей. После этого мы сделаем попытку проинтерпретировать в том же ключе содержание еще двух видов специальных способностей — математических способностей школьников и музыкальных способностей, — относительно которых в отечественной литературе имеется богатый эмпирический материал в трудах В. А. Крутецкого (1968) и Б. М. Теплова (1947). В заключительном разделе главы мы остановимся на некоторых предпосылках системно-структурного подхода к содержанию понятия интеллекта, в большой мере синонимичного понятию общих умственных способностей.

360


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.048 сек.)