Недифференцированность познавательной сферы детей дошкольного и младшего школьного возраста. Понятия синкретизма и схемы целого в книге «Мышление и речь». Понятие эгоцентризма


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотров: 1395


<== предыдущая страница | Следующая страница ==>

Судя по работам Пиаже, черты глубокой и всепроникающей недифференцированности познавательной сферы характерны не только для психики младенца, но еще долго дают о себе знать и в более старших возрастах. В настоящем параграфе мы рассмотрим эти черты на материале книги «Речь и мышление ребенка» (1932).

Одним из основных понятий, которыми пользуется Пиаже в этой книге, является понятие синкретизма, введенное в детскую психологию Клапаредом (глава III).

Пиаже принимает и полностью повторяет образно-метафорическое определение синкретизма, данное Ренаном и заимствованное у него Клапаредом. Пиаже, как и ранее Клапаред, полностью цитирует слова Ренана, согласно которым термин синкретизм употребляется для обозначения генетически самого раннего, первого умственного акта — общего, понимающего, но темного и неточного, где все без различия сбито в кучу. Пиаже считает этот феномен одной из наиболее характерных черт психики ребенка, считает, что до 7—8 лет синкретизм пронизывает всю его мысль как чисто словесную (словесное понимание и объяснение), так и направленную на непосредственное наблюдение (понимание воспринятого). После 7—8 лет черты синкретизма, по Пиаже, остаются лишь в наиболее отвлеченной области мысли — в области мысли «чисто словесной».

160

Пиаже не дает какого-либо определения понятия синкретизма*. Раскрывая его психологическое содержание, он берет в качестве отправной точки результаты исследований процессов восприятия в экспериментальной психологии и прежде всего результаты тахистоскопических исследований чтения слов. Здесь кардинальное значение имеет для него вывод многих авторов, что мы часто воспринимаем и узнаем предметы не после того, как мы их разложим на элементы и воспримем во всех подробностях, но благодаря «формам целого», которые можно назвать схемами или целостными описаниями предметов. Так, схемы часто употребляемых известных слов, в которых представлены их общие размеры, общие очертания и одна-две ключевые буквы, позволяют узнавать слова при таких кратких экспозициях, которые недостаточны для точного опознания всех их букв. Такое опознание слов на основе целостных схем не предполагает их полного поэлементного анализа. Аналогичный механизм действия «схем целого», полагает Пиаже, лежит в основе генетически ранних форм синкретичного восприятия и мышления, которые изначально целостны и не базируются на детальном и полном поэлементном анализе объектов. Однако приведенная аналогия нужна Пиаже только в качестве отправного пункта для раскрытия содержания понятия детского синкретизма. Она позволяет ему перейти к характеристике специфических для детей особенностей «схем целого». Эти особенности состоят в том, что «схемы целого» у ребенка, в отличие от схем целого взрослых, гораздо менее богаты, более смутны и неотчетливы. В этих схемах нет четкой представленности и четкого различения отдельных деталей объектов, это очень «неотчетливые» схемы целого. В этих схемах отдельные объекты и их свойства находятся в «слишком тесной связи», «слишком взаимно проникают друг в друга». Как видим, характеристика схем целого ребенка у Пиаже близка к характеристике генетически первичных целостных переживаний в лейпцигской школе гештальтпсихологии.

Развитие познания, утверждает Пиаже, всегда начинается с синкретических форм и состоит в постепенном преодолении синкретизма, во все более отчетливом аналитическом выделении отдельных объектов и их свойств, в переходе от действий на основе схем целого к дискурсивным формам восприятия и мышления. Путь мысли — это всегда

161

движение от целого к частностям, от синкретизма к анализу. Для подтверждения этого Пиаже сочувственно излагает исследования Декроли, который обучал детей чтению «глобальным методом», идя естественным путем от синкретизма к анализу и синтезу, скомбинированным вместе, а не от анализа к синтезу, как это принято в традиционных методиках. Ссылается Пиаже также не данные лингвистики, согласно которым фраза всегда предшествует слову, приводит наблюдения этнографов о туземцах Либерии, которые не знают, что их язык состоит из слов, т. к. для них сознаваемая единица языка — это не слово, а фраза.

Характеризуя психику маленького ребенка, Пиаже говорит о трех видах синкретизма — о синкретизме восприятия, понимания и рассуждения.

Проявления синкретизма восприятия Пиаже иллюстрирует на примере известных наблюдений Клапареда над ребенком, который, не зная букв и не умея читать, прекрасно узнавал стихотворения в своей детской книге. Суть этой способности, считает Пиаже, в том, что для ребенка каждая страница в книге — это неповторимое целое и для узнавания страниц используются соответствующие схемы целого.

Синкретизм понимания подробно анализируется Пиаже на основе результатов эксперимента, в котором детям от 8 до 11 лет предъявляли 10 пословиц и просили подобрать к каждой подходящую к ней по смыслу фразу из 12 данных экспериментатором. Выбор подходящих фраз часто был совершенно нелепым и абсурдным с точки зрения взрослого. Однако тонкий психологический анализ с опорой на понятие о неотчетливых смутных схемах целого позволил Пиаже в большой мере прояснить его причины и механизмы, показать неслучайность выбора и не отсутствие вообще какого-либо смысла в подборе к пословице подходящей фразы, но именно господство в познании детей смутных схем целого с неотчетливым различением деталей.

Так, например, ребенок 8 л. 8 м. к пословице «Когда кошки уходят, мыши танцуют» выбирает как выражающую ту же мысль фразу «Некоторые люди много суетятся, но ничего не делают». Согласно проницательному рассуждению Пиаже, это происходит потому, что слова «когда кошки уходят» сливаются в сознании ребенка со словами «некоторые люди ничего не делают» из-за общего глобального впечатления о бездействии, а слова «мыши танцуют» уподобляются словам «некоторые люди много суетятся» на основе противоположного первому смутного глобального впечатления об активной деятельности.

Другой пример. Ребенок 10 л. к пословице «Из угольного мешка не выходит белой пыли» подбирает фразу «Те, кто тратит даром свое время, плохо заботятся о своих детях». Объяснение ребенка приоткрывает причину такого выбора. Ребенок говорит, что те, кто плохо заботятся о своих детях, их не моют и дети становятся черными, как уголь. Видно,

162

пишет Пиаже, что из всей пословицы ребенок удержал лишь смутную ее схему, которая свелась к образу черного угля, который не может стать белым. Эту схему он целиком, не анализируя, перенес на одну из фраз в силу чего увидел в ней черных, как уголь, детей, которых не моют их нерадивые родители.

Приведенные примеры и другие аналогичные случаи свидетельствуют о том, пишет Пиаже, что понимание целого предшествует анализу деталей. Вместе с тем именно синкретизм позволяет ребенку так или иначе понимать фразы взрослых, хотя он может не знать значения многих составляющих слов. И хотя синкретизм может вести к огромным заблуждениям, как это видно из приведенных примеров, все же только на его основе идет развитие все более точного понимания смысла речи путем все большего аналитического ее расчленения.

Синкретизм рассуждения рассматривается Пиаже на основе результатов изучения понимания детьми причинности, союзов причинности (потому что) и использования ими причинных объяснений. Выяснилось, что дети до 7—8 лет смешивают связи причинности и простой последовательности, что союз «потому что» еще не обозначает способа выражения отношения причины и следствия, но выражает связь более расплывчатую, недифференцированную, которую следовало бы назвать «связью соположения». Наряду с этим ребенок еще не умеет различать понятие о вещи и саму вещь, а сами вещи в свою очередь еще не составляют отдельной области, а остаются «проникнутыми» намерениями и целями. В силу всех названных причин ребенок в своих рассуждениях смешивает, не различает логическое оправдание существования чего-либо от причинного объяснения. Это и есть синкретизм рассуждения, который исчезает только тогда, когда ребенок после 7—8 лет начинает отделять мысли от вещей, различать мысли и вещи, а логическое оправдание от причинного объяснения.

Наряду с синкретизмом Пиаже описывает другие виды недифференцированности, характеризующие особенности познавательной сферы детей. Один из них выявляется при изучении понимания терминов, характеризующих семейные отношения. В одном из экспериментов детям от 9 до 12 лет предъявляли следующее предложение: «У меня три брата — Поль, Эрнест и я сам». (В случае, если испытуемой была девочка, предложение звучало иначе: «У меня три сестры — Полин, Жанна и я сама»). Только 30% детей сумели обнаружить абсурдность этого предложения. В следующем эксперименте детей в возрасте от 4 до 12 лет просили ответить на ряд вопросов, таких как, например:

1. У Эрнеста три брата: Поль, Анри и Шарль. Сколько братьев у Поля? У Анри? У Шарля? А сколько всего братьев в этой семье?

2. В одной семье три брата: Огюст, Альфред и Раймон. Сколько братьев у Огюста? У Альфреда? У Раймона?

163

Эти вопросы вызывали большие трудности у детей.

По мнению Пиаже, для правильного ответа на предложенные вопросы во всех приведенных случаях необходимо различать две точки зрения: точку зрения на «брата» (или «сестру») как на некоторый класс, имеющий своих членов (в семье столько-то братьев), и точку зрения на «брата» («сестру») как на отношение между индивидами. Иначе говоря, имеются два близких, но разных значения слов «брат» и «сестра». Одно относится к определенному классу родственников, а второе — к определенному отношению между ними. И все неправильные ответы, которые дали испытуемые, свидетельствуют о недифференцированности этих двух точек зрения или этих двух близких значений слов.

Постепенное высвобождение, дифференциация пространственных отношений от включающего их контекста прослежена Пиаже на примере понимания детьми отношений «правое» и «левое».

На первой стадии (5—8 лет) ребенок может правильно определить свои собственные правую и левую руки, но не может показать, где правая и левая рука у экспериментатора, который стоит лицом к нему. Т. о. отношения еще неразрывно связаны только с его собственным телом. На второй стадии ребенок освобождает эти отношения от фиксированной связи со своей собственной точкой зрения (или со своим собственным телом) и может показать правую и левую руки у человека, стоящего к нему лицом. Но если такому ребенку показывают стоящие в ряд три предмета A, B и C, то он, правильно говоря, что A «слева», C «справа», а B «посередине», еще не улавливает, что B находится справа по отношению к A и слева по отношению к C. Только на последней стадии развития, когда это становится возможным, отношения «справа» и «слева» воспринимаются, согласно Пиаже, как чистые отношения, полностью освобожденные от каких-либо фиксированных позиций связывающих их объектов.

При обсуждении и критическом анализе работ Пиаже широко применяемые им понятия синкретизма и недифференцированности обычно привлекают меньше внимания, чем понятие эгоцентризма. Это понятие, выражающее неспособность встать на точку зрения другого, считается более всеобъемлющим и базисным, чем первые два. Действительно, сам Пиаже был склонен выводить многие особенности детской психики, и в первую очередь синкретизм, из ее эгоцентризма. Однако уже в одной из ранних работ Пиаже делает знаменательное замечание, которое приводит Флейвелл: «Мы стремились проследить связь большинства особенностей детской логики с эгоцентризмом, хотя о многих из них можно было бы с полным правом сказать, что их наличие объясняет эгоцентризм» (Д. Флейвелл, 1967, с. 354). То есть можно считать, что синкретизм объясняет эгоцентризм, а не наоборот.

164

В более поздних работах Пиаже широко употребляемое им понятие эгоцентризма было подвергнуто определенному пересмотру и сужению. Эгоцентризм стал рассматриваться как слитость объективно существующих отношений между предметами с представлениями о собственной деятельности и как неотдифференцированность себя от группы или смешение собственной точки зрения с точкой зрения других (Л. И. Анцыферова, 1974). Т. о. эгоцентризм оказывается на деле более узким понятием, чем синкретизм и недифференцированность, одним из их видов, когда речь идет о недостаточной разделенности в познании свойств объектов и самого себя или самого себя и группы.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 |

При использовании материала ссылка на сайт Конспекта.Нет обязательна! (0.05 сек.)